25 мая 2017 14:50

Финансировать социальные проекты, а не деятельность НПО

Финансировать социальные проекты, а не деятельность НПО

В рамках Плана нации «100 конкретных шагов» была введена новая форма государственной финансовой поддержки социальных проектов неправительственного сектора – гранты.

Багдат ХАСЕНОВА

Национальным оператором в сфере грантового финансирования НПО стало начавшее работу в июле 2016 года Некоммерческое акционерное общество «Центр поддержки гражданских инициатив» (ЦПГИ). О том, как гранты помогут повысить прозрачность расходования бюджетных средств, нарастить потенциал казахстанских общественных организаций и запустить в полную силу механизм социальной ответственности бизнеса, мы беседуем с заместителем председателя правления ЦПГИ Диной КЕНЕНСАРИНОВОЙ.

– Дина Ринатовна, в чем заключалась необходимость расширения форм финансовой поддержки государства?

– Государственная финансовая поддержка НПО до создания грантового механизма осуществлялась путем государственного социального заказа. Грантовый механизм создан как альтернатива госсоцзаказу. А оператор – Центр поддержки гражданских инициатив, который встает между заказчиком в лице государства и исполнителем в лице НПО, обеспечивает прозрачность и эффективность расходования бюджетных средств. Выделение средств, отбор победителей, мониторинг грантов осуществляет национальный оператор в сфере грантового финансирования НПО. Кроме того, действует внешняя независимая экспертная комиссия. И решения по отбору грантополучателей принимаются не заказчиком и не только оператором, а, главным образом, с учетом рекомендаций комиссии, которая, в свою очередь, на 70% состоит из представителей НПО.

– Каковы преимущества грантового финансирования в сравнении с государственным социальным заказом?

– Госсоцзаказ покрывает расходы только в рамках проекта. А госгрант позволяет НПО до 10% от суммы гранта использовать для собственного материально-технического обеспечения. То есть на развитие организации, что является существенной институциональной поддержкой государства неправительственного сектора.

Надо сказать, что не всегда и не все пользуются этой возможностью, предпочитая направлять все средства либо их большую часть на проект.

Еще одним преимуществом является тот факт, что ценовой фактор при присуждении гранта не является ключевым, а лишь одним из десяти качественных критериев. То есть, заявка рассматривается комплексно.

Первый конкурс – 11 грантов на 208 миллионов тенге – был проведен в прошлом году. В силу привязки к финансовому году все грантовые проекты были короткими. Но спасло то, что они носили мероприятийный характер, и, конечно, опытность самих НПО-победителей. Центр проанализировал и отработал со всеми грантополучателями потенциальные риски, мониторил на ежедневной основе осуществление проектов. Безусловно, мы понимаем, что на короткие сроки гранты выдаваться не должны, это отражается на качестве их реализации, но провальных проектов не было.

– Есть ли обратная связь со стейкхолдерами, ведется ли опрос населения по качеству реализации грантовых проектов?

– К настоящему времени завершен второй конкурс по присуждению государственных грантов. Изначально было запланировано 47 грантов, однако по итогам обсуждений экспертная комиссия рекомендовала пять тем не присуждать никому в силу несоответствия заявок необходимым требованиям. В итоге присуждено 42 гранта на сумму более 556 миллионов тенге.

Центром разработана методология по мониторингу грантов. Наш департамент по мониторингу реализации грантовых проектов и программ планирует выезжать в регионы и проводить мониторинг. По каждому грантовому проекту разработаны индикаторы, за достижением которых сотрудники ЦПГИ следят на постоянной основе.

– Вы затронули тему качества заявок. Все же отечественные НПО в этой части нуждаются в повышении квалификации…

– И в прошлом, и в текущем году экспертная комиссия и ЦГПИ отмечают недостаточно высокое качество заявок. Часто НПО, прикладывающие сертификаты о прохождении соответствующих тренингов, обучающих семинаров и так далее, не могут объяснить, в чем заключается устойчивость проекта или индикаторы, позволяющие оценить его качество. Но есть и сильные заявки, которые четко и ясно дают описание проблемы и путей ее решения. Мы не ждем красивых текстов, но, если заявитель не может выстроить логическую связь между целями, задачами, мероприятиями и результатами проекта, сложно судить о том, сможет ли он качественно реализовать его. Заявки должны демонстрировать, что потенциальные грантополучатели не только понимают, как нужно улучшить ситуацию, но и приложат все усилия, чтобы сделать это максимально эффективно.

