28 июня 2017 1:20

Гражданско-правовая ответственность государства по законодательству Литвы

Гражданско-правовая ответственность государства по законодательству Литвы

Валентинас Микеленас

(Valentinas Mikelėnas)

Профессор кафедры Частного права Юридического факультета Вильнюсского университета

Академик Академии наук Литвы

 

 В конце мая в Алматы состоялась Международная научно-практическая конференция «Внедоговорные обязательства», посвященная 25-летию установления дипломатических отношений между Германией и Казахстаном, а также 25-летию Каспийского университета и 25-летию Юридической фирмы «Зангер» Организаторы конференции Научно-исследовательский институт частного права Каспийского университета. Его организаторами стали Германское общество по международному сотрудничеству (GIZ), Юридическая фирма «Зангер» и Казахстанский Международный Арбитраж.

Предлагаем Вашему вниманию доклады, прозвучавшие в ходе конференции.

Введение

 

Современное государство осуществляет самые различные функции. Традиционно сфера деятельности государства подразделяется на две группы. Во-первых, государство является участником самых различных правоотношений, регулируемых частным правом. В таких случаях оно действует на равных началах с другими участниками гражданских правоотношений, т.е. государство осуществляет так называемые acta jure gestionis действия (ст. 2.36 ГК Литвы). Во- вторых государство, являясь субъектом публичной власти, осуществляет свои властные полномочия в областях законотворчества, государственного управления, правосудия и других областях, регулируемых публичным правом. В таких случаях оно осуществляет так называемые аcta jure imperii действия. Хотя во второй половине XX века и в начале XXI века многие государства отказались от иммунитета в области причинения вреда, а также появились и международные документы в этой области1, вопрос об ответственности государства за причинённый вред остаётся сложным. Существует не только различные взгляды на правовую природу такой ответственности - гражданская или публичная2, но и по многим другим вопросам, включая самый существенный вопрос - быть или не быть ответственности государства вообще3. Сложность проблемы подтверждает и тот факт, что существующие инициативы гармонизации и унификации права данный вопрос исключают из повестки дня. Например, ст. 7: 103 Проекта общих принципов частного прав Европейского Союза предусматривает, что этот документ не применяется в тех случаях, когда ущерб был нанесен при осуществлении государственных функций4. Аналогично решён вопрос и в Принципах Европейского деликтного права5. Целью настоящей статьи является анализ развития законодательства Литвы в области деликатной (внедоговорной) ответственностигосударства за причинённый вред, а также проблемных аспектов его применения в судебной практике6.

 

  1. Правовые акты, регулирующие ответственность государства за причинённый вред

 

После восстановления 11 марта 1990 г. Независимости, в Литве ещё некоторое время применялся ГК 1964 г. Статья 485 данного ГК предусматривала гражданскую ответственность государства за вред, причинённый в области административного управления, а ст. 486 - в области уголовного и административного процесса. Однако обе статьи предусматривали, что в таких случаях вред возмещается в порядке, предусмотренном в законе. Но никаких специальных законов в этой области не было, поэтому применялись общие правила деликатной ответственности.

В 1992 г. была принята Конституция Литвы, ст. 30 которой закрепило общее право на возмещение имущественного и неимущественного вреда. Соответственно в 1994 г. ст. 485 ГК 1964 г. была дополнена положениями о праве на возмещение неимущественного вреда. В 1997 г. и ст. 486 ГК 1964 г. была дополнена положениями о праве на возмещение неимущественного вреда, причинённого в области публичного управления, в размере от 300 до 5000 литов1.

4 ноября 1997 г. был принят специальный закон о возмещении вреда, причинённого незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, который детализировал ст. 486 ГК 1964 г.2 Данный закон утратил силу в 2002 г. в связи с введением в действие нового ГК 2000 г. В место этого закона 21 мая 2002 г. был принят закон, устанавливающий порядок возмещения вреда, причинённого незаконными действиями органов власти в внесудебном порядке3. Данный закон также определяет порядок накопления средств в госбюджете для этих нужд, а также условия осуществления права регресса государства и особенности представительства государства.

18 июля 2000 был принят новый ГК Литвы (вступил в действие с 1 июля 2001 г.). В новом ГК есть четыре статьи, регулирующие ответственность государства. Ст. 2.36 ГК устанавливает правовой статус государства и самоуправлений в гражданских правоотношениях; ст. 6.271 устанавливает ответственность государства и самоуправлений в области публичного управления; ст. 6.272 устанавливает ответственность государства в области осуществления правоохранительной деятельности и правосудия; ст. 6.273 посвящена вопросам представительства государства и самоуправлений.

