Создатели фильма «Алмас қылыш» достойно справились со своей работой — Мухамедиулы
21:19 05 января, 2017
233
muh

Сегодня вышел в прокат первый фильм проекта «Қазақ елі» — «Алмас кылыш». Среди первых зрителей был и министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы, который активно участвовал в работе по съемке фильма

В беседе с корреспондентом МИА «Казинформ» Арманом Аскаровым министр поделился тем, что осталось за кадром, а именно как Глава государства правил сценарий, какие требования ставились перед съемочной группой, об основной идее фильма. Мухамедиулы также остановился на причинах происходящих в последнее время скандалов в сфере кинематографа.

— Арыстанбек Мухамедиулы, расскажите о своих последних впечатлениях от фильма. Ведь этот фильм долго ждали: как получилось, что первое документальное произведение, посвященное 550-летию Казахского ханства, было снято в виде фильма по книге Ильяса Есенберлина «Алмас кылыш»? Довольны ли Вы фильмом? Расскажите, пожалуйста, также о подготовительной работе.

— Автор идеи — Нурсултан Назарбаев. Глава государства всесторонне поддерживал эту инициативу, внимательно следил за ходом ее реализации, просмотрел сценарий фильма. В некоторых местах Президент собственноручно внес коррективы. У меня сохранился экземпляр с правкой Главы государства. Вообще, мы взяли за основу для фильма книгу Ильяса Есенберлина «Алмас кылыш». В книге описано, как батыр Кобыланды убил известного бия из племени аргын Акжол батыра. И зачем нужны такие моменты, которые возбуждают межродовые распри? Глава государства напомнил, что нужно очень осторожно работать с историческими сведениями. Еще нужно уточнить: написал ли И.Есенберлин об этом случае, основываясь на конкретных исторических данных, и был ли, вообще, такой случай? Это работа для исследователей-историков. Дело в другом. Нашим девизом исторически всегда было Единство. Мы хотели показать, что казахский народ, Казахское ханство родились из единства. Мы не должны забывать, что единство — священное понятие.

Далее, мы хотели показать в фильме, как создавалось Казахское ханство. Поэтому мы начали с Керея и Жанибека. Затем решили показать период до хана Касыма. Здесь также нам очень помогли советы Главы государства. Вначале мы планировали показать историю Казахского ханства до последнего хана Кенесары. Но ведь мы все знаем, как завершилась жизнь последнего нашего хана. А мы должны каждый фильм завершать эпизодом, возвышающим дух. Если мы завершим последнюю серию «Қазақ елі» тем, как Кенесары отрубили голову, то мы своими руками принизим свою историю.

И вот, обдумав все это, Глава государства сказал нам, что сериал нужно снимать до хана Касыма.

С самого начала на этот проект были выделены большие средства. К сожалению, глобальный экономический кризис отражается и на кинематографе. В связи с этим, было решено снимать не до хана Касыма, а вначале показать, как Керей и Жанибек создавали ханство. Это тоже большое дело.

— Таким образом, Вы довольны фильмом?

— Насколько я знаю, снимать исторические фильмы непросто, там много сложностей. Кроме того, если в фильм включать только исторически важные периоды, а переходные времена показывать коротко, фильм не раскроет тему. Поэтому, я благодарен сценаристу Смагулу Елюбаю, вложившему большой труд в создание фильма. Вдвоем с режиссером Рустемом Абдрашевым они согласились снимать этот ответственный фильм, и могу сказать, что они достойно справились со своей работой. Думаю, что народ оценит их труд.