– ЦПГИ планирует заниматься повышением квалификации НПО?

– Да, сейчас мы продвигаем идею организации в регионах обучения НПО грамотному написанию заявки. Думаю, в целом это будет способствовать повышению потенциала общественных организаций республики, поскольку позволит им подавать заявки и на иные конкурсы.

Также отмечу, что Министерство по делам религий и гражданского общества рассматривает возможность реализации проекта «Школа НПО». В целом обучающие программы для общественных организаций проводятся регулярно в рамках государственного социального заказа, международными организациями, самими НПО. В сети достаточно много ресурсов для самообучения. Также в этом году реализуется проект в рамках государственного гранта, по итогам которого будет создан единый портал для постоянного обучения НПО.

– Насколько обоснованы дискуссии между НПО об итогах второго конкурса по присуждению государственных грантов?

– Дискуссии есть. Как сказал министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев в ходе заседания Общественного совета при МДРГО, в конкурсе всегда есть победители и проигравшие. К сожалению, последние не всегда могут достойно принять поражение и иногда переходят за черту этических норм. Наша задача – финансировать социальные проекты, предлагающие качественные решения социальных проблем, а не деятельность НПО. И выигрывают те, кто предложил наиболее эффективные социальные проекты.

Мы согласны, госфинансирование должно быть более доступным для НПО, в том числе начинающим, менее опытным. Но раздавать государственные средства, будучи неуверенными в получении результата, в корне неверно.

– В целом, кем и как определяются темы госгрантов? Насколько они отвечают реальным потребностям современного этапа развития страны?

– Тематика грантов формируется уполномоченным органом – МДРГО РК при консультациях с профильными госорганами и НПО. Заблаговременно до конкурса министерство распространяет среди неправительственных организаций информацию о том, что идет формирование тем грантов. И здесь есть возможность для НПО дать свои предложения. Однако опыт прошлого и этого годов показывает их невысокую активность в этом вопросе.

Кроме того, сейчас одной из наших грантовых тем является оценка потребностей населения, которые могут быть удовлетворены силами гражданского сектора. И мы надеемся, что результаты этого исследования лягут в основу формирования последующих тем грантов на ближайшие несколько лет, что сделает подход к формированию тем грантов более научным.

В текущем году на гранты МДРГО заложило средства из своего бюджета, потому большая часть тем касается его профильной деятельности: вопросы религии, развития гражданского общества и молодежная политика. Несколько грантов были выделены и по непрофильным направлениям. Но для охвата грантовым финансированием других сфер все госорганы (центральные, местные) должны заблаговременно закладывать средства в своих бюджетах на эти цели, что предусмотрено находящимися на стадии обсуждения изменениями и дополнениями в законодательство. Гранты должны выйти в регионы и быть доступны местным НПО.

– В планах Центра поддержки гражданских инициатив – привлекать средства от бизнеса для развития гражданского общества. Какая работа ведется в этом направлении и выгодно ли бизнесу сотрудничество с ЦПГИ?

– Центр планирует привлекать средства и бизнеса, и международных донорских организаций, и других государственных органов. В чем наше преимущество? Самое главное – мы можем гарантировать устойчивые результаты с выходом на государственный уровень. ЦПГИ – организация, часть расходов которой на постоянной основе будет покрываться государством. То есть мы будем не такими дорогими для бизнеса, международных организаций. А солидная аналитическая база позволяет нам реализовывать проекты масштабные, системные.

Пока мы заводим связи, заявляем о себе и поступательно готовимся к участию в конкурсах.

– Вы отметили, что отечественным НПО нужно наращивать собственный потенциал. Но без финансовых средств это сделать довольно трудно. Какие здесь возможности есть у НПО?

– Неправительственные организации несут важную социальную миссию, работая с населением на тех участках, куда в силу разных причин государство не доходит.

В настоящее время в связи с экономическим ростом страны доноры уходят из Казахстана, финансирование сокращается. Однако усиливается поддержка со стороны государства. Сейчас осуществляется передача части государственных функций в конкурентную среду. И у НПО есть хорошая возможность занять эту нишу. Но для этого неправительственным организациям нужно наращивать свой потенциал, а не ждать помощи извне. Ведь прежде чем получить поддержку, нужно доказать, что ты ее достоин.

В последние годы в Казахстане набирает популярность социальное предпринимательство, которое также подходит для НПО как вариант для обеспечения финансовой устойчивости.

Читайте в номере

Все статьи

Архив газеты

Подписаться на рассылку

Читайте также