Чей хлеб есть будем?
18:47 26 февраля, 2015
1 000
трактор

Чем звонче звенит капель в южных регионах страны и сильнее пригревает солнце в последние дни уходящей зимы, тем с большей тревогой прислушиваются селяне вместе со всеми казахстанцами к антикризисным вестям
из Астаны.

Тулеген АСКАРОВ

Как обухом по голове
Ведь там, представляя в мажилисе срочные корректировки в бюджет, министры национальной экономики, финансов, инвестиций и развития хором убеждали депутатов в том, насколько все теперь плохо в нашей экономике. Вполне приличный прогноз увеличения ВВП на 4,8% в этом году, который делался правительством совсем недавно, теперь снижен более чем втрое до 1,5%. В промышленности и вовсе ожидается спад на 0,3%, вместо ожидавшихся 1,4%. Причина столь выраженного оптимизма проста — базовый сценарий развития экономики, которого теперь придерживается правительство, предполагает снижение цены на нефть с $80 за баррель до $50 в 2015-2017 годах.
Расходы республиканского бюджета на этот год уменьшаются на 610,7 млрд тенге, хотя его утверждали всего лишь несколько месяцев тому назад. Из 101 млрд тенге, выделяемых из Нацио-
нального фонда на новые антикризисные меры, на поддержку сельского хозяйства пойдет только 20 млрд тенге. В Национальной палате предпринимателей уже забили тревогу по поводу сокращения наполовину объема субсидий для аграриев, заявленного ранее государством. Речь идет о сумме в 40 млрд тенге, на которую Минсельхозом была подготовлена бюджетная заявка для дополнительного выделения субсидий. Таким образом, по этой линии село недополучит 20 млрд тенге.
Несет село и другие финансовые потери. Согласно экспертному заключению НПП, госпрограмма «Агробизнес-2020» в 2013-2015 годах недофинансирована на сумму более 250 млрд тенге — это почти треть от заявленных объемов. При этом по уровню господдержки наш аграрно-промышленный комплекс значительно отстает от России и Беларуси, что и проявляется на прилавках супермаркетов и базаров.
Не лучшим образом обстоят дела и в национальном управляющем холдинге «КазАгро», в состав которого входит целая группа АО — «Продкорпорация», «КазАгроПродукт»,
«КазАгроФинанс», «Аграрная кредитная корпорация», «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», «КазАгроГарант» и «КазАгроМаркетинг». В «КазАгро» уже объявили о снижении своих административных расходов на 12% и сокращении персонала. Между тем сейчас у «КазАгро» началась страдная финансовая пора — ведь нацхолдингом заключаются договоры в рамках кредитования новых проектов на селе, включая и проведение весенне-полевых работ.
Весь этот поток информационного финансового негатива вряд ли настраивает фермеров, засучив рукава, браться за посевную. Если у государства нет денег, а на дворе — кризис, то кто и на что будет покупать продукцию с полей, садов и огородов? Да и как сеяться без денег — ведь с оборотным капиталом у селян всегда было туго, поскольку природа не каждый год одаривает их богатым урожаем, который к тому же непросто продать. Дизтопливо и техника для снегозадержания ранней весной, без чего в засушливых наших степях всходам не хватит влаги, и последующей вспашки почвы, семена и удобрения для посевной закупаются в основном в кредит. При этом банкиры морщатся, когда в залог предлагаются земля и скот, не говоря уже о будущем урожае. А уж когда субсидии аграриям срезаются наполовину, то двери в банки для них точно закроются.

Деньги-то есть, и немалые!
Между тем «сельхозка» по значимости для экономики страны далеко не последняя отрасль. В урожайные годы, как это было в 2011 году, ее доля в ВВП поднимается до 5%, лишь немногим уступая строительству и значительно превосходя финансовую и страховую деятельность. Поэтому в годы, когда нефть дешевеет и добывающая отрасль «проседает», неминуемо снижая темпы роста ВВП и промышленности, а затем и сферы услуг, правительству нужно максимально поддерживать сельское хозяйство, чтобы за счет его подъема смягчить последствия кризиса и заодно обеспечивать народ дешевым продовольствием. А для этого надо не лишать аграриев субсидий, а напротив, сохранять их финансовую господдержку, по возможности даже наращивая ее, что, кстати, вполне укладывается в контрцикличный подход к управлению экономикой, провозглашенный в послании «Нурлы Жол».
Где взять деньги, когда урезаются бюджетные расходы, — вопрос риторический. Достаточно лишь пройтись по росписи средств Нацфонда, представленной в парламент правительством, чтобы сразу же найти источники средств для села. К примеру, с какой стати выделять 20 млрд тенге на поддержку отечественного автопрома, если более дешевые автомобили десятками тысяч приобретаются казахстанцами в соседней России? Так ли уж важно сейчас потратить 10 млрд тенге на выпуск вертолетов, 5 млрд тенге — на производство пассажирских вагонов, если в кризис люди меньше ездят на поездах и летают? Зачем тратить 35 млрд тенге на поддержку экспортеров, если лучший способ помочь им — это девальвировать тенге? А для чего нужно спешить с запуском фонда гарантирования долевых вкладов, требующего 5 млрд тенге в этом году и 10 млрд тенге — в следующем? И с какой стати все 250 млрд тенге, предусмотренные на дополнительную капитализацию АО «Фонд проблемных кредитов», отдавать в резерв правительства вместо того, чтобы часть этой суммы направить на субсидирование посевной?
Но и помимо денег Нацфонда, можно найти немало источников средств в казне для поддержки села. Всемирная выставка ЭКСПО-2017 и Универсиада-2017 особо не пострадают, если провести их в экономном формате, то же самое относится к планируемым торжествам и юбилеям государственного масштаба. В крайнем случае, можно даже снять заявку на проведение зимней Олимпиады-2022, если нашей экономике и в самом деле так тяжело. Свои резервы, как выясняется, есть и у акимов, которых недавно упрекнули в том, что они мало дают денег на бокс, поскольку увлекаются больше финансовой поддержкой футбола. На самом же деле главным приоритетом для них должно быть развитие аграрного сектора — ведь богатое, ухоженное село, как это было доказано в советские времена, служит отличным источником чемпионов и рекордсменов, что и не удивительно — ведь они вырастают на здоровом питании и свежем воздухе.
Бедные же и заброшенные села — головная боль для любой страны, не говоря уже о столь юном государстве, как наше. Если там нет работы, царит разруха и безработица, то как обеспечить продовольственную безопасность страны и чем занимать молодых специалистов, заканчивающих вузы? Утешать себя тем, что дешевле питаться импортными белорусскими колбасами и российской «молочкой», ссылаясь на преимущества Таможенного союза, можно только в теории. Ведь на деле наши оптовики и ритейлеры особого снижения цен не допускают, да и иностранные производители только на первых порах демпингуют, чтобы потом повысить цены на свою продукцию. Так что если сегодня правительство не желает кормить свою «армию» аграриев, то завтра нам всем придется кормить чужую.