30 июня 2005 г. был принят Закон о компенсации вреда, причинённого насильственными преступлениями4. Этот закон реализовал директиву Совета Европейского Союза о компенсации ущерба жертвам преступлений.

С 1 мая 2004 г. Литва является членом Европейского Союза, поэтому вопросы ответственности государства регулируются соответственно и правом Евросоюза.

Количество дел о возмещении ущерба, причинённого незаконными действиями органов власти, постоянно растёт. По данным Национальной администрации судов, суды общей компетенции в 2005 г. рассмотрели 79; в 2006 г. - 86; в 2007 г. - 73; в 2008 г. - 83; в 2009 г. - 78; в 2010 г. - 94; в 2011 г. - 96; в 2012 г. - 228; в 2013 г. - 180; в 2014 г.- 168; в 2015 г. - 178; в 2016 - 166 таких гражданских дел.5 Количество дел о возмещении ущерба, причинённого незаконными действиями органов власти, которые подсудны административным судам, ещё больше. Например, в 2016 г. административные суды рассмотрели 4762, в 2015 г. - 4752, в 2014 г. - 2001 дело о возмещении вреда, причинённого незаконными действиями органов власти в области публичного администрирования1. Соответственно растёт и суммы, выплачиваемые из государственного бюджета для возмещения причинённого ущерба. В отчёте Государственного контроля от 19 сентября 2016 отмечено, что в 2013 г. было выплачено 600 333 евров, в 2014 г. - 1 018 500 евро, а в 2015 г. - 2 864 600 евро2.

  1. Деликатная ответственность государства в сфере, регламентируемой частным правом

 

Ст. 2.36 ГК 2000 г. Литвы устанавливает, что государство, самоуправления и их учреждения участвуют в гражданских правоотношениях на равных основаниях, как и другие участники этих отношений. Это означает, что деликатная (внедоговорная) ответственность государства основывается на общих нормах гражданского права. Государство, самоуправления являются собственником различного имущества, поэтому чаще всего деликатная ответственность государства возникает из-за ненадлежащего исполнения обязанностей собственника по поводу надзора (ремонта, содержания, присмотра и т, д,) за соответствующей вещью. Например, государство является собственником диких животных. Поэтому государство несет ответственность за ущерб, причиненный в результате дорожного происшествия, которое произошло из-за столкновения автомобиля с диким животным. Однако в таких случаях деликатная ответственность государства возникает не на основании ст. 6.267 ГК, которая устанавливает ответственность без вины собственника животных за вред, причинённый животными. В таких случаях применяется общая норма ст. 6.263, которая устанавливает виновную ответственность. Поэтому государство несет ответственность, если не будет доказано, что были приняты все необходимые меры, направленные на предотвращение подобных столкновений - поставлены предупредительные знаки, дорожные ограждения и тому подобные меры предосторожности3.

Государство также является собственником различных зданий, сооружений, дорог и других различных объектов. Поэтому государство, как собственник, на основе ст. 6.266 ГК несёт ответственность без вины за вред, причинённый дефектами этих объектов. Например, собственник незакрытого противопожарного резервуара отвечает без вины, если в незакрытом резервуаре утопает человек4.

Если ущерб причинен не из-за дефектов здания или иного объекта, а из-за ненадлежащего ухода (эксплуатации) за ним, то применяется общая норма - ст. 6.263 ГК, устанавливающая виновную ответственность. Например, государству на праве собственности в городе Каунасе принадлежит форт (Каунасская крепость), построенный ещё в XIX веке. Хотя форт является памятником культуры, государство не обеспечило надлежащего присмотра за ним и его территорией. Поэтому в форт и на его территорию мог попасть кто угодно. Неустановленные лица на территории форта оставили самодельное взрывчатое устройство. Во время школьной экскурсии девятилетняя ученица случайно наступила на это устройство и взрыв оторвал ей часть ноги. Суд присудил с государства девочке 200 000 литов для возмещения неимущественного вреда, а её родителям - 18 323 литов для возмещения имущественного вреда и по 40 000 литов каждому для возмещения неимущественного вреда5.

Дела о возмещении ущерба, причинённого государством в области гражданских правоотношений, подсудны не административным, а судам общей компетенции.

 

  1. Деликатная ответственность государства в сфере, регулируемой публичным правом

 

Гражданскую ответственность государства в областях, регулируемых публичным правом, т.е. за действия аcta jure imperii, устанавливает две специальные статьи ГК - 6.271 и 6.272. Деятельность государства в сфере, регулируемой публичным правом, обычно подразделяется на три блока - законотворчество (деятельность законодательной власти), публичное администрирование или государственное управление (деятельность исполнительной власти) и правосудие (деятельность судов и правоохранительных органов). Далее отдельно рассматривается особенности гражданской ответственности государства во всех этих трёх областей.

