Перейти к основному содержанию
12 Марта 2019  1056

Агро меняет подходы

Агро меняет Подходы

Бывший заместитель премьер-министра – министр сельского хозяйства Казахстана, а ныне аким Туркестанской области Умирзак Шукеев за год с небольшим пребывания в должности главы аграрного ведомства кардинально изменил государственный подход, концепцию и, если хотите, мировоззрение, традиционно складывавшиеся вокруг нашего агропромышленного комплекса. 

Был разработан, принят и стал претворяться в жизнь десяток отраслевых программ, в основе которых лежали продуманные модели финансового взаимодействия между малыми, средними и крупными фермерскими хозяйствами. 

 

Быки и бараны-производители 

Говоря о наследии Шукеева в Минсельхозе, многие ошибочно полагают, что оно, прежде всего, представляет собой идущую полным ходом программу развития мясного животноводства в сегменте производства и продажи на экспорт мяса говядины. Что далеко не так. 

Да, в 2018 году по говядине был поставлен настоящий рекорд – 18,8 тыс. тонн «красного мяса» на экспорт. Против 5,5 тыс. тонн в позапрошлом году. Но и по баранине тоже достигнут серьезный успех – 3 тыс. тонн в 2018 году против 900 тонн в 2017-м. Более того, и птицеводам удалось продать на экспорт 8 тыс. тонн мяса птицы против 5 тыс. тонн «белого мяса» годом раньше. К тому же, мы реализовали за рубеж свыше 1 тыс. тонн свинины, что в два раза больше показателей годичной давности, хотя этот перспективный сегмент экспорта нам предстоит еще только наращивать год от года.

Безусловно, здесь сработала «дорожная карта» Шукеева, когда для обеспечения высокопродуктивной занятости малых животноводов на селе была придумана и внедрена в практическую действительность модель по их кооперации с крупными промышленными откорм-площадками. Когда по всей стране средний и крупный бизнес, обладающий ресурсами в виде репродукторов (племенных хозяйств по воспроизводству высокогенетических животных – крупного рогатого скота), отдавал в бесплатную аренду быков-производителей малым фермерам со стадами в 100-150 голов. А затем выкупал у них по рыночной цене полученное потомство – бычков на откорм. После чего откормленные бычки шли на убой на мясокомбинаты и либо в переработанном виде попадали на прилавки казахстанских супермаркетов, либо продавались на экспорт. 

Лучше всего об этой отлично зарекомендовавшей себя схеме рассказал нам директор вертикально-интегрированной компании «Kazbeef», имеющей в своем распоряжении репродуктор, откорм-площадку и мясоперерабатывающий завод в Акмолинской области Ермек Умурзаков: «Когда мы начинали этот проект по взаимодействию с малыми профессиональными фермерами, среди них бытовало недоверие и страх: они думали, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке», и опасались, что они навечно останутся нашими должниками из-за взятия в бесплатную аренду быка-производителя. Однако с течением времени доверие к нам только росло: наши фермеры-партнеры видели, что потомство племенных быков (Ангусов и Герефордов) набирает массу быстрее при том же рационе, понимали, что модель работает, их доходы увеличиваются, и постепенно желающих вступить с нами в кооперацию становилось вокруг все больше и больше».

Тем не менее, помимо производства, переработки и экспорта говядины, при прежнем министре сельского хозяйства акцент был сделан и на овцеводство. В частности, эта традиционная сфера животноводства стала одним из ключевых направлений финансирования госпрограммы «Сыбага». Так, выделялось и выделяется по сей день до 30 млн тенге на покупку стада мелкого рогатого скота с максимальным числом поголовья не более 1200 овец и баранов. В рамках производства баранины можно было потратить на одну приобретаемую голову 25 тыс. тенге. На сельхозтехнику (трактор в 90 лошадиных сил, косилка, кормораздатчик, пресс-подборщик и т.д.) владельцам баранов можно было уложиться в 13,5 млн тенге. 

На пополнение оборотных средств им выделялось кредитов в 2 млн тенге. 

Главное, чтобы в случае с бараниной было наличие договора с фермерами-партнерами, а также одного барана-производителя на 30-50 ярочек. Наличие пастбищ тоже обязательно – 0,8 га на одну овцу. Ну и, конечно, договор сдачи потомства – барашков на экспортно-ориентированные перерабатывающие предприятия.

 

Якорная «молочная» кооперация 

Еще одним знаковым проектом Шукеева стала программа развития интенсивного животноводства, которая разделялась на три направления – создание «семейных» и молочно-товарных ферм, открытие птицефабрик, особенно бройлерного типа, и формирование свиноводческих комплексов для экспорта мяса свинины в Китай и Россию. 

