Перейти к основному содержанию
23 Февраля 2017  190

... О насущном. О хлебе

Шутить о хлебе как-то горько. Да и, в принципе, непринято в нашем обществе. Наше отношение к хлебу вобрало и горечь голодных военных– послевоенных лет, и память тех поколений, и историю Целины с ее гордостью – хлеборобами. Хлеб – это индикатор достатка. Достаточно сказать – краюшка ли на столе, хлеб с маслом или с икрой, сдоба или сухари… Поэтому ни какой другой продукт в нашем рационе не вызывает такой болезненной реакции, если вдруг дорожает. От того и эмоции взрываются, как у простых людей, так и у политиков, даже если хлеб дорожает на десятые, сотые процента. А если при этом реальные доходы людей снижаются, то эти сотые становятся еще более весомыми. Как выяснили наши журналисты, в подорожании хлеба составляющих. И эта проблема эта гораздо шире, чем стоимость ингредиентов входящих в рецептуру хлеба. Вряд ли у нее есть однозначные решения. Ибо в хлебный узел втягиваются и вопросы конкуренции, и государственной протекции, и проблемы аграриев и задача защиты социально уязвимых групп. Но что-то по силам решить местным властям, что-то может бизнес, что-то – государство.

Хлеб «отпущен» в рынок

Цены на хлеб в восточном регионе страны не поднимались с лета прошлого года, тогда они на продукцию хлебопеков выросли на 5-10 тенге. Сегодня цены стабильны. Но надолго ли?..

Ольга СИЗОВА, Усть-Каменогорск

Сегодня булочка белого стоит примерно 75 тенге, черного – 100-120 тенге. Но, по словам председателя профсоюза работников предпринимательства ВКО Галины Казанцевой, цены на хлеб будут расти, их принудительное ограничение невозможно, потому что хлеб «отпущен» в рынок, и цена его теперь зависит только от спроса и предложения.

Что влияет на цену?

А стоимость его складывается из нескольких факторов. Какие же «пазлы» входят в эту «мозаику», по имени булка хлеба? – В прошлом году цены на хлеб отпустили в свободное плавание. И в принципе, это правильно. Другого пути просто нет, – отмечает Галина Казанцева. – Во-первых, отменили Стабилизационный фонд, когда хлебопроизводители, получая муку из Стабфонда, должны были держать определенную цену. Учитывая, что Стабфонда сейчас нет, все – цены теперь только рыночные. Но цены на составляющие хлеба для производителя растут – на пшеницу, муку и все остальное. Во-вторых, влияет цена на горюче-смазочные материалы, где цены тоже постоянно прыгают… Поэтому хлеб должен соответствовать тем ценам, которые складываются из всех составляющих этого хлеба. Рынок – есть рынок. Он должен работать на основе спроса. А еще два последних года отмечена тенденция снижение общего потребления снижения хлеба. – Или люди сами начали печь хлеб, либо у нас появились какие-то другие пекарни, к тому же крупные магазины стали выпекать булки и хлебобулочные изделия, – говорит Галина Казанцева. – Даже у наших основных хлебопроизводителей ежегодно, ежемесячно, ежедневно снижаются объемы, и они вынуждены замещать их за счет выпуска других продуктов, например, кондитерских изделий, чтобы удержать количество работников, заработную плату, социальные гарантии.

Затраты растут

Сокращающийся общий объем производства плюс рост цен – все это сказывается на пекарнях, которые не выдерживают этого рыночного давления и небольшие предприятия вынуждены закрываться. – Затраты предприятия растут, – отмечает лидер профсоюза работников предпринимательства области. – К тому же оборудование и запчасти к нему в Казахстане не выпускаются, и все это приходится приобретать за рубежом. Поэтому предприниматели поставлены в такие условия, что если они не повысят цены, просто предприятие рано или поздно придет к банкротству. Есть еще одна немаловажная ситуация, влияющая на основных производителей – закупочная стоимость муки. Ведь возможность получения муки по той или иной цене у всех разная. Есть у некоторых предпринимателей хлебного бизнеса преимущества, когда они сами занимаются производством зерна, есть свои мельницы, собственное сырье, поэтому у них есть возможности регулировать цены. С одной стороны это хорошо для населения, но это негативно сказывается на работе других пекарен, которые не имеют такой возможности, что также может привести к монополизму. А в основном хлебопеки приобретают муку у мукомолов, и она, конечно, достаточно высока. Так, закупочная цена муки сегодня составляет 82 тенге. Для сравнения: в феврале прошлого года она равнялась 70 тенге, в мае – 74-76 тенге, а в этом году выросла уже на 12 тенге. По словам хлебопеков, еще одной (недавно появившейся) проблемой стала информация в интернете о том, что якобы в казахстанском хлебе содержится формалин, яд. – Но это бред. Наши пекарни используют дрожжи Алматинского завода, где подобных вредных добавок нет, – говорит Галина Казанцева.