Я человек гордый. К сожалению, у нас есть один недостаток, возможно, оставшийся с советских времен. Когда хотят показать историю казахов, простых людей одевают в поношенные чапаны, поселяют в бедную юрту, в общем, показывают людей безвольными. Нужно избавляться от этого. Меня обижают такие произведения. Поэтому, снимая этот фильм, мы придавали особое значение речи каждого актера, его одежде и обстановке в его юрте. Это тоже нелегко. Вначале мы с Рустемом Абдрашевым критически отнеслись друг к другу. Мы тщательно отобрали актеров. Если этим не заняться сразу, один недостаток будет накладываться на другой, и ошибки будут продолжаться. Нам с Рустемом случалось сильно спорить из-за подбора актеров. Рустему я также благодарен за то, что он все это выдержал. Самое главное, не каждый может за короткий срок создать фильм об истории Казахского ханства. Поэтому, я особо ценю труд Рустема.

Вообще, о фильме можно рассказать многое. Прежде всего, сейчас молодежь не читает многотомное собрание сочинений Ильяса Есенберлина. Кроме того, сейчас каждый пишет казахскую историю по-своему. А этот фильм даст возможность ознакомиться с историей нашего народа. Уверен, что фильм воодушевит нашу молодежь.

Отвечу на Ваш вопрос, я всегда критически отношусь к любому произведению искусства, так меня учили. Конечно, это тоже хорошо. Поэтому, говоря о любом фильме, всегда хочу, чтобы он был еще лучше. Но для меня самая главная оценка — оценка народа. Если фильм понравится зрителю, я тоже буду доволен. И все же, думаю, что съемочная группа успешно решила главные задачи. В первую очередь, думаю, фильм поможет повысить национальное сознание каждого зрителя.

— Видел ли фильм автор идеи Глава государства?

Да, Президент его видел. Скажу честно, возможно, потому, что я сам занимаюсь творческой работой, у меня не было такого волнения. А Глава государства смотрел фильм с волнением, и сказал, что такие произведения очень нужны нашему народу. Правда, Президент сделал нам предостережение, в частности, посоветовал быть очень внимательными к ногайцам. Потому, что, хотя они и отделились от казахов, у нас есть общая история. Далее, самое главное требование Президента касается речи биев и султанов: они должны быть глубокими, вдохновляющими. Должны запоминаться. И мы, со сценаристом Смагулом Елюбаем, следили за тем, что все слова Керея и Жанибека, Казтугана, Асана Кайгы были значительными. Думаю, что нам это удалось.

— Говорят, что «Алмас кылыш» только одна серия из «Қазақ елі». А когда выйдут оставшиеся части фильма?

— С этим торопиться не нужно. Наша основная задача — снять киноэпопею до хана Касыма. Дальше будет видно. Но сейчас режиссерам нужно взять тайм-аут. Нужно заново просмотреть материалы, все обдумать. Когда фильм пройдет прокат, нужно будет еще раз его оценить.

— Можно ли назвать «Алтын кылыш» главным достижением прошедшего года?

— Конечно. И все же, мы должны были показать этот фильм в позапрошлом году, в рамках празднования 550-летия Казахского ханства. Вначале была мысль создать телесериал. Но режиссер Рустем Абдрашев вышел за установленные рамки и решил создать большое полотно. Честно говоря, мы были в очень трудном положении. Затем на заседании Правительства мы опять поставили вопрос финансирования и попросили дополнительно 480 миллионов тенге. Затем сократили бюджеты других фильмов и решили завершить первую часть «Қазақ елі». Я думаю, это было очень правильным решением.

— Решение сократить бюджеты других фильмов вызвало споры и конфликты?

— Кино — очень важная сфера. Могу похвалиться, что за два с половиной года мы успели снять несколько фильмов о казахской истории. Это фильм «Аманат» Сатыбалды Нарымбетова, снятый по книге Ермахана Бекмаханова. В фильме показано, как Бекмаханов был отправлен в ссылку. Мы должны показывать молодежи деятелей такого уровня. Молодежь должна знать героев прошедших времен. Выпустили фильм «Дорога к матери» Акана Сатаева. Он тоже понравился зрителю. Сегодняшней молодежи нужны такие фильмы, возвышающие национальный дух, я об этом говорю открыто. Из-за этого бывают споры, поднимается шум в средствах массовой информации. Например, вышел фильм «Сказ о розовом зайце». Что это? Разве нам это нужно? Сплошная ругань, жаргонная речь. Возможно, кому-то из молодых такое нравится. Но я не могу назвать это казахским национальным кино. Пусть такие фильмы снимаются не на государственные деньги. Я всегда об этом говорю.