К примеру, в молочном животноводстве Умирзак Шукеев предложил строить современные семейные фермы. «Строить семейные фермы, как в других государствах, например, Норвегии. Небольшие фермы, где трудятся в основном муж и жена. Эти семейные фермы должны охватывать от 100 до 200 голов молочного скота. А ветеринарию и корма им обеспечат более крупные молочно-товарные фермы. Это и будет якорной кооперацией в молочном животноводстве», – сказал экс-глава Минсельхоза.

Идеологию Шукеева в «молочном» вопросе живо поддержали отечественные производители молока. Так, руководитель компании «Адал», объединяющей молочно-товарную ферму и молокозавод в Алматинской области, Серик Смаилов заметил, что его хозяйство будет способствовать созданию 50 ферм по 200 голов каждая – малых профессиональных «семейных» ферм. 

«Для этого мы собираемся завезти 5 тыс. голов молочного скота, чтобы в ближайшем будущем обеспечить загрузку нашего молокозавода. Сегодня у нас уже есть более 2 тыс. голов. Но мы убедились, что нужно завозить дальше, чтобы увеличивать объемы и качество молока, чтобы отсечь некачественное молоко. Три года будем завозить, а потом уже свое преобразование пойдет, – озвучил свою стратегию Серик Смаилов.

 

Бройлеры идут на «вы»

Что касается казахстанских птицефабрик, то они, как известно, подразделяются на две категории: яичного и мясного (бройлерного) направления. При этом наши производители полностью закрыли потребность казахстанского рынка в пищевом яйце и продолжают ежегодно наращивать объемы экспорта яиц за границу: в страны Центральной Азии и Афганистан. 

В то же время мы производим 180 тысяч тонн мяса бройлеров ежегодно. При этом, внутренний рынок потребляет 320 тысяч тонн. Поэтому введение в эксплуатацию новой мощной бройлерной птицефабрики в Макинске Акмолинской области, которая в 2020 году должна выйти на уровень производительности в 50 тысяч тонн мяса птицы, является серьезным подспорьем для нашего импортозамещения. Напомню, что первая очередь Макинской птицефабрики мощностью в 25 тысяч тонн мяса птицы в год была введена в рабочий режим в сентябре 2018 года. 

Если посчитать весь импорт мяса птицы, который поступает в Казахстан, то он составляет 172 тысячи тонн. Поэтому выход на полную проектную мощность Макинской птицефабрики сократит импортные поставки в нашу страну зарубежной птицы на 15%, сделав зависимость Казахстана от поставок из-за границы менее болезненной – 35%.

К тому же, предполагается, что в случае загрузки мощностей и выхода на стабильный объем производства в 50 тысяч тонн бройлеров ежегодно, птицефабрика вполне сможет замахнуться и на ввод дополнительных – третьей и четвертой очереди. А это еще 50 тысяч тонн, что суммарно составит 100 тысяч тонн мяса птицы в год только с одной Макинской птицефабрики. А это уже серьезная заявка Казахстана на избавление от импортной птицеводческой продукции. Притом, что нужно понимать: объем импортных поставок в 50 тысяч тонн замороженной птицы ежегодно все равно сохранится, так как в этой продукции все равно будет нуждаться рынок – она пойдет на удовлетворение нужд малообеспеченных слоев населения.

К сильным сторонам отечественных птицеводов традиционно относятся высокая доля промышленного производства, наличие кормовой базы, быстрая окупаемость инвестиций за счет высоких генетических показателей роста.

К тому же, к нашим преимуществам относится то, что рост потребления мяса птицы в общей структуре потребления мяса казахстанцами увеличился. Если в 2010 году мы в среднем потребляли 6-7 кг на человека в год, то сейчас эти цифры увеличились кратно почти до 20 кг мяса птицы. Более того, имеется хорошее продвижение культуры потребления охлажденного мяса птицы, что способствует вытеснению замороженного импорта.

Наконец, имеется возможность развития безотходного «зеленого» производства, открываются перспективы по переработке отходов и перьев, внедрению глубокой переработки яйца. Например, в 2021-2022 годах казахстанские птицеводы собираются запустить две фабрики, которые будут специализироваться исключительно на переработке отходов с действующих птицефабрик. К рискам же относится высокая себестоимость за счет высокой стоимости импортного сырья и материалов, наличие недобросовестного и серого импорта, недостаточно развитая логистика для экспорта, удорожание тенге по отношению к иностранной валюте.

