Меняю невесту на одну собаку
21:44 16 октября, 2014
1 478
Zubov-290x160

Национальные казахские породы собак — тазы и тобет — признаны на законодательном уровне

Андрей Зубов

Печальная история, друзья мои. Оказалось, что признавать-то почти некого… Почти 25 лет мы что-то выстраивали, творили какую-то макроэкономическую стабилизацию, качали и продавали нефть и… окончательно сгубили то достояние, которое серебряными буквами тысячелетия назад было вписано в Жеты қазына.
Эти породы собак в течение нескольких столетий выводились на территории Казахстана методом настоящей народной селекции. О них слагались легенды, о них писали в летописях.
Казахи многие столетия считали тазы самым верным и ценным помощником. Известный исследователь этой породы А. Слудский описал в своей книге случай, когда до революции «выдали замуж девушку, отказавшись от калыма в сорок семь лошадей, но предпочли одну собаку». А в конце XIX века один заезжий купец отдал за восточную борзую девять верблюдов. Пережив с человеком джут и засухи, нашествие врагов и страшную войну, в наше вполне благополучное время тазы стали редкостью. По подсчетам того же Слудского, если в 1939 году в Казахстане насчитывалось около семи тысяч породных тазы, то к 1995 году их осталось всего 600-800. А в настоящее время, по некоторым данным, не более трехсот.
Говоря о тобетах, нельзя не отметить, что четвероногим пастухам и по сию пору нет равных в защите отар овец от волков. Несмотря на свирепую внешность, это собака-компаньон. Она интеллигентна, легко дрессируется и хорошо относится к детям. Специальные тесты показали, что казахские тобеты превосходят ротвейлеров и немецких овчарок. Они выносливее, подвижнее и лучше адаптированы к нашим климатическим условиям.
Тобеты — древняя группа пород чабанских собак, использовавшихся для охраны и сопровождения стад и кочевий в Азии, от Ирана и Афганистана до Монголии. В 1961-1963 годах ее изучала специальная экспедиция, участники которой только в южных областях республики насчитали 18 тысяч 425 пастушеских псов. Сколько сейчас осталось этих собак — неизвестно.
И вот, наконец-то, этих благороднейших животных, скажем так, «легализовали». 17 сентября сего года министром сельского хозяйства РК подписан приказ по утверждению породы собак «Казахская тазы» и «Тобет».
Что это означает? То, что теперь можно требовать от государства денег на программы по восстановлению национального достояния. Потому что признание пород на законодательном уровне не избавило от трудностей, связанных с их разведением. Например, с учетом и классификацией.
Так, азиатская борзая тазы, одна из лучших представительниц охотничьих пород, встречается и в других странах. Однако иностранные «соплеменники» отличаются от казахской тазы по целому ряду признаков. И в некоторых странах данная порода не признана и по сей день. Так что назвать однозначно число представителей популяции казахской тазы сегодня практически невозможно.
В подобной ситуации находятся и тобеты. Пока установлено, что на сегодня эта порода насчитывает несколько сотен собак. Важно точно знать — сколько их? Так что теперь собаководы должны снабдить каждого чистокровного тобета индивидуальным паспортом с указанием родословной.
Нужно требовать от государства создать Кинологический совет и разработать программу подготовки кинологов в высших учебных заведениях. И, наконец, разработать и утвердить инструкцию проведения выставок, смотров национальных пород собак.
Есть ли кому этим заниматься? Есть. Мало того, что за дело возрождения собак кровно болеют многие наши охотники, существует еще на казахстанской земле человек, который вопреки всему сохранил и умножил мизерное поголовье тобетов. Это президент фонда «ТӨБЕТ»-Қазақы Ит» Данияр Даукей. Долгие годы он ездил по Казахстану, Монголии и Средней Азии, выискивая по аулам, кишлакам и улусам щенков тобета. Ему удалось не только уберечь тобетов от вымирания, но и провести огромную селекционную работу.
Кстати говоря, недавно Нацбанком РК была презентована памятная серебряная монета с изображением собаки породы тобет. Инициатором выпуска монеты выступил как раз Данияр Даукей. Когда я спросил, как ему это удалось, он ответил: «Да никак! Пришел в банк и объяснил, что мы должны отдать хоть какую-то дань той собаке, которую нам дал Всевышний». И специальная комиссия безоговорочно поддержала доброе начинание.
Словом, надежды появились. Я думаю, что совсем скоро у нас пройдет первая выставка собак удивительных пород, родившихся в казахстанских степях.