 

  1. Законотворческая сфера

 

Статья 6.271 ГК устанавливает, что ущерб, причиненный незаконными актами институций государственной власти, возмещается из средств государственного бюджета независимо от вины конкретного государственного служащего. Таким образом, ГК устанавливает так называемую „строгую„ ответственность государства, т.е. ответственность без вины. Часть 2 ст. 6.271 ГК даёт определение термина „институция власти». Согласно этой норме

термин «институция власти» означает любое юридическое лицо публичного права, (государственная или муниципальная институция, должностное лицо, государственный служащий или иной работник этих институций). Часть 3 ст. 6.271 ГК устанавливает, что термин «акт институции власти» означает любое действие или бездействие институции власти или её служащего, которое непосредственно затрагивает права, свободы и интересы лиц, т.е. правовые и индивидуальные акты, административные акты, физические акты и т.д., за исключением судебных решений, решений и постановлений, так как ответственность государств в области правосудия устанавливается ст. 6.272 ГК.

Согласно ч. 4 ст. 6271 ГК гражданская ответственность государств наступает, если сотрудники институций власти не действовали так, как институции власти и их сотрудники в соответствии с законодательством были обязаны действовать. Так как обязательным условием гражданской ответственности является незаконность действий ответчика, проблема ответственности государства в законотворческой сфере состоит в том, что признать действия Парламента или Правительства Литвы незаконными в области правотворчества вправе лишь Конституционный Суд Литвы (ст. 102 Конституции Литвы). Если закон не признан противоречившим Конституции, а постановление Правительства не признано противоречившим Конституции или закону, то ни действия Парламента, ни действия Правительства не могут считаться незаконными. Например, в одно время Закон о воде разрешал строительство гидроэлектростанций на реке Неман. Одна компания начала проектирование такой гидроэлектростанции, потратила на разные проектные работы свыше полторы миллионов литов. Однако во время проектных работ Парламент принял поправки к этому закону, которые строительство таких объектов запретили. Компания обратилась в суд с требованием возместить ущерб, однако суд такое требование отклонил, указав, что изменения Закона о воде не признаны противоречившими Конституции1.

Во-вторых, постановления Конституционного Суда не имеют обратной силы. Это означает, что презумпция законности правого акта Парламента или Правительства опровергается только с момента вступления в законную силу постановления Конституционного Суда. Таким образом, незаконный правовой акт не должен применяться только на будущее, а до этого действовала презумпция законности правого акта (ст. 107 Конституции Литвы). Поэтому административные суды отказывают возместить ущерб даже в случае признания Конституционным Судом закона, противоречившим Конституции или постановления Правительства противоречившим Конституции или закону. Например, Конституционный Суд постановлением от 29 апреля 2009 г. признал противоречившим Конституции и Закону о природном газе постановление Правительства, но 743 от 19 июня 2001 г., которым Правительство урегулировало цены на газ1. После этого постановления Конституционного Суда один из поставщиков газа - компания Дуйотеканаобратилась в административный суд с требованием присудить ущерб в виде неполученных доходов. Тем не менее, административные суды отклонили это требование, заявив, что постановление Конституционного Суда действует только на будущее, а до этого действовала презумпции законности данного постановления Правительства2. Однако, ситуация может измениться в будущем, так как Конституционный Суд решением от 18 сентября 2015 г. разъяснил, что в исключительных случаях может возникнуть ситуации, когда закон будет признан неконституционной не на будущее, а ab initio3.

Гражданско-правовая ответственность государства в правотворческой сфере также может возникнуть в случае принятия национального правого акта, нарушающего международные обязательства Литвы. Например, если национальный правовой акт нарушает права человека, закрепленные Европейской конвенцией о правах и основных свободах человека и её протоколами. В 2004 г. Европейский суд по правам человека признал, что Литва Законом от 16 июля 1998 г. запретив бывшим сотрудникам КГБ СССР работать адвокатами и в других областях частного сектора, нарушила ст. 14 Европейской конвенцией о правах и основных свободах человека4.

Гражданская ответственность государства может возникнуть и из-за бездействия законодателя, то есть если законодатель не принимает законодательные акты, необходимые для реализации прав человека. Например, Европейский суд по правам человека признал, что Литва нарушила ст. 3 и ст. 8 Европейской конвенцией о правах и основных свободах человека, c 2000 г. не сумев принять специальный закон, регулирующий порядок реализации права на изменения пола, предусмотренного ст. 2.27 ГК5.

