Перейти к основному содержанию
13 Сентября 2018  657

Жакып Марабаев, заместитель управляющего директора NCOC: «Наши взаимоотношения с казахстанским бизнесом строятся на доверии»

Жакып Марабаев,  заместитель управляющего директора NCOC: «Наши взаимоотношения с казахстанским бизнесом строятся на доверии»

Компания North Caspian Operating Company (NCOC), оператор Северо-Каспийского проекта, на протяжении многих лет выступает одним из лидеров привлечения казахстанских товаров, работ и услуг. За четверть века, в течение которого иностранные компании, объединившиеся для разработки гигантского нефтегазового месторождения Кашаган на шельфе Каспия, вносят свой вклад в развитие местного рынка контрактов, в республике были открыты десятки эффективных производств, созданы тысячи рабочих мест. Объем соответствующих закупок только по итогам прошлого года достиг около $330 млн – впечатляющие инвестиции, учитывая, что коммерческая добыча нефти на Кашагане началась относительно недавно. О философии взаимоотношений консорциума с местными поставщиками товаров, работ и услуг «ДК» рассказал заместитель управляющего директора NCOC Жакып Марабаев.

- Северо-Каспийский проект в силу своего масштаба с самого начала реализации требовал особого внимания государства и общества, в том числе по развитию местного содержания. Как скоро пришло понимание того, что Кашаган должен стать центром притяжения отечественных товаров, работ и услуг?

– В 1993 году при создании консорциума для проведения геологоразведочных исследований на казахстанском шельфе Каспийского моря иностранные партнеры заверили нас в готовности предоставить собственные геофизические суда и за свой счет подготовить местных специалистов для участия в данных работах. Это были первые посылы, первые индикаторы того, что для крупных зарубежных компаний, работающих в нефтяных проектах по всему миру, политика развития национального содержания является приоритетной. Они воспринимали факт привлечения отечественных товаров, работ и услуг не как обязательство или обременение, это была составляющая их бизнеса. Ведь вовлечение в проект местного социума дешевле, устойчивее, а значит, эффективнее. В Казахстане подобной практики тогда не существовало. Подписывая 25 лет назад соглашение о создании консорциума «Казахстанкаспийшельф» – предшественника NCOC, наши иностранные партнеры крупными мазками определили архитектуру построения взаимоотношений на местном рынке контрактов. Желая понять, как должна развиваться морская инфраструктура, мы проводили большие исследования с привлечением известных зарубежных компаний, таких как John Brown, McDermott и других, имеющих опыт работы в иных странах. Мы осознали, что нефтяной сервис - это громадный массив, в котором казахстанские компании должны занять достойную нишу. А это строительство дорог, линий электропередачи, системы водоснабжения, создание новых производств и рабочих мест, отчисления в бюджет, возведение социальных объектов во благо местного населения. Конечно, было бы очень рискованно требовать сиюминутного и полномасштабного казахстанского участия в Северо-Каспийском проекте с учетом специфики Кашагана: высокого давления, высокого содержания серы и высоких температур. Но со временем изменялся менталитет бизнеса, нарабатывался опыт, росла динамика привлечения местного содержания. Максимально в момент строительства в проекте было задействовано 42 тысячи человек. Сейчас занято примерно 15 тысяч, в том числе в самом консорциуме работает около 3 тысяч человек. Сегодня мы готовы к тому, чтобы с учетом мирового опыта подходить к вопросу развития этого сегмента более фундаментально, логично, осмысленно и с большой перспективой на будущее. В настоящее время в области развития местного содержания NCOC уделяет внимание трем основным аспектам: росту местной промышленности, повышению профессиональной квалификации и передаче знаний, а также развитию местной инфраструктуры. Результаты налицо: общая сумма выплат за местные товары, работы и услуги, начиная с 2004 года, превысила $14 млрд. Если до сих пор мы занимались развитием казахстанского содержания в силу внутренних инициатив и на основе практик наших иностранных партнеров, то именно с этого времени политика импортозамещения на нефтяном рынке в Казахстане облачилась в целенаправленную государственную программу, начался методический учет закупок товаров, работ и услуг в крупных проектах.

– Насколько успешно эволюционировал со временем симбиоз государственных программ и проектных подходов?

