25 сентября 2017 3:22

Что происходит с курсом тенге?

Что происходит с курсом тенге?
При этом, цена на нефть марки Brent с конца июля стабильно держится выше $50 за баррель, а в последнее время она находится в районе выше $52. Также за последние пару недель рубль заметно укрепился к доллару и похожую динамику демонстрируют некоторые другие валюты развивающихся стран. Текущие колебания тенге прокомментировал в интервью "Къ" член правления Halyk Finance Мурат Темирханов.
- Почему же тенге так странно ведет себя?
 
 
- Мне тоже трудно объяснить такую динамику курса тенге по отношению к доллару и рублю. Фундаментальные факторы говорят в пользу небольшого укрепления тенге, а он почему-то ослабляется. На мой субъективной взгляд, это все-таки связано с некоторым изменением курсовой политики Нацбанка.
 
- При чем здесь Нацбанк? Он утверждает, что он не вмешивается в ход торгов на бирже и его чистые интервенции за месяц равны нулю.
 
- Ранее я уже неоднократно отмечал, что это трудно доказать, но ряд фактов показывали и до сих пор показывают то, что Нацбанк довольно активно вмешивается в торги на валютной бирже, задавая направление изменения курса тенге.
 
Например, если курс тенге начинал укрепляться к доллару, а регулятор считал, что он должен ослабляться, то он начинал скупать валюту на бирже по выбранному им курсу таким образом, чтобы остановить укрепление и развернуть рыночный курс в сторону ослабления. В случаях ненужного для Нацбанка ослабления тенге на бирже, регулятор наоборот продавал доллары. Биржа не раскрывает участников торгов, но покупки и продажи долларов в противовес движению рынка (что называется нерациональным поведением на рынке) были очевидны.
 
Поскольку сейчас тенге находится в более или менее равновесном состоянии по отношению к цене на нефть, то Нацбанку не требовались большие суммы интервенций, чтобы изменить направление изменения курса. После совершения интервенций, направленных на изменение курса, регулятор в течении месяца мог покупать или продавать валюту чисто по рыночным ценам (без влияния на направление изменения курса) так, чтобы сравнять сумму своих покупок и продаж на бирже и вывести чистую сумму своих интервенций в ноль по результатам месяца.
 
Повторюсь, что у меня нет доказательств того, что регулятор вмешивается в формирование курса, но Нацбанк может легко развеять такие сомнения, официально опубликовав валовые суммы своих покупок и продаж валюты на бирже, а не только чистую сумму интервенций. Если валовые обороты покупок и продаж Нацбанка на бирже существенные, то это однозначно может говорить о прямом влиянии Нацбанка на курс.
 
Также регулятор может влиять на рыночный курс, осуществляя свои валютные обменные операции вне биржи. Например, до конца июля этого года ЕНПФ увеличил свои валютные активы на сумму более одного миллиарда долларов. Здесь возникает вопрос, где пенсионный фонд приобретал валюту? В начале года Нацбанк признавал, что он продавал валюту для ЕНПФ вне биржи. Один миллиард долларов - это очень существенная сумма, которая может легко двинуть курс в ту или иную сторону. С этой точки зрения хотелось бы полной прозрачности Нацбанка по его существенным валютным обменным операциям вне биржи.
 
- Если допустить, что Нацбанк все-таки частично управляет курсом, то в чем логика последнего ослабления тенге?
 
- Здесь тоже трудно сказать точно. Экономика сейчас в достаточно неплохой форме. Рост ВВП неожиданно высокий. Государственный бюджет сбалансирован, несмотря на большие затраты на оздоровление банковской системы. Валютные активы Нацбанка и Нацфонда находятся на адекватном уровне, и если бы не экстраординарные расходы на банковскую систему, то снижение Нацфонда в этом году было бы около нуля.
 
Единственно, что может беспокоить Нацбанк – это быстро растущий импорт из России, который достиг доли в почти 40% от всего импорта в страну. Вполне может быть, что Нацбанк решил повысить конкурентоспособность наших производителей, девальвировав тенге относительно рубля за счет его ослабления против доллара. Если вы посмотрите средимесячные курсы, публикуемые на сайте Нацбанка, то можно увидеть, что в этом году до последнего времени средний курс тенге к рублю находился примерно на уровне 5,5.
 
Сейчас создается впечатление, что регулятор решил переключить тенге на новый уровень с 5,5 на около 6. При этом, по сравнению с долларами, торги на бирже в рублях просто мизерные.
 
- Какие есть риски от такого ослабления тенге в последнее время?
 
