Перейти к основному содержанию
19 Июля 2018  67

Тенгиз – нефтяной гигант. Летопись успеха

Тенгиз – нефтяной гигант. Летопись успеха

Общественным фондом «Алдонгар» была издана книга «Тенгиз – нефтяной гигант. Летопись успеха» об истории открытия и освоения Тенгизского месторождения. Автор книги – Борис Чердабаев – известный нефтяник, один из участников открытия месторождения Тенгиз, представитель нефтяной династии Чердабаевых, общий трудовой стаж которой в нефтегазовой отрасли составляет более 1000 лет. 
Представляем вниманию читателей вторую часть эксклюзивного интервью с автором книги «Тенгиз – нефтяной гигант. Летопись успеха» Борисом ЧЕРДАБАЕВЫМ.

(Окончание, начало в №25 за 13 июля 2018 г.)

-Какими вам видятся сегодня перспективы месторождения Тенгиз?

– Прежде всего, я хочу еще раз отметить, что на сегодняшний день Тенгиз – это самый успешный казахстанский проект за все годы независимости. Это наша серьезная визитная карточка, страновой бренд, если хотите, на международной арене, свидетельствующий о незыблемости и привлекательности инвестиционного климата Казахстана. 

В текущем году отмечается 25 лет со дня подписания 40-летнего соглашения о совместном казахстанско-американском освоении Тенгиза. Большая часть срока соглашения уже позади, но истинный потенциал месторождения только предстоит раскрыть. Поэтому перспективы этого месторождения все еще огромны. 

Ближайшие 5-10 лет они будут связаны, главным образом, с реализацией проекта будущего расширения и сопряженного с ним проекта управления устьевым давлением скважин, который позволит увеличить добычу тенгизской нефти до 38 млн тонн в год уже к 2022 году. Конечно, это выход на качественно новый уровень развития. И то, что партнеры, несмотря на непростую ситуацию на мировом финансовом и нефтяном рынках, пришли к единому решению о финансировании и запуске этого достаточно затратного проекта расширения мощностей говорит, во-первых, о значении, которое продолжает иметь месторождение для партнеров, а во-вторых, о его перспективах и важной роли для экономики Казахстана. 

Более того, перспективы увеличения потенциального объема добычи нефти на Тенгизском месторождении напрямую связаны с расширением пропускной способности Каспийского трубопроводного консорциума, как основного маршрута транспортировки тенгизской нефти. Если не ошибаюсь, проект модернизации КТК предполагает расширение пропускной способности до 76 млн тонн в год.

Кроме чисто финансовой выгоды для государства в виде увеличения налоговых поступлений от тенгизского проекта все это влечет за собой такие позитивные дивиденды для отрасли, как самые передовые технологии увеличения нефтеотдачи и, как следствие, опытные высоко­квалифицированные кадры из числа местного населения, а также модернизированная инфраструктура региона.

В целом можно сказать, что в ближайшие 5-10 лет Тенгиз будет оставаться локомотивом нефтегазовой отрасли Казахстана и иметь значительную долю в структуре ВВП Казахстана.

– Что вы думаете о самом тенгизском контракте уже с позиции сегодняшнего дня?

– Очевидно, что 25 лет назад, когда заключался текущий контракт, были совсем другие политические, социально-экономические условия в стране – развал Советского Союза, рождение независимого Казахстана, стояли другие задачи и требования, была другая конъюнктура мирового рынка. 

На 25-летии ТШО президент страны Нурсултан Абишевич поставил перед партнерами по тенгизскому проекту новые задачи, требующие нового осмысления и выработки стратегии, выхода на следующий уровень развития. Большая часть срока 40-летнего соглашения прошла, осталось 15 лет, которые пролетят еще быстрее. По моему личному убеждению, правительству уже сейчас необходимо создать отдельную рабочую группу по изучению как мирового опыта, так и истории деятельности ТШО за прошедший период времени. Исследование должно объективно включать все плюсы и минусы, имевшие место в текущем контракте, и вылиться в некое конкретное видение будущего развития Тенгиза на базе новой технологической схемы и, соответственно, понимание ключевых условий будущего соглашения. Мы уже сегодня должны озаботиться закладкой основ нового контракта для вывода проекта в следующий этап. 

Думаю, такой трезвый и разумный взгляд на немалый пройденный путь необходим всем участникам данного проекта для выработки новой стратегии роста, так как это даст определенную ясность в дальнейших перспективах для всех сторон соглашения.

– Что вы думаете о вопросах подготовки отечественных кадров для нефтегазовой отрасли?