И что же дальше?..

– Правильное решение приняло правительство, отпустив цены. Потому что, если бы этого не сделали, мы пришли бы к тому, от чего уходили: остались бы основные игроки, которые диктовали свои условия. Не рынок диктовал бы, а они. Поэтому, чем больше пекарен, тем лучше для народа, – резюмирует она. – У нас на востоке выпускается очень большой ассортимент хлебобулочных изделий, и очень важно его сохранить, ведь для хлебников сейчас наступили достаточно тяжелые времена…

Опять «зеленый»?

Казахстанцы уже давно привыкли к ежегодному увеличению цен на продукты питания и другим подобным «радостям жизни».

Ирина ТУЛИНОВА, Алматы

Входя в Новый год после сытных застолий, мы тут же лихорадочно начинаем соображать, как протянуть на небольшую зарплату января и февраля. Поскольку праздничные дни резко снижают заработок, а начало года обещает рост цен. В этом году январь удивил своим затишьем, но начало февраля тут же ознаменовалось скачком цен на продукты первой необходимости. В первую очередь подорожал хлеб. Самый дешевый «кирпичик» подскочил в цене до 65 тенге за штуку. Повысилась стоимость и других хлебобулочных изделий. В алматинском регионе очень развита конкуренция: хлеб выпекают как известные крупные компании, так и частники. Однако это не стало тормозом для роста цен. Вместе со стоимостью хлеба подскочила цена и на другие социально-значимые продовольственные товары: муку, крупы. В рост ушла молочка, мясо, и другие продукты. Увеличение стоимости продавцы чаще всего сваливают на… скачек доллара. Дескать, поднялся доллар – подорожал бензин, сырье, доставка и так далее по цепочке. Но в последние месяцы доллар снижается. И чем же тогда объяснить, тот факт, что в одном населенном пункте на протяжении 100 метров так разнятся цены? – Поставщики доставляют нам хлеб, мы делаем свою небольшую наценку и ставим его в продажу, – говорит владелица небольшого магазина Алия Разакова. – Нам же тоже надо на что-то жить, платить налоги, кредиты, коммуналку, кормить семьи. В результате самая дешевая булка в этом магазине стоит 70 тенге. Метрах в ста от него стоит небольшой супермаркет, в котором хлеб по 65 тенге. Помимо этого, ежедневно на входе производители оставляют бесплатные булки для малообеспеченных семей. – Мы уже давно привыкли к тому, что каждый год все только дорожает, – рассказывает пенсионерка Алевтина Шишкина. – Причем цены начинают расти, как только государство обещает поднять пенсии, соцвыплаты и зарплаты бюджетникам. Вот и получается, что не ощущаем мы прибавки. Потому что пенсию еще только обещают увеличить, а цены на все уже выросли. Особенно, по словам пенсионерки, огорчает рост цен на хлеб и продукты питания. Поскольку, после оплаты коммуслуг у малообеспеченных слоев населения на дальнейшее существование остаются только копейки. А хлеб в большинстве таких семей – главный продукт питания.

На рынке остаются профи

В актобинских магазинах пустуют ящики, предназначенные для тех, кто готов оплатить хлеб для тех, кому не по карману даже такая покупка. Прошлогодняя благородная акция быстро сошла на нет.