– Программы профильного министерства, реализуемые через проекты крупных недропользователей, стали неплохим стимулом для увеличения местного содержания. По инициативе Минэнерго мы внедряем практику «ранних тендеров» - она уже успешно зарекомендовала себя сегодня, и я уверен, будет способствовать дальнейшему повышению уровня местного содержания в будущем. Смысл ее заключается в поиске местных поставщиков по ключевым категориям, которые будут вкладывать инвестиции и тесно сотрудничать с NCOC в рамках четко определенного объема работ и по долгосрочному контракту для постепенного и «пошагового» повышения уровня местного содержания. Поясню. На сегодняшний день на рынке работают компании, вставшие на ноги и желающие развиваться дальше, предоставляя для нас другую, обновленную, линейку услуг, что требует вложения определенных инвестиций. Однако сроки нынешних контрактов не позволяют раскрыть реальный потенциал таких компаний. Поэтому мы рассмотрели возможность заключения долгосрочных контрактов с целью развития их бизнеса в интересах нашего проекта. То есть, если раньше мы требовали от подрядчиков услуги определенного качества, не находя компромиссов, не слышали и не чувствовали рынок, то теперь стали подходить к этому вопросу более креативно и изобретательно. Отныне с каждым «шагом» бизнес-план поставщика усложняется от простого хранения ввезенных товаров до сборки, испытаний и сертификации в республике, затем последует производство от простого к сложному и поиск сырья в стране. Каждый «шаг» – это дополнительные преимущества для Казахстана. Мы видим практические выгоды для себя в развитии мощностей местных компаний – в частности, сокращение сроков поставки материалов, а также в случае проблем нам не нужно будет отправлять оборудование за рубеж для ремонта. У нас хорошие результаты. Если взять среднесрочную программу, то нам удалось значительно увеличить количество присужденных контрактов местным компаниям. NCOC имеет 444 действующих контракта с местными поставщиками (на общую  сумму $3,7 млрд), 59 контрактов (на общую сумму $245 млн) были присуждены местным компаниям в период с ноября 2017-го по апрель 2018 года. За последние годы качество услуг значительно улучшилось, и не только потому, что мы на этом настаивали. Мы однозначно помогли отечественным компаниям встать на ноги, сертифицироваться по международным стандартам, поспособствовали обучению и подготовке казахстанских специалистов. Но самое главное, что у нашего бизнеса поменялся менталитет, появились рыночные настроения и понимание того, что побеждает лучший.

– Государство завинчивает гайки, или вы стараетесь работать на опережение, предлагая собственные инициативы, и у вас полное взаимопонимание?

– Я думаю, что государство должно быть локомотивом этих инициатив. Потому что перед ним стоят задачи развития общества и экономики. Тот элемент, о котором мы сейчас говорим, является частью этого механизма. Мы совместно ищем свой короткий и эффективный путь, и в отличие от многих государств, которые проходят свою импортозамещающую эволюцию, мы движемся гораздо быстрее. Наша уникальность заключается в наличии более чем столетнего опыта нефтяных разработок, осознанных желаний и соизмеримых возможностей. И мы работаем в полном взаимопонимании с государством.

– Насколько трудно взаимодействовать с высвобождающимися из проекта местными поставщиками после реализации очередного этапа? NCOC в ответе за тех, кого «приручил»?

– Сегодня никто не даст любому бизнесу гарантии в покупке билета в светлое красивое будущее на всю жизнь. Бизнесу следует всегда быть в тонусе. Участвуя в одном этапе проекта, он должен заранее готовиться к следующему, с использованием более современных технологий. Должен жить с заказчиком в едином ритме, быть гибким и быстро ориентироваться в ситуации. Это, по сути, есть эволюция взаимоотношений, эволюция доверия. Наши взаимоотношения с казахстанским бизнесом строятся на доверии, которое вырастает в долголетнее сотрудничество. Если мы видим, что компания живет нашими проектами, проблемами, способна реагировать на них профессионально, качественно и быстро, мы всецело можем ей доверять. У нас были одиночные случаи, когда после вовлечения в Северо-Каспийский проект компании получали импульс к развитию, а потом вдруг проигрывали следующий тендер, что подталкивало их к поиску возможностей для кооперации с другими поставщиками услуг и построению взаимоотношений в иной плоскости. Главным движущим механизмом всех взаимоотношений является рыночная философия. Рынок вывел их из комфортной зоны в конкурентную, и, перестроившись, они получили возможность зарабатывать втрое больше, чем раньше. Так и должно быть.

– Государство при этом должно стимулировать рынок?

– Должно. Оно должно изучить рынок и предложить все необходимые преференции, обеспечить поддержку, безопасность и устойчивость развития бизнеса, уметь слушать сам бизнес, жить с ним на одном дыхании. Кроме того, есть такое понятие, как challenge. Думаю, что наше государство должно нас «чэлинджить», постоянно указывать направление движения. Конечно, мы и без этого будем стремиться выполнять свои обязательства по достижению индикативных показателей. Но при наличии настойчивых директив государства мы сможем двигаться изобретательнее, быстрее и эффективнее.

Четверть века назад мы жили в совершенно другой стране, которой, как воздух, нужны были новые подходы и решения для развития собственной экономики. За истекшие 25 лет, благодаря успешному сотрудничеству партнеров Северо-Каспийского проекта и правительства, Кашаган стал главным ньюсмейкером в нефтегазовой промышленности. Уверен, сохраняя лидерство в отрасли, мы еще долгие годы будем служить ориентиром для развития экономики Казахстана.

– Спасибо за интервью.

Беседовала Елена Бутырина