Гражданско-правовая ответственность Литвы в правотворческой сфере также может возникнуть в случае нарушения Литвой обязательств, вытекающих из-за членства в Европейском Союзе. Например, если правовой акт Европейского Союза (например, директива) предоставляет лицам определённые права, но Литва своевременно не принимает соответствующих мер для реализации положений этого акта в национальном праве и из-за этого лица не могут воспользоваться своими правами, гарантированными правом Евросоюза, то в этом случае они могут требовать возмещения ущерба от государства.6

  1. Сфера публичного управления

Синонимом термина „государственное управление» в Литве в настоящее время является термин „публичное администрирование». Понятие термина „публичное администрирование» даётся в ст. 2 Закона о публичном администрированием от 17 июня 1999 г.[1]1 Публичное администрирование определяется как законами и другими нормативными актами регулируемая деятельность государственных институций, направленная на реализацию законов и других нормативных актов, т.е. принятие административных решений, контроль за реализацией законов и административных решений, предоставление административных услуг, администрирование предоставления публичных услуг, а также внутреннее администрирование деятельности субъекта публичного администрирования. Иными словами, публичное администрирование означает всякую деятельность любого органа исполнительной власти.

Как уже отмечалось, необходимым условием гражданско-правовой ответственности государства является незаконность действий её институций или должностных лиц. В Литве кроме судов общей компетенции действуют и административные суды, которые рассматривают жалобы на незаконные действия институций публичного администрирования. Поэтому и дела о возмещении ущерба в области публичного администрирования подсудны административным судам. Таким образом нормы ГК о гражданской ответственности применяются как судами общей компетенции, так и административными судами. Это обстоятельство в некоторых случаях ведёт к различной интерпретации и применению тех же самих норм ГК, т.е. формируется различная практика применения норм ГК судами общей компетенции и административными судами. В некоторых случаях возникают даже споры о подсудности, то есть, какой суд должен рассматривать дело о возмещении ущерба - суд общей компетенции или административный суд, поскольку административный акт в некоторых случаях может быть признан незаконным и судом общей компетенции. Для решения споров о подсудности между судами общей компетенции и административными судами даже создана специальная судебная институция - коллегия о подсудности.

По данным Государственного контроля около 30 процентов всех присуждённых сумм в течении 2013-2015 г. составляют суммы, присуждённые заключённым из-за ненадлежащих условий содержания в местах лишения свободы2. Также немало дел о возмещении неимущественного вреда предъявляются лицами, временно задержанными органами полиции, из-за ненадлежащих условий в местах временного задержания. Административные суды в таких делах обычно присуждают от 100 до нескольких сот евро для возмещения неимущественного вреда3.

Другие сферы государственного управления, в которых также часто совершается незаконные действия органов власти - это планирование территорий и госнадзор за строительством, администрирование средств государственной помощи, организация и осуществление различных мер, связанных с землепользованием, лицензирование хозяйственной деятельности. Например, в 2015 г. суд присудил одной компании 4 997 800 литов во возмещении ущерба. Такой ущерб возник из-за того, что компания, получив все необходимые документы на строительство, построила в курортной зоне яхт-клуб и ресторан. Однако позже все административные акты - разрешение на строительство, детальный план и т.д. были судами признаны незаконными, и компания должна была сносить все здания, как самовольные строения4.

Ответственность государства также возникает из-за ненадлежащего осуществления надзорных и контрольных функций различными государственными институциями. Например, в настоящее время судами первой инстанции рассматриваются два дела о возмещении ущерба, возбуждены вкладчиками и инвесторами двух обанкротившихся банков, в которых истцы доказывают, что причиной банкротства обеих банков был ненадлежащий надзор Центрального банка Литвы за деятельностью коммерческих банков.

Верховный Суд Литвы также разъяснил, что государство несет ответственность за ущерб, если оно не может обеспечить, что лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, не имели возможности пользоваться мобильными телефонами в местах лишения свободы (так называемое дело „телефонных аферистов», когда заключённые позвонили по мобильному телефону престарелому лицу и ложно информировали его об инциденте с родственником абонента и таким образом выманили из престарелого лица деньги)1.

