31 марта 2017 2:22

К ЭКСПО поспеют и Евро-4, и Евро-5

К ЭКСПО поспеют и Евро-4, и Евро-5

Завершению процедуры ратификации Финляндией «Соглашения об усиленном партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и ЕС» был посвящен официальный прием, который состоялся в историческом Доме сословий в Хельсинки.

Решение Финляндии было озвучено на 10-м заседании Межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству между Республикой Казахстан и Финляндской республикой. 

Как отметила государственный советник при Госсовете Финляндии Паула Илона Лехтомяки, завершив национальный процесс ратификации Соглашения, Финляндия рассчитывает на то, что и остальные члены Евросоюза в скором времени также его завершат, и мы сможем приступить к выполнению этого документа. Госпожа Лехтомяки подчеркнула важность момента тем стечением событий, которые пришлись на этот год: 100-летие независимости Финляндии, 25-летие установления дипломатических отношений между нашими странами и ЭКСПО-2017 в Астане, где страна Суоми представит большой национальный павильон. Паула Лехтомяки позитивно оценивает сотрудничество двух стран и считает, что нашу историю успеха нужно нести в будущее.

 

Finland

Сопредседателем межправительственной комиссии с казахстанской стороны является Министерство энергетики РК. И в ответном слове министр энергетики РК Канат Бозумбаев, высказался за расширение сотрудничества между странами, особенно в сфере энергетики. Напомнив о планах приватизации в РК, министр заметил, что у сторон есть и планы, и интерес, и ресурсы, чтобы углубить сотрудничество.

- За 25 лет ВВП нашей страны вырос в 20 раз, - рассказал К. Бозумбаев. – Теперь мы приступаем к третьей технологической модернизации, проводим массовую приватизацию, и нам с партнерами из Финляндии есть, чем заниматься. Я убежден, что мы поднимем наше сотрудничество на более высокий уровень.

 Министр также ответил на вопросы «Делового Казахстана» и других казахстанских СМИ, которые присутствовали на приеме. Пресс-тур в Финляндию для казахстанских СМИ был организован компанией Finpro, занимающейся продвижением финского экспорта в сотрудничестве с МИД этой страны и компаниями, принимающими участие во всемирной выставке ЭКСПО-2017 в Астане.

***

Ниже мы публикуем интервью с министром К. Бозумбаевым.

  - Канат Алдабергенович, Финляндия ратифицировала Соглашение, и стороны говорят об углублении сотрудничества. Приоритеты и проекты уже обозначены?

- Да, есть масса предложений. В первую очередь, это сфера возобновляемой энергии, и такие ее источники, как биомассы. Финляндия здесь - мировой лидер. Мы пригласили в Казахстан три компании, и будем с ними активно работать. Думаю, они представят свои достижения на ЭКСПО. Мы также пригласим на ЭКСПО наших акимов, чтобы они смогли посмотреть технологии использования твердых органических бытовых отходов для выработки чистой энергию.

 - А интерес финнов в чем?

- Они хотят в Казахстане делать бизнес и зарабатывать. Большой плюс для нашего сотрудничества в том, что между нами нет ни политических, ни экономических проблем во взаимоотношениях. Нет и печального опыта, поэтому у них большой интерес делать бизнес у нас, а через нас идти в Китай, которым они сейчас очень активно интересуются. Финны хотят использовать наши транзитные возможности, поскольку они и себя позиционируют как хаб для Северной Европы.

Мы, не мешкая, перешли к делу и совместно с финской стороной создаем четыре рабочих группы по сотрудничеству. Первая – в транспортно-логистическом комплексе. Мы будем совместно развивать транзит, регулировать тарифную политику. Вторая группа - сотрудничество в сельскохозяйственной отрасли и в сельхозпереработке. Третья рабочая группа в энергетике. Четвертая - в области образования и науки. Таким образом, мы определили приоритеты там, где можно совершить прорыв за короткое время, добиться быстрых побед и сделать задел на будущее.

- После встреч с финскими энергетиками мы поняли, что их совершенно не интересуют наши полезные ископаемые - нефть, газ, уголь. А атомная энергетика?

- В этой области у нас взаимный интерес. У них есть две атомные станции с четырьмя блоками, еще советского производства. Есть исследовательский реактор. Он слабее нашего и уже заглушен. И с этой точки зрения, они для нас не самые сильные партнеры. Но наши два исследовательских реактора работают, и здесь им может быть интересен наш опыт.

Нам же очень важен их опыт по утилизации отходов атомного топлива. Как известно, мы собираемся строить заводы по производству атомного топлива, которое будем продавать другим странам. А по международным правилам, отработанное топливо возвращается домой. Финны очень чувствительны к экологическим вопросам. Сейчас у них реализуется серьезный проект: они делают хранилище для отработанного ядерного топлива на глубине до нескольких километров в скальных породах. В специальных капсулах отработанное топливо может храниться тысячу лет. Это очень интересно для нас.

Финны сильны и в традиционной энергетике. В России, в Швеции они - одни из самых крупных игроков. В частности, есть очень мощная государственная энергетическая компания «Фортум», которую мы думаем приглашать на приватизацию в Казахстан. 

- Сейчас мы говорим о намерениях. Планируется ли подписание конкретных договоров?

- Конечно. Как ожидается, 20 июня первым рейсом компании Finnair в Астану прибудут  президент и министр по внешним связям Финляндии. И до этого времени  будут подготовлены первые договора.

- Финны представят на ЭКСПО немало новинок в энергетике. А как будет представлена энергетика Казахстана?