- Риски достаточно серьезные. Частые движения обменного курса вверх и вниз, как в России, делают бессмысленными попытки играть на курсе, и это держит долларизацию депозитов в этой стране на низком уровне. У нас, если вкладчики банков решат, что Нацбанк не дает тенге укрепиться, но с лёгкостью позволяет ему слабеть, то у них опять будут формироваться стабильные девальвационные ожидания и о дедолларизации можно будет забыть.
 
Здесь очень важно понимать, что долларизация депозитов в банках ограничивает их возможности по кредитованию, а это, в свою очередь, сильно сдерживает рост экономики.
 
Другой негативной стороной искусственного ослабления тенге является инфляция. Например, мы импортируем достаточно много бензина из России и такое ослабление нацвалюты достаточно быстро должно сказаться на его ценах в Казахстане. С учетом того, что сейчас все ожидают дальнейшего роста тарифов на ЖКХ, электроэнергию и прочее, то это всё может вылиться в значительный рост инфляции к концу года.
 
Также искусственное изменение курса тенге, непонятное для игроков на валютном рынке, означает ограничение развития рыночных отношений в этом очень важном секторе экономики.
- Как Вы считаете, какой курсовой политики должен придерживаться Нацбанк?
 
- По моему мнению, сейчас у нас так называемое «грязное» плавание тенге. Это означает, что в конечном итоге курс тенге изменяется в зависимости от фундаментальных факторов, прежде всего из-за цены на нефть. Однако именно регулятор, а не спрос или предложение на рынке решают каким должен быть курс в определённый момент времени.
 
В принципе, с учетом неразвитости нашего валютного рынка, такое «грязное» плавание тенге вполне можно назвать достаточно хорошим компромиссным решением. Это связано с тем, что если сравнивать Казахстан с той же Россией, то наш валютный рынок совсем не развит.
 
Прежде всего, наш валютный рынок очень небольшой, и крупные суммы продаж или покупок валюты могут легко сдвинуть курс в любую сторону.
 
В отличие от России у нас на валютном рынке почти совсем нет валютных спекулянтов, которые фактически формируют курс в зависимости от их ожиданий по изменениям в фундаментальных факторах, влияющих на нацвалюту. По нашей оценке, около 90% сделок на валютной бирже осуществляется по запросам клиентов банков, которые в конечном итоге покупают или продают свою валюту в зависимости от среднего курса, сложившегося на определенной сессии. То есть они не формируют курс, а следуют за теми, кто его формирует.
 
Другим очень большим отличием нас от России является неразвитость рынка хеджирования валютных рисков (валютные фьючерсы, форварды, опционы, свопы и так далее). У них этот рынок уже более или менее развит, а у нас его фактически нет, и в условиях непонятного (нерыночного) формирования курса эти инструменты не могут развиваться.
 
Из этих соображений я считаю, что на данном этапе «грязное» плавание тенге вполне приемлемо, однако роль Нацбанка должна быть, прежде всего, в формировании рыночных отношений на валютной бирже, а не на формировании курса. Регулятор должен вмешиваться только в случаях, когда курс начинается резко изменятся в противовес фундаментальным факторам. То есть, если брать последнее ослабление тенге, то он должен был вмешаться сразу, а не ждать пару дней.
 
Ориентиром для Нацбанка должна быть цена на нефть, а не курс рубля. Рубль живет своей жизнью и на него влияют ряд очень серьезных факторов, не имеющих отношения к Казахстану.
 
Для развития рыночных отношений на валютной бирже очень важна реальная прозрачность Нацбанка. Нет ничего страшного в том, что по результатам месяца регулятор реально расскажет, как и в каких случаях он сглаживал резкие скачки курса на бирже, и какие существенные обменные операции он проводил вне её. В таких условиях игрокам на бирже будут понятны правила игры.
 
Нацбанк всеми силами должен стимулировать, а не ограничивать спекулятивные операции на бирже. Это аксиома финансового рынка - чем больше разноплановых игроков на бирже, тем лучше курс будет соответствовать фундаментальным факторам.
 
Также ключевой задачей регулятора должно стать ускоренное развитие финансовых инструментов по хеджированию валютных рисков. К сожалению, здесь пока нет никакого прогресса.
Фото с сайта kursiv.kz

china11

"Дыхание Китая"  - специальный  выпуск  республиканской экономической  газеты "Деловой Казахстан" и Международного радио Китая

Скачать PDF

Читайте в номере

Подписаться на рассылку

Читайте также