В начале 2017 г. возбуждено дело о возмещении неимущественного ущерба (сумма иска - 4 миллиона евро) родными сожжённой девушки. Государство в этом деле обвиняется в том, что сотрудники Центра общей помощи не смогли идентифицировать место нахождения звонившего по мобильному телефону абонента. Двое преступников похитили на автобусной остановке девушку, её изнасиловали, бросили в багажник автомобиля и некоторое время возили. Девушка сумела два раза из багажника позвонить с мобильного телефона по номеру 112 и сообщить, что её похитили, но сотрудники Центра общей помощи не сумели установить место её нахождения. Преступники сожгли автомобиль вместе с девушкой2.

Одной из проблем при рассмотрении этих дел является порядок признания действия государственных институции незаконными. Дело в том, что ст. 28 и 29 Закона о судопроизводстве административных дел устанавливает месячный срок для обращения в административный суд с жалобой на незаконные действия государственных институций и должностных лиц. Между тем, ст. 1.125 ГК предусматривает 3-летний срок исковой давности для требований о возмещении вреда. Таким образом, возникает вопрос, должен ли потерпевший сначала в течение одного месяца обратиться с жалобой в административный суд с просьбой о признании действий государственной институции незаконными, и в случае выигрыша дела начать новое дело о возмещении ущерба? В таком случае решение суда о признании действий государственной институции незаконными будет иметь преюдициальное значение в деле о возмещении вреда и потерпевшему уже не надо будет доказывать незаконность действий государственной институции, как условие гражданской ответственности государства. Или возможен другой вариант - потерпевший вправе обратиться в суд с требованием о возмещении ущерба в течении 3 лет и доказывать незаконность действий государственной институции только в деле о возмещении вреда? К сожалению, практика административных судов по этому вопросу не едина - есть решения, которые поддерживают вторую позицию, но есть и противоположные решения3.

Также дискуссионным остаётся вопрос о том, насколько суды вправе оценивать право дискреции органов управления и меры реализации дискреции. Есть решения административных судов в которых указывается, что даже в случае реализации права дискреции институции власти и должностные лица должны соблюдать общую обязанность осторожности и заботливости. Поэтому их действия могут быть признаны незаконными и в случае нарушения этой обязанности4. Но есть и решения в которых признаётся, что незаконность действий может быть констатирована только при доказанности нарушения конкретной нормы, а не общей обязанности осторожности и заботливости5.

  1. Правоохранительная сфера и сфера осуществления правосудия

Ответственность государства в сферах деятельности органов досудебного следствия, прокуратуры и судов регулируется ст. 6.272 ГК. Такие дела подсудны судам общей компетенции, за несколькими исключениями1. Эта статья ГК в свою очередь устанавливает два варианта ответственности государства. Во-первых, в области уголовного и административного процесса установлена „строгая» ответственность государства, т.е. ответственность государства возникает независимо от вины должностных лиц органов досудебного следствия, прокуратуры и судов. Во-вторых, в области гражданского процесса установлена „виновная» ответственность государства, т.е. ответственность государства в этой области возникает только в случаях виновных действий (бездействия) судей или иных должностных лиц суда. Такое различное регулирование объясняется большей сложностью гражданских дел, чем уголовных и административных, а также характером нарушаемых прав. Например, в уголовном и административном процессах обычно нарушаются такие права как право на свободу, право на жизнь, право на здоровье. Кроме того, инициатором уголовного и административного преследования является государство. Однако надо иметь в виду что ст. 6.248 ГК устанавливает презумпцию вины причинителя вреда. Поэтому разница состоит только в том, что в первом случае государство не может защищаться аргументом невиновности своих должностных лиц, а во втором - может использовать такой аргумент.

В области уголовного и административного процесса ответственность государства чаще всего возникает за незаконное осуждение, незаконное временное задержание, незаконное предварительное заключение, незаконный арест, незаконное применение других процессуальных мер пресечения, необоснованно длительное досудебного расследование, необоснованно длительное рассмотрение уголовного или административного дела в суде. Например, суд присудил 15 000 литов для возмещения имущественного вреда и 15 000 литов для возмещения неимущественного вреда истцу, уголовное дело которого рассматривалось 5 лет и закончилось прекращением дела из-за истечения срока давности2.

Верховный Суд разъяснил, что оправдательный приговор автоматически не даёт права на возмещение вреда. В таких случаях суд, рассматривающий гражданское дело, должен оценивать, были ли достаточные основания для начала досудебного следствия, действия должностных лиц органов досудебного следствия, сроки проведения досудебного следствия, процедуру и сроки рассмотрения уголовного дела в суде и другие важные для дела обстоятельства3.