 - Мы представим несколько абсолютно новых отечественных разработок ученых. Там будут неожиданные, совершенно новые вещи. Они не хуже, чем зарубежные. Будут представлены и виндроторы Альберта Болотова. В 2016 году компетентная комиссия, состоящая из ведущих казахстанских ученых, отобрала эти разработки, их утвердили. Сейчас идет изготовление макетов, роликов, которые будут продемонстрированы на ЭКСПО.

- Можно задать «домашний вопрос», не относящийся напрямую к финской теме: как скоро у нас будет топливо стандарта Евро-4 и Евро-5?

- Со второго полугодия этого года его выпуск начнется на двух НПЗ (даю - 100%!), а в следующем году - на трех заводах. (Однозначно не скажу за «КазМунайГаз» и Шымкентский НПЗ, где есть китайские акционеры). В этом году во втором полугодии Атырауский НПЗ запустит каталитический крекинг, а Павлодарский НПЗ - гидроочистку топлива. Эти два завода практически перестанут выпускать 80-й бензин. Будут - дизельное топливо и высокооктановые бензины категории К-4, К-5, что соответствует стандартам Евро-4 и Евро-5.

Кроме того, НПЗ начнут выпускать авиационное топливо. Уже в следующем году у нас будет не дефицит, а профицит бензина. Будет 1,5-2 млн тонн излишка, который будем экспортировать. В первую очередь, в Центральную Азию – Таджикистан, Киргизию. Узбекистан просит нефть на Ферганский НПЗ. Мы уже ежегодно поставляем туда нефть в пределах 170-200 тысяч тонн, но они просят пару миллионов тонн. Мы говорим: если дадите хорошую цену – то, пожалуйста. Мы экспортируем в Китай, можно и в Узбекистан.

- Еще один домашний вопрос: почему растут цены на топливо, если мировые на низком уровне?

- Мы производим 70 процентов 92-го бензина на собственных НПЗ. Еще 30% импортируем из России. Конечно, можно зафиксировать цену на бензин, как раньше было, и тогда на заправках она будет низкой. Допустим, 100 тенге. Но это означает, что 30% топлива импортеры не привезут, потому что себе в убыток никто возить не будет. У нас более 12 импортеров нефтепродуктов. Заставить же россиян снизить цены мы не можем. Поэтому на некоторый период государство ввело свободное ценообразование.

За последний год оптовая цена на импортируемый бензин на границе с Казахстаном выросла с 320 до 515 долларов за тонну. Импортная цена растет, и естественно, что на нашем рынке цена формируется за счет миксования цены казахстанского и импортного бензина. Соответственно растет и внутренняя цена, хотя она остается на 30-40 тенге ниже, чем в России.

Есть и внутренние факторы роста цен. До модернизации все наши три НПЗ – с низкой глубиной переработки нефти. Поэтому, если нефтяник поставляет нефть на Атырауский НПЗ, перерабатывает и продает нефтепродукты, то он зарабатывает в два раза меньше, чем продал бы нефть на экспорт. Кто по своей воле будет терять половину выручки?!

Но мы заставляем, не пускаем на экспорт нефть, если нефтяники не поставляют ее наши НПЗ. Раньше они компенсировали выпадающие доходы за счет высокой экспортной цены. Когда же в прошлом году цена упала до 28 долларов, то практически все наши нефтяные компании ушли в зону отрицательной доходности. Естественно, они стали искать возможности повышения прибыли. И в прошлом году, и в этом – повысили цены на внутреннем рынке. Мы их понимаем. Потому что нельзя бесконечно теленка доить, надо, чтобы он жирной коровой стал.

Этот фактор есть в росте цен. Но сегодня разница сокращена в значительной степени. Особенно на ШНОСе. Она около 30-40 долларов между ценами: если, к примеру, на экспорт продавать с Кумколя или продавать на переработку на внутреннем рынке.

В последующие годы после модернизации заводы должны будут стать центрами прибыли. Ведь в их модернизацию были вложены большие деньги.  Думаю, необходимо изменить модель рынка и дать им возможность зарабатывать самим. Над этим работаем. Тем более что, скорее всего, НПЗ станут частными - есть намерение их приватизировать. Пока идет дискуссия, в какой форме: через IPO с национальной компанией - частичная приватизация госпакета  - либо отдельно. Страшного ничего в этом нет -  частники лучше, чем государство, управляют бизнесом.

- Ждать ли роста цен в ближайшее время?   

- До конца марта роста цен на бензин не должно быть. В апреле возможны изменения по дизельному топливу – начинается посевная. И значительная часть дизтоплива пойдет на посевную, что немного будет оголять внутренний рынок. Импортировать дизтопливо из России значительно дороже. Если сейчас, в межсезонье, его завезти, то оно будет стоить 140 тенге.

В летнее время - дешевле. Пока на заправках дизтопливо стоит 130 тенге. Нам надо как-то так сейчас исхитриться, чтобы и внутренний рынок не оголить, и удовлетворить потребности сельчан. Уже принято решение, что сельчанам дизтопливо будет продаваться по 105 тенге, если они будут брать с заводов вагонную норму. При этом сами оплачивать доставку и разлив. И 117 тенге - у операторов, которых будут выбирать акиматы.

- Уйдет ли после модернизации НПЗ фактор внешнего влияния на внутренние цены?

- Уйдет влияние зависимости от формирования импорта. Но от формирования цены в России не уйдет. Потому что если в России будет высокая цена, а мы будем пытаться держать низкую, то весь наш бензин туда уйдет. Ведь у нас прозрачные границы. Так уже было много раз. Поэтому мы все равно будем где-то рядом находиться по цене.

 Алевтина ДОНСКИХ, Алматы – Хельсинки – Алматы

Подписаться на новости