– ТШО является огромной международной площадкой, где проходят профессиональную подготовку самые лучшие специалисты отрасли, начиная от финансистов и заканчивая геологами. Что касается в общем Казахстана, то, учитывая относительную малочисленность нашего населения, думаю, неоправданно надеяться на естественную регуляцию процесса подготовки кадров. Считаю целесообразным создать некий единый центр анализа и изучения состояния подготовки кадров с непосредственным подчинением компетентному органу. Осуществить на базе данного центра паспортизацию всех действующих отечественных специалистов в нефтегазовой сфере, определить потребность в квалифицированных кадрах на последующие 20-30 лет, с учетом стратегии развития отрасли, и разработать программу подготовки кадров. Потому что завтра встанет вопрос о том, кто будет управлять отраслью, приносящей большую часть доходов государственного бюджета? Ведь это проблема, как бы громко ни звучало, в плоскости уже национальной безопасности. 

Если мы не начнем заниматься кадрами сегодня, то завтра неминуемо столкнемся с еще большим кадровым кризисом, который негативно отразится на всей экономике страны. Подготовка квалифицированных высококомпетентных специалистов должна начинаться непосредственно на месторождениях и заводах. Наиболее перспективные кадры должны затем направляться на зарубежную стажировку в крупные международные нефтегазовые компании. Только так мы получим будущих высококлассных отечественных специалистов-нефтяников, которые будут владеть методикой подсчета запасов, выбора точки закладки скважины, построения модели резервуара и т.д. не только в теории, но и на практике. Мы должны уметь оценивать свои углеводородные запасы по принятым международным стандартам. То же самое касается инженеров-проектировщиков, которые должны уметь осуществлять работы по проектированию крупных нефтегазовых проектов. 

Именно эти специалисты, пройдя все ступени необходимой подготовки, должны в будущем встать у руля нефтегазовой промышленности страны. 

Кроме того, поиск и подготовка кадров должны начинаться с еще более ранней профориентации, со студентов технических и нефтяных вузов. К примеру, когда я работал в ТШО, нами была разработана и принята программа ежегодного обучения 50 лучших студентов казахстанских вузов в ведущих нефтяных учебных заведениях ближнего и дальнего зарубежья, был принят план карьерного роста казахстанского работника на каждой позиции, а также план поэтапной замены иностранных топ-менеджеров на местных. 

– Какова в целом ваша оценка казахстанской нефтегазовой отрасли на современном этапе? Поделитесь своим мнением о ситуации с бензином?

– Нефтегазовая отрасль Казахстана сейчас переживает непростые времена, даже несмотря на то, что подросли цены на нефть. Как ни печально это признавать, но мы все еще сильно зависим от конъюнктуры мирового рынка нефти. Как и прежде, перед отраслью стоит задача увеличения нефтеперерабатывающих мощностей, создания нефтехимических производств… 

Будущее нефтегазовой отрасли Казахстана, естественно, связано с дальнейшим развитием наших крупнейших проектов, таких как Тенгиз, Кашаган, Карачаганак. Однако, учитывая большую социальную нагрузку на такие нефтедобывающие области как Мангистауская, Актюбинская, Кызылординская, конечно, необходимо усиливать государственный контроль над нефтедобывающими предприятиями, осуществляющими свою деятельность в этих регионах. 

Что касается ситуации с ГСМ, то здесь, на мой взгляд, необходимо в корне пересмотреть ресурсную базу. Ключевые нефтепроизводители (месторождения Актюбинской, Мангистауской и Кызылординской областей), поставляющие львиную долю углеводородного сырья на местные нефтеперерабатывающие заводы, не могут бесконечно продолжать делать это себе в убыток, ведь цены на внутреннем рынке намного ниже рыночных, а уровень добычи на многих месторождениях тем временем начинает снижаться. И эта тенденция будет усиливаться в ближайшие годы. 

Причем все это происходит на фоне значительного ежегодного роста спроса на ГСМ. Да, необходимо продолжать модернизацию наших НПЗ с увеличением объемов выхода светлых нефтепродуктов, но это как пытаться из того же одного литра молока взбить еще в три раза больше сливок. Возможно ли это? Конечно, нет. Поэтому повторюсь – необходим пересмотр ресурсной базы, внедрение новых высокоэффективных технологий увеличения коэффициента нефтеотдачи пластов, и, естественно, в будущем не обойтись без использования части нефти с месторождений Тенгиз, Кашаган и Карачаганак.