— То есть, на национальное кино средства из бюджета выделять можно, а более легковесными фильмами не нужно обременять государство?

— Именно так. Например, есть режиссер Акан Сатаев, его все знают, он трудолюбивый и талантливый человек. Для съемок «Дороги к матери» — это большая драма, нужна была поддержка государства. Мы ему помогли, потому что он не мог снять такой фильм на свои средства. Какой получился результат? Пусть об этом скажет зритель. Мы знали, что этот фильм нужен народу, поэтому помогли. Тот же Акан Сатаев совместно с американцами снял фильм «Хакер». На этот фильм Сатаев не попросил ни тиына из бюджета. Потому что он знает, это коммерческий фильм. Еще он снял фильм «Районы». На него также не просил денег у государства, это тоже коммерческое кино. Это нужно понимать. А теперь, почему мы до сих пор финансируем такие фильмы, как «Сказ о розовом зайце» или фильм Амира Байгазина «Уроки гармонии», унижающий казахов? Получается, мы на собственные деньги позорили свою нацию. Когда я стал министром, то прекратил все это. Из-за этого шумел Адильхан Ержанов. Амир Байгазинов тоже шумел, присоединились и другие… Я сказал: «Можете шуметь». Нам нужно национальное кино, такое, как «Дорога к матери», «Аманат», «Қазақ елі». Сейчас снимаем фильм об Амре Кашаубаеве, есть также «28 панфиловцев». Постараемся придерживаться этого направления.

Говорят, что и по поводу «28 панфиловцев» было много споров. Говорили, что казахстанским режиссерам не нужно снимать этот фильм совместно с российскими кинематографистами, можно снять на свои государственные деньги? Здесь есть одна проблема. Снимались ли у нас до сих пор фильмы, вышедшие в международный прокат? Нет. Почему мы должны снимать фильмы только для себя? В мире снимают фильмы для того, чтобы показать культуру и историю своего народа, чтобы повысить его авторитет. Конечно, нам нужны фильмы для собственного зрителя. Но сейчас в Корее, в Китае, в Турции стараются через кино показать свои достижения, свое место в истории, чтобы зрители начали уважать эти народы. Поэтому, за счет таких проектов, как «28 панфиловцев» нужно выходить на международный кинематографический рынок. По поводу этого фильма хочу отметить, что у нас с моим российским коллегой Мединским были споры. Мы со своей стороны выделили четвертую часть бюджета фильма. Мединский говорил, что на него начались нападки, потому, что «казахи играют в фильме главные роли, а русских показывают в плохом свете».

А теперь посмотрите в этом фильме больше всех запоминаются зрителям три человека. Первый — комиссар Клочков, и два казахских снайпера. За это российские коллеги обижаются, говорят, что большую часть расходов понесли они, а на первом плане двое казахов (смеется). Главное, что мы вышли на российский рынок, и этот фильм выйдет на международный рынок. И благодаря этим двоим казахским солдатам в мире узнают казахский народ с ранее неизвестной стороны. Вот, для чего нужны совместные проекты. А фильм о Бауржане Момышулы мы должны снять сами, на свои средства.

— Фильм об Амре Кашаубаеве тоже совместный проект?

— Да, его мы снимаем совместно с американцами. Вообще, мы знаем Амре Кашаубаева только по одной сохранившейся в архиве фотографии. Он снят в старой ушанке, когда подвергался преследованиям НКВД. А еще у одного исследователя есть фотография Амре в смокинге. Почему мы этот снимок не показываем? Мы нашли новые данные. Амре Кашаубаев после Парижа, через четыре года принял участие в выставке ЭКСПО в Берлине. Об этом никто не рассказывает. Между двумя этими выставками Амре неоднократно был в Париже, доставил письмо от Мустафы Шокая Ахмету Байтурсынову.