Сара ТАЛАН, Актобе

Самый дешевый в хлеб в Актобе, где проживает больше половины населения области, стоит 73-75 тенге, если покупать в магазинах при пекарнях. Поскольку по пути следования к покупателю буханка дорожает, как это сейчас принято. Основными производителями продукта №1 в городе являются товарищества «Рамазан» и «Актобе-нан». Намного оторвался от них по мощности ТОО «Атамекен-нан», у которого есть собственные зерновые поля в Каргалинском районе. Следует заметить, что Актюбинская область, где резко континентальный климат с непредсказуемой погодой, несколько лет назад выпал из списка основных производителей зерна в стране. Год за годом идет диверсификация производства, сельское хозяйство сделало ставку на развитие животноводства и нетрадиционных отраслей, таких как пчеловодство.Тем не менее хороший урожай, случившийся в прошлом году впервые за семь-восемь лет, обрадовал земледельцев. Было получено в среднем по 13 центнеров зерна с га. Для сравнения – в позапрошлом году было 5 центнеров. – Для проведения уборочных работ область получила достаточный объем ГСМ – 10,9 тысячи тонн удешевленного дизеля, – напомнили в областном управлении сельского хозяйства. – Хозяйства получили его по цене 84 тенге за литр. По республике стоимость дизельного топлива составляла на тот момент 92 тенге за литр. Этого количества дизеля достаточно для проведения всех работ. В области действуют 7 элеваторов, общей мощностью 438 тысяч тонн зерновых, имеется 184 зернохранилищ. В прошлом году ТОО «Рамазан» три раза повышал отпускные цены на хлеб первого сорта: 1 января с 57 тенге до 61; 29 марта до 66 тенге и 17 июня до 69 тенге. Общий рост на начало года составил 21%. Розничная цена в сети – 71 тенге, на рынках – от 75 тенге. В начале октября было отмечено повышение отпускной цены на муку высшего сорта со 100 тенге до 120 тенге, на муку первого сорта с 95 тенге до 115 тенге. ТОО «Актобе нан» отпускную цену на хлеб пшеничный из муки первого сорта повышал два раза: 6 января с 56 тенге до 62; 7 апреля до 65 тенге и 1 августа до 67 тенге. Повышение каждый раз связывали с удорожанием сырья. Ни одно застолье не обходится без хлеба, и потому предприниматели продолжают открывать пекарни, рассчитывая найти своего покупателя. К примеру, супруги Геворг Хачатрян и Тамаша Искакова предлагают горожанам горячий хлеб, изготовленный по специальным рецептурам. Для развития собственного дела они воспользовались поддержкой государства, получили 5 млн тенге под 14%, из них 10% субсидирует государство через «Даму». Закупили российское оборудование, два фургона для перевозки хлеба. Сегодня они выпускают итальянские, французские и армянские булочки. Геворг по профессии технолог, более двадцати лет работал шеф-поваром в ресторанах, в том числе и Европы. – Мы не применяем какие-либо добавки и печем хлеб по старым, добрым бабушкиным традициям, – поделился бизнесмен. – Каждый хлеб у нас имеет свою рецептуру. Если поменяешь компоненты, чтобы сэкономить, не получится. Да и не каждая мука подходит тому или иному виду продукции. Если для одного хлеба покупаем костанайскую муку с высокой клейковиной, то для диетического подходит мука второго сорта ТОО «Рамазан». Технолог хлебобулочных изделий Зоя Романюк оформила кредит на три миллиона тенге от фонда по прямому финансированию на четыре года. На эти деньги приобрела оборудование, печь и два тестомеса, а также автомобиль. Специально выбрали такую модель, чтобы горячий хлеб возить в салоне. – Некоторые думают, что это сверхприбыльное дело. Но на самом деле это тяжелый труд, – утверждает пекарь. По ее мнению, в хлебном бизнесе хорошую прибыль может получить тот, кто создал целый кластер – имеет свои поля, зерно, мельницу и пекарню.

Дешевый, но почти не съедобный

В одной из главных житниц страны хлеб дорожает медленно, но верно. Сегодня самый дешевый «Городской» хлеб в СКО стоит 59 тенге. Он считается социальным. Булка из муки I сорта, хотя и весит стандартные 550 граммов, но на вид уж сильно отличается от привычного «кирпича», да и вкусовые качества многим не нравятся.

Екатерина НАЗАРЕНКО, Петропавловск

Больше пользуется спросом у североказахстанцев хлеб «Особый», он как раз внешне похож на советский хлеб, но стоит 82 тенге. Эти виды хлеба выпускает старейшее хлебопекарное предприятие Северо-Казахстанской области – Петропавловский хлебобулочный комбинат. За год цена на социально важный продукт выросла примерно на 25%, в начале 2016 года «Городской» хлеб можно было купить за 46 тенге, а «Особый» за 65. Каждый раз население болезненно реагировало на подорожание этой продукции ПХБК, но тщетно. Для пенсионеров и тех, кто живет на пособия, разница даже в 1 тенге ощутимая, ведь хлеб – продукт ежедневного спроса. Когда в прошлом году на уровне республики регулирование цен на хлеб отпустили в свободное плавание, рынок сделал свое дело. Жители СКО возмущаются и не понимают, почему хлеб становится золотым, если регион является зерносеящим. Власти постоянно гордятся, что область обеспечивает пшеницей себя, да еще и ежегодно реализует на экспорт в страны дальнего и ближнего зарубежья порядка 1,5 млн тонн качественного зерна и 250 тысяч тонн муки. В 2016 году североказахстанские хлеборобы собрали 5,5 миллиона тонн пшеницы. Производители объясняют подорожание хлеба ростом реальных затрат. Причем, по их словам, в структуру себестоимости хлеба входит не более 30% стоимость муки и пшеницы. А оставшаяся часть приходится на ГСМ, электроэнергию, транспортные расходы, зарплату, налоги и т.д. И, судя по тому, что стоимость топлива в регионе продолжает расти, очередное подорожание хлеба не за горами. Кто располагает средствами, хлеб ПХБК старается не покупать, недавно в соцсетях в очередной раз критиковали его вкусовые качества. Благо, производителей в регионе много. Правда, на мелких пекарнях и выпекаемая в супермаркетах хлебобулочная продукция стоит еще дороже. Но и выбор большой: бездрожжевой, со свеклой, морковный, банановый, с отрубями, с луком, чесночный, с гречкой, ржаной, «Бородинский», купеческий... Чем выше цена, тем вкуснее хлеб. Стоимость некоторых булок достигает 400 тенге! Однако социально незащищенным категориям населения важна цена на самый дешевый хлеб. Ведь есть и те, кому приходится жить буквально на хлебе и воде. Местные власти от регулирования цен на хлеб насущный давно отказались. Специально созданный для сдерживания роста цен на основные продовольственные товары штаб стоимость хлеба даже не мониторит. В контрольный список входит 33 наименования продуктов, в том числе и мука.

Чуда не случилось

По Павлодару 21 февраля разнеслась благая весть – на 5 тенге подешевел формовой хлеб «Тау-нан», который всегда пользовался особым спросом у покупателей. Однако оказалось, что крупнейший хлебобулочный комбинат, снизив цену, снизил и вес булки. И таким способом пытается выжить. 

Ирина АДЫЛКАНОВА, Павлодар 

На фоне новостей о повышении цены на хлеб по стране, Павлодарская область выглядит благополучней некуда. Цены стабильны несколько лет, колеблются от 60 до 80 тенге за единицу формового. В среднем 65 тенге в магазинах стоит продукция от небольших пекарен, и только крупнейший в регионе производитель хлебобулочных изделий – ТОО «ПХБК» – стоял особняком. Дело в том, что в июне прошлого года он до 75 тенге повысил отпускную цену на популярную марку формового «Тау-нан». А теперь на 5 тенге снизил. «Наверное, хорошо живет предприятие, денег хватает и нам цену не накручивает», – решили покупатели. Однако все иначе и прозаичнее. Руководитель предприятия Виталий Сартаков поясняет: чтобы стать конкурентоспособнее, действительно, снизили цену, но вместе с тем «отрезали» 50 граммов от буханки. – Сделано это для того, чтобы выровнять экономическую ситуацию на нашем предприятии, поскольку несли убытки, выпуская хлеб с большим весом и большей ценой,– поясняет Виталий Сартаков. – В последнее время мы теряли покупателей – на полторы