В судебной практике актуальным является вопрос о порядке констатации незаконности действий суда, органов прокуратуры и досудебного следствия. Должны ли сначала они быть признаны незаконными в порядке уголовного процесса или этот факт может констатировать суд, рассматривающий гражданское дело? Например, в одном гражданском деле Верховный Суд констатировал, что суд в гражданском деле о возмещении вреда может прийти к выводу, что предварительное заключение длилось необоснованно длительное время даже в том случае, если продление заключения было обжаловано в порядке уголовного процесса, но суд отклонил жалобу заключённого.4 Однако данная позиция не имеет всеобщей поддержки.

В сфере гражданского судопроизводства государство отвечает только в случае вины судьи или иного должностного лица суда, например, секретаря судебного заседания. Вина судьи обычно устанавливается вышестоящей судебной инстанцией при рассмотрении гражданского дела в апелляционном или кассационном процессе. Также вина судьи может быть установлена при рассмотрении дела об дисциплинарной или уголовной ответственности судьи. Например, судья была уволена за различные нарушения материального права, из-за которых гражданин утратил возможность реализовать право наследства на квартиру своих умерших родителей. Против судьи также было начато досудебное расследование, однако оно было прекращено из-за срока давности. Суд констатировал вину бывшей судьи и присудил с государства 56 982 евро - рыночную стоимость квартиры1.

При рассмотрении подобных дел суды также оценивают действия истца и при установлении и вины самого истца размер, присуждаемых для возмещения ущерба сумм, уменьшается2.

Ответственность государства также может возникнуть из-за ошибочного применения судами права Европейского Союза. Юридическим основанием ответственности государства в этой области является прецедентное право Европейского Суда Правосудия3. Согласно практикеЕвропейского Суда Правосудия, для наступления ответственности государства необходимы три условия. Во-первых, нарушенная норма права Европейского Союза предоставило лицу определённое субъектное право, например, право свободного передвижения. Во-вторых, нарушение должно быть достаточно серьёзным, существенным, т.е. суд сделал очевидную и неоправданную правовую ошибку, например, национальный суд проигнорировал практикуЕвропейского Суда Правосудия. В-третьих, существует прямая причинная связь между нарушением и ущербом. Таким образом, ответственность государства в этой области наступает без вины судей. Такая новелла практики Европейского Суда Правосудия была воспринята в Европейском Союзе неоднозначно. Некоторые авторы, особенно в Великобритании, критикует эту практикуЕвропейского Суда Правосудия, поскольку она противоречит принципам res iudicata и stare decisis, нарушает независимость судов, их авторитет и репутацию4. В Литве пока не создан механизм реализации этих прецедентов Европейского Суда Правосудия. Проблема состоит в том, что если дело было рассмотрено всеми национальными судебными инстанциями, включая Верховный Суд, который не обратился в Европейский Суд Правосудия с просьбой принять преюдициальное решение, то все решения национальных судов считается вступившими в законную силу и окончательными. Поэтому они не могут считаться незаконными. Доказать их незаконность возможно лишь в случае их отмены путём возобновления процесса. Именно такая процедура существует для исправления судебных ошибок в случае признания Европейским Судом по правам человека факта нарушения Европейской конвенции по правам человека. Согласно ст. 366 ГПК Литвы в таких случаях сторона дела вправе обратиться в Верховный Суд Литвы и просить возобновить процесс и отменить предыдущие решения как незаконные.

По данным Государственного контроля суммы, присуждённые в течении 2013-2015 г. из-за незаконных действий судов, прокуратуры и следственных органов в области уголовного процесса, составило 21 процент всех присуждённых сумм5.

  1. Право регресса государства

 

Согласно ч. 4 ст. 6.272 ГК Литвы, государство, возместив ущерб, приобретает право регресса требовать выплаченных сумм с ответственных за ущерб своих должностных лиц. Однако право регресса государства ограничивается отдельными законами. Так, ст. 33 Закона о государственной службе от 8 июля 1999 г. устанавливает, что государство в таких случаях не может взыскать с чиновника свыше 9 средних месячных должностных окладов. Однако это ограничение не применяется в случае вины чиновника, причинившего вред, в виде умысла. В таком случае чиновник отвечает в полном объёме1.

Согласно ч. 8 ст. 47 Закона о судах от 31 мая 1994 г., право регресса государства по отношению к судьям возникает только в случаях, если вред был причинён преступными действиями судей2, которые, разумеется, могут быть констатированы только обвинительным приговором.

По данным Государственного контроля, право регресса государства реализуется неэффективно. Например, в течение 2013-2015 гг. Министерство юстиции Литвы выплатило 4,2 миллионов евро для возмещения вреда, причинённого в сфере, за которое отвечает Министерство юстиции. Однако в порядке регресса было взыскано только 3,4 тысяч евро (или 0,08 процентов выплаченных сумм). В течение 2013-2015 гг. только в сфере уголовного процесса было выплачено 370 тысяч евро, однако регрессных исков должностным лицам в этой области совсем не было предъявлено.3

Выводы

 

Эффективная система гражданско-правовой ответственности государства позволяет не только возместить вред конкретному потерпевшему лицу и таким образом обеспечить социальную солидарность. Частота применения гражданско-правовой ответственности государства также является своеобразным индикатором качества деятельности всех государственных учреждений. Институт гражданско-правовой ответственности государства также стимулирует более качественное исполнение функций публичной администрации. А это в свою очередь повышает доверие общества к всему государственному аппарату. Институт гражданской-правовой ответственности государства также выполняет и воспитательную функцию. Если гражданин сознаёт, что ущерб, причинённый ему незаконными действиями или бездействием чиновников будет возмещён из госбюджета, то вероятно, что гражданин сам воздержится от противоправных действий, например, дачи взятки, произвола, самоуправства и так далее. Однако возможна и противоположная ситуация - широкое применение гражданско-правовой ответственности государства может способствовать безответственность частных лиц, их нежелание заботиться о своих делах, т.е. иждивенческий образ жизни.

С другой стороны, сфера применения гражданской ответственности государства расширяется. Этот процесс можно частично объяснить доктриной «глубокого кармана». Однако забывается, что судебное решение о присуждении возмещения ущерба с государства исполняется за счёт средств государственного бюджета, т.е. за счёт общественных средств. А это означает, что чем больше исков против государства будут удовлетворяться, тем меньше средств госбюджета останется для финансирования других общественных нужд.

Государство предоставляет целый ряд экономических, социальных услуг- образование, здравоохранение, надзор за различными сферами деятельности и т. д. Если частные лица не выполняют своих обязательств и из-за этого другим лицам причиняется ущерб, нет никаких сомнений в том, что такое частное лицо обязано отвечать за причинённый ущерб. Почему ситуация должна быть иной, если своих обязательств не исполняет государство (публичная власть)? Основная проблема состоит не в правовой, а в экономической сфере-неблагоприятные финансовые последствия непосредственно несёт не лицо, причинившее вред, а плательщики налогов. Таким образом, сегодняшний механизм гражданско-правовой ответственности государства является не чем иным, как ещё одним способом перераспределения средств госбюджета. Поэтому необходим целый ряд как правовых, так и экономических, организационных и других мер, направленных на повышение качества функционирования всего государственного аппарата.

 

 


1 См., например, Конвенция Европейского Совета об иммунитете государства от 16 мая 1972 г.и Конвенция ООН об юрисдикционном иммунитете государств и их имущества от 2 декабря 2004 г.

2 Cees van Dam. European Tort Law, 2n ed. Oxford: Oxford University Pres, 2013, p. 531-533. По поводу правовой природы ответственности государства в Литве большинство теоретиков, а также судебная практика придерживается мнения, что это гражданско-правовая ответственность.

3 О различных взглядах по поводу целесообразности существования ответственности государства см.: The Liability of Public Authorities in Comparative Perspective. Edited by Kent Oliphant. Cambridge: Intersentia, 2016; Dari-Mattiacci, Giuseppe, Garoupa, Nuno, Gómez-Pomar, Fernando. State Liability // European Review of Private Law, 2010, Vol. 4, p. 773-811

4 Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of Reference (DCFR). Munich, Sellier European Law Publishers, 2009, p.412.

5 European Group on Tort Law. Principles of European Tort Law. Text and Commentary. Vienna, Verlag Österreich, 2005, p. 25

6 Согласно Закону от 21 мая 2002 г. существует возможность возмещения ущерба,причинённого государством, в несудебном порядке путём заключения потерпевшим и Министерством юстиции мирового соглашения, однако этот порядок из-за ограниченного объёма статьи не рассматривается.

1 До введения евро 1 января 2015 г. официальный обменный курс был: 1 евро был равен 3.45280 лита

2 Žinios, 1997, Nr. 104-2618

3 Žinios, 2002, Nr. 56-2228

4 Žinios, 2005, Nr. 85-3140

5 Национальная администрация судов Литвы. Статистика// http://www.teismai.lt/lt/visuomenei-ir-ziniasklaidai/teismui-teikiamu-dokumentu-sablonai/200 [просмотрено 17-05-2017 ]

1 Национальная администрация судов Литвы//http://www.teismai.lt/data/public/uploads/2017/03/teismu_veiklos_apzvalga_2016.pdf [просмотрено 17-05-2017]