Когда Амре попал под следствие НКВД, он открыто сказал: «И Мустафа, и Ахмет казахи, почему я не могу передать письмо от одного другому».

Амре Кашаубаев был интеллигентным, высокообразованным человеком. В Париже он общался со знаменитыми музыкантами. Амре приглашали и в Америку, но он не предал свою страну и вернулся. После возвращения на Родину Амре был отравлен пособниками НКВД и умер на дороге, у арыка. Уверен, что благодаря совместной съемке этого фильма с американцами мы можем прославить наш народ во всем мире.

— Вы говорите, что есть кинопроекты, рассчитанные на Запад, на Америку. А что мы можем предложить Центральной Азии и Востоку?

— У нас есть один совместный проект с Китаем. Недавно журналисты слегка исказили действительность, когда начали задавать вопросы о том, почему нужно снимать фильм о казахской девушке, влюбившейся в китайца. Суть фильма вовсе не в этом. Есть известный китайский композитор Си Синхай. В 40-е годы он приезжал в Казахстан. У меня есть сценарий, в котором казахов показывают очень хорошо. Когда китайский композитор сидел на улице, его увидел казахский музыкант Бакытжан Байкадамов и пригласил к себе домой. Хотя Байкадамов и сам был в трудном положении, он помог Си Синхаю. Синхай влюбился в казахскую девушку. Но, уехав в Кокчетав, композитор скончался. Сейчас китайцы исполняют произведения Си Синхая с гордостью. И большинство этих произведений Си Синхай сочинил в Алматы и Кокшетау. Сейчас мы снимаем этот фильм с китайцами в формате «50 на 50». Вообще, рынок Китая очень большой, там 1,5 миллиарда зрителей. Многие страны стремятся войти на этот рынок. Каждое государство мечтает, чтобы его фильмы вышли в прокат в Китае. Мы, благодаря этому фильму, можем не только выйти на китайский рынок, но и еще раз показать, кто такие казахи. Это одна из главных целей, которые я поставил перед собой.

Тогда в соседних государствах совсем по-другому будут смотреть на нашу страну. Главное, это возвышает национальное самосознание. Если дух будет высоким, мы сможем добиться того же, что и японцы, в социально-экономическом развитии. Действительно, уровень развития любого государства прямо зависит от духовного богатства граждан. Наш Президент Нурсултан Назарбаев говорит: «Только хорошо знающее свою историю государство сможет добиться успехов». Например, в прошлом году мы масштабно отметили 550-летие Казахского ханства. Нельзя не отметить праздничное представление, посвященное этому юбилею. Оно, как и другие мероприятия, взбодрило наше национальное сознание. Мы показали, что вышли из Тюрксого каганата. Еще одно обстоятельство, которое следует особо отметить, — мы показали Чингисхана не в образе завоевателя, мы как его потомки показали, что правили половиной мира. После этого весь зал аплодировал стоя, у многих были слезы на глазах. Мне звонили многие рядовые граждане, благодарили за то, что нам удалось показать величие нашего народа, показать наш национальный дух.

Кроме того, мы открыли в Таразе археологический городок на площади в один гектар. Это тоже было непросто. Было трудно выделять средства. Мы накрыли городок крышей и открыли там музей. Сейчас, кстати, историки, особенно большинство западных историков, считают, что казахи жили только в юртах, а настоящих домов не было. Но, посмотрите, если одежда Золотого человека была сделана из золота, конская сбруя украшена золотом, то каким был его дом? Разве это не значит, что дом был лучше в три раза? Поэтому, мы должны выяснить, в каких домах жили наши предки. Этот городок посетил сам Президент. И там он сказал: «Раньше нас все называли кочевниками. Теперь мы должны показать, что у казахов тоже были замечательные города». И это поможет измениться нашему национальному сознанию.

— Спасибо за беседу. Удачи в Вашей работе!