– Борис Тажгариевич, за последние 10 лет ваш общественный фонд «Алдонгар» сделал очень многое для популяризации нефтегазовой отрасли, ее истории. Выпущены десятки научно-популярных и энциклопедических книг об истории как в целом казахстанской нефти, так и об отдельных нефтегазовых проектах. Каковы дальнейшие творческие планы в этом направлении?

– Как вы знаете, в свое время я руководил организацией празднования 100-летия казахстанской нефти. Тогда, в 1999 году, я лично настоял на необходимости и инициировал выпуск первой нефтяной энциклопедии Казахстана, ставшей памятником всем нефтяникам, отдавшим свои лучшие годы на благо становления нефтегазовой индустрии Казахстана, заложившим основы той отрасли, которую мы имеем сегодня. Для создания этой энциклопедии мы привлекли всех известных ветеранов-нефтяников, многих из которых с нами уже нет. 

В 2008 году наш Общественный фонд «Алдонгар» запустил издательскую серию «Нефтяное наследие», в которой за прошедшие годы были опубликованы книги, описавшие всю мировую историю нефтяной индустрии, летопись нефтегазовой отрасли Казахстана, включая отдельно историю Каспия и крупнейших нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих проектов. 

photo

Это такие издания, как «Нефть: вчера, сегодня, завтра», «Нефть Казахстана. История в фотографиях», «Нефть Казахстана. Вековая история», «Каспий» и другие книги, посвященные истории нефтепереработки и транспортировки. Сейчас мы завершили масштабный проект по изучению истории Тенгизского месторождения, венцом которого стала книга «Тенгиз – нефтяной гигант. Летопись успеха». На стадии завершения находится аналогичное издание об истории освоения морского месторождения Кашаган. Поэтому планы перед нами стоят огромные. Работы непочатый край.

Я убежден, что история нефтегазодобывающей отрасли творится здесь и сейчас. И описывать, фиксировать ее тоже необходимо здесь и сейчас, пока сохраняется объективный взгляд на текущие события и события недавнего прошлого. Здесь мы с вами в принципе делаем одно общее дело. Вы – как журналисты, мы – как специалисты и популяризаторы. В общем, это должны делать современники и профессионалы, знающие отрасль изнутри. 

– Борис Тажгариевич, насколько мне известно, ваш фонд занимается не только изданием книг о нефти, но также и выпуском документальных фильмов. Расскажите об этом поподробнее.

– Совершенно верно. Кино и телевидение – это самый эффективный канал связи с обществом и средство передачи идей в современном мире, поэтому мы обратились и к этому формату. Нами были сняты документальные фильмы о Тенгизе, об Атырауском нефтеперерабатывающем заводе. Несколько лет назад нами был запущен многосерийный документальный проект «История нефти Казахстана», повествующий о более чем 100-летней летописи добычи нефти на территории нашей страны. Мы сняли две серии из планируемых 11-ти. В данный момент идет работа над продолжением.

– Насколько мне известно, все это делается исключительно силами фонда и благодаря вашим личным творческим усилиям. А как насчет поддержки со стороны национальных компаний, ведомств, госкорпораций? Это ведь некоторым образом входит в спектр их обязанностей.

– Да, все эти книги и фильмы делаются своими силами, за счет средств фонда «Алдонгар». Если говорить о государственной поддержке, то ее как не было, так и нет. Хотя мы и сами особо пороги не обиваем. Но мое личное мнение, что популяризация истории нефтяной отрасли, как и других важных отраслей экономики, это задача, которая должна стоять именно перед государством, которое в первую очередь заинтересовано в качественном увеличении кадрового потенциала наукоемких отраслей, спроса на технические специальности среди молодежи.

Кстати, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу о кинопроизводстве, хочу спросить, вы можете назвать хоть один снятый в современном Казахстане художественный фильм, повествующий о жизни какой-либо отрасли через судьбы людей, работников этой отрасли? 

Наверное, нет. Вот и я не могу. На ум приходит лишь картина «Кровь и пот» по роману Абдижамиля Нурпеисова о тяжелом труде аральских рыбаков, но она была снята еще в советское время. А ведь у нас есть еще и нефтянка, и угольная промышленность, и металлургия, и энергетика, и железнодорожный, и автотранспорт. 

Как еще можно привлечь молодежь в эти отрасли, если не через хорошее кино об истинных профессионалах, простых работниках, наших соотечественниках, мужчинах и женщинах, отцах и сыновьях, о простых и вечных ценностях, о настоящем доблестном труде на благо своей страны. На мой взгляд, государство напрасно недооценивает этот способ популяризации технических и инженерных специальностей среди нашей молодежи, которая, как и в ­90-е, большей частью стремится стать юристами, экономистами и чиновниками.