2 Государственный контроль Литвы Отчёты аудита//https://www.vkontrole.lt/audito_ataskaitos.aspx?tipas=2 [просмотрено 17-05-2017]

3 Определение Верховного Суда Литвы от 25 мая 2015 г. в гражданском деле, но 3K-3-330-706/2015

4 Определение Верховного Суда Литвы от 25 мая 2010 г. в гражданском деле, но 3K-3-238/2010

5 Определение Верховного Суда Литвы от 29 ноября 2012 г. в гражданском деле, но 3K-3-539/2012

1 Определение Верховного Суда Литвы от 8 июля 2008 г. в гражданском деле, но 3K-3-377/2008

2 Определение Высшего административного суда от 30 января 2012 г. в административном деле, но А146-69.2012

4 Решение Европейского суда по правам человека от 27 июля 2004 г. в деле K.Sidabras, J.Džiautas v. Lithuania

5 Решение Европейского суда по правам человека от 11 сентября 2007.г в деле L. v. Lithuania

6 См., напр. решение Европейского Суда Правосудия от 19 ноября 1991 г. в делах C-6/90 и C-9/90 Andrea Francovich and Danila Bonifaci and others v. Italian Republic (1991) ECR І-8050 и решение от 23 марта 1996 г. в делах C-46/93 и C-48/93 Brasserie du Pecheur AS and Factorme III (1996) ECR І-1029;

[1]1 Žinios, 1999, Nr.60-1945

2 Государственный контроль Литвы Отчёты аудита//https://www.vkontrole.lt/audito_ataskaitos.aspx?tipas=2[просмотрено 17-05-2017]

3 См., напр., Определение Высшего административного суда от 3 мая 2017 г. в административном деле, но A-1526-502/2017

4 Определение Высшего административного суда от 19 мая 2015 г. в административном деле, но A-578-556/20154

1 Определение Верховного Суда Литвы от 18 июня 2013 г. в гражданском деле, но 3K-3-320/2013

3 См., напр. Определение Высшего административного суда от 25 октября 2007 г. в административном деле, но A-5-943/2007 и Определение Высшего административного суда от 17 октября 2007 г. в административном деле, но A-17-896/2007

4 См., напр. Определение Высшего административного суда от 25 января 2007 г. в административном деле, но A-17-103/2007

5 См., напр. Определение Верховного Суда Литвы от 25 декабря 2007 г. в деле, но 3K-3-580/2007

1 См., напр., Определение коллегии о подсудности от 29 декабря 2007 г. и от 15 декабря 2010 г.2

2 Определение Верховного Суда Литвы от 6 февраля 2007 г. в гражданском деле, но 3K-7-7/2007

3 См., напр., Определение Верховного Суда Литвы от 3 января 2017г. в гражданском деле, но 3K-3-8-219/2017

4 Определение Верховного Суда Литвы от 7 июня 2006г. в гражданском деле, но 3K-7-183/2006

1 Определение Верховного Суда Литвы от 2 марта 2016г. в гражданском деле, но 3K-3-132-695/2016

2 Определение Верховного Суда Литвы от 28 декабря 2005 г. в гражданском деле, но 3K-3-664/2005. В этом деле суд установил смешанную вины судьи и истца - 10 процентов вины судьи и 90 процентов вины истца.

3 Решения Европейского Cуда Правосудия от 30 сентября 2003 г. в деле С-224.01 Gerhrd Köbler v. Austria и от 13 июня 2006 г. в деле C-173/03 Traghetti del Mediterraneo SpA, in liquidation v. Repubblica Italiana [2006] ECR І-1209

4 Zingales, Nicolo. Member State Liability vs. National Procedural Autonomy: What Rukes for Judicial Breach of the EU Law? // German Law Journal, 2010, Vol. 11, No 4, p. 419-438 4

5 Государственный контроль Литвы. Отчёты аудита//https://www.vkontrole.lt/audito_ataskaitos.aspx?tipas=2[просмотрено 17-05-2017 ]

1 Žinios, 1999, Nr. 66-2130

2 Žinios, 1994, Nr. 46-851

3 Государственный контроль Литвы. Отчёты аудита//https://www.vkontrole.lt/audito_ataskaitos.aspx?tipas=2[просмотрено 17-05-2017 ]

17 июня 2017, 16:11
Источник, интернет-ресурс: Прочие

china

"Дыхание Китая"  - специальный  выпуск  республиканской экономической  газеты "Деловой Казахстан" и Международного радио Китая

Скачать PDF

Читайте в номере

Все статьи

Архив газеты

Подписаться на рассылку

Читайте также