Тем не менее, по прогнозам отечественных птицеводов, шаг за шагом развивая отрасль, постепенно вводя новые производственные мощности (планируются новые птицефабрики в Кызылординской, Туркестанской и Алматинской областях), реконструируя уже имеющиеся предприятия, а также вводя в оборот законсервированные птицефабрики, к 2027 году Казахстан должен выйти на уровень производства мяса птицы в 744 тысячи тонн. То есть, увеличить показатели в 3,4 раза, полностью закрыв внутренний рынок и выйдя на экспорт в 150 тысяч тонн казахстанской птицы.

На 10 ближайших лет казах­станские птицеводы планируют вложить в отрасль по паритету «50/50» (собственный капитал и инвестиции + заемные банковские средства) – 397 млрд тенге в мясное направление, 33 млрд тенге – в яичное, 14 млрд тенге – на глубокую переработку мяса, 10 млрд – на глубокую переработку яйца, 16 млрд – на переработку куриного помета и 3 млрд – на племенные птицефабрики.

 

Свинина на экспорт 

Вслед за развитием экспортного потенциала мяса КРС и МРС, Минсельхоз при Умирзаке Шукееве включил в один из приоритетов рост производства мяса свинины с целью экспорта в близлежащие страны. Свинину с удовольствием едят в Китае – до 2 млн тонн в год и потребляют в России, на рынке которой существует ежегодная импортная ниша в 260 тысяч тонн. И сейчас Казахстану улыбается удача: Международное эпизоотическое бюро (МЭБ) признало нашу республику «территорией, свободной от африканской чумы свиней» – неизлечимого заболевания, которое косит свиноводческие комплексы от Восточной Европы до Дальнего Востока, причиняя огромный экономический ущерб их владельцам. У нас же отсутствует вид животных – носителей этого разрушительного патогена – лесных кабанов. Сейчас казахстанские свиноводы дают внутреннему рынку чуть более 90 тысяч тонн мяса ежегодно. Это практически полностью закрывает потребность казахстанцев в свинине.

На промышленной основе находится порядка 300 тыс. голов. А по программе нам необходимо более 900 тыс. голов. Основная ориентация приходится на зерносеющие регионы, в особенности Северо-Казахстанскую область. Первые шаги уже сделаны. В СКО местная компания «ЕСМ-Агро» импортировала первую партию свиней – 149 голов породы «крупная белая» из селекционно-гибридного центра Оренбургской области. В дальнейшем планируется нарастить маточное поголовье до 2100 свиноматок, что позволит выйти на мощность в 50 тыс. голов откормочных свиней. 

В ближайшей перспективе отечественные свиноводы способны нарастить производство до 200 тыс. тонн свинины в год, с экспортом не менее 85 тыс. тонн за рубеж. В результате ожидается, что Казахстан к 2023 году может войти в топ-10 стран – экспортеров свинины, а экспорт продукции АПК вырастет на $200 млн в год. Дополнительно будет создано 4 тыс. рабочих мест в свиноводстве и еще 14 тыс. в смежных отраслях.

 

Как омолодилась агронаука 

Особое значение бывший заместитель премьер-министра придавал развитию аграрной науки. Именно в его бытность главой МСХ казахстанская агронаука начала заметно омолаживаться, осуществлять громкие проекты в сфере растениеводства – диверсификация посевов, использование современных посевных и уборочных комплексов, тесное сотрудничество с ведущими зарубежными вузами и т.д.

Так, в структуре НАО «Национальный аграрный научно-образовательный центр» (НАНОЦ) было создано три больших экспериментальных полигона точного земледелия: в Каскелене и Шортанды, Алматинской и Акмолинской областях и в опытном хозяйстве «Заречное» на Костанайщине. Казахстанские аграрные ученые в прошлом году открыли 21 модельную ферму: девять ферм по молочному направлению, пять – по мясному и семь – по овцеводству. Более того, к 2021 году они планируют довести их количество до 39 хозяйств, из которых 14 будут представлять молочную сферу, 12 – мясную отрасль, а 13 заниматься овцеводством.

То есть, сами агрополигоны не только оправдали возложенные на них ожидания по увеличению урожайности, но и превратились в образцово-показательные примеры земледельческих хозяйств, через которые в страну будут проникать лучшие агротехнологии. Например, на базе НПЦ зернового хозяйства им. А. Бараева в 2018 году на площади 3 тысячи га урожайность зерновых культур составила 25,4-26,7 центнера на один га. Хотя в среднем по Акмолинской области урожайность пшеницы не превышает 14 центнеров на га.

А в «Агропарке Каскелен», созданном специалистами Казахского НИИ земледелия и растениеводства, на площади 1 630 га урожайность сортов ячменя варьировалась от 35 до 51-го центнера на га, сои 33-43 центнера, а гибридов кукурузы от 122 до 150 центнеров на га! Это притом, что в среднем по Алматинской области «выход» кукурузы не превышает 60-ти центнеров с га, то есть высококачественные семена и применяемые технологии при посадке на агрополигоне дают результат и прибыль в 2,5 раза большие, чем при стандартных посевах.

Аналогично и в опытном хозяйстве «Заречное» в Костанайской области на площади 3 тысячи га земледельцы собирают урожай зерновых, применяя систему севооборотов, до 24 центнеров с га. Как рассказал нам председатель правления НАО «НАНОЦ» Улан Тажибаев, на полигоне в Шортанды под Астаной будет расположено орошаемое поле, демонстрационный участок и парк точного земледелия. Речь идет о привлечении новых научных партнеров и потенциальных инвесторов в наше АПК основателем и владельцем международной Kusto Group Еркином Татишевым, который ведет активные переговоры в США. При его участии и под эгидой НАНОЦ и Назарбаев Университета на экспериментальной площадке «Шортанды» согласилась участвовать и представить свои изобретения ведущая американская компания в области систем орошаемого земледелия Valmont/Valley, а вместе с ней и ученые из University of Nebraska.

Конечно, предтечей столь заметных и положительных сдвигов в отечественной аграрной науке стало определенное изменение в кадровой политике действующих НИИ сельского хозяйства. Был взят крен на омоложение науки, а заодно и придание ей нового импульса – энергичности и кипучей деятельности. Улан Тажибаев – человек молодой, и открывать дорогу, давать больше возможностей и шансов он стал именно молодым сельскохозяйственным ученым, которые мгновенно и «без раскачки» стали преображать ситуацию.

Так, было назначено восемь новых молодых руководителей в системе НАНОЦ в возрасте до 44 лет. Быстро произошел и приток молодых ученых – 584 человека до 35 лет, в том числе 28 парней и девушек с дипломом зарубежных вузов. Заработали 20 Phd и 171 магистр. При этом, 114 молодых ученых, в том числе шесть с дипломом зарубежных вузов было принято с 2018 года. Четыре Phd и 38 магистров включились в работу тоже с прошлого года. Восемь ведущих научных сотрудников в настоящее время обучаются за рубежом. А в рамках научных программ в минувшем году был привлечен 31 иностранный специалист.

 

Три экспортные «корзины» 

При Шукееве Минсельхоз начал резко наращивать переговорный процесс с зарубежными странами-партнерами, представляющими потенциальные рынки сбыта нашей сельхозпродукции. Страны были поделены на три приоритетные ниши-корзины: государства ЕАЭС, Ближнего Востока и Китай. Как результат – вырос товарооборот с партнерами по ЕАЭС. Только за последний год в сегменте казахстанской переработанной продукции поставки наших товаров увеличились на рынок Союза на 7,8%. А всего экспорт готовой продукции по этому направлению принес казахстанским фермерам $270,8 миллиона.

Ветеринарная служба Казахстана включила отечественные предприятия в Реестр ЕАЭС. Можно сравнить: на начало прошлого 2018 года в нем находилось 1790 наших предприятий, а в январе т.г. их число возросло до 2171 компании.

То есть, в список экспортеров Минсельхозу удалось «пробить дорогу» для 381 компании Казахстана, в числе которых 60 мясоперерабатывающих, 40 рыбоперерабатывающих, 18 молокоперерабатывающих, 11 птицеперерабатывающих предприятий. А также 37 комбикормовых заводов, 49 шерстеперерабатывающих предприятий, 140 комбинатов по производству продукции животноводства, 49 производителей меда.

Второе направление экспорта – Китай. В 2018 году открылся доступ казахстанской мясной продукции на рынок КНР, были согласованы ветеринарные требования на мясо КРС, проведена инспекция мясокомбинатов, а сейчас ожидается их включение в реестр поставщиков на китайский рынок. С Поднебесной согласовываются ветеринарные требования по свинине. Что же касается растениеводства, то в прошлом году Минсельхоз уже согласовал фитосанитарные требования к экспорту в Китай люцерны, рапсового шрота, ячменя и кукурузы.

По третьей «корзине» удалось договориться об экспорте казахстанского скота на убой в Иран: в эту страну уже отправляется говядина, субпродукты мелкого рогатого скота и пищевое яйцо. Достигнуто соглашение об экспорте нашего КРС и МРС для убоя и разведения в Саудовскую Аравию, Бахрейн и Оман.

 

Валерий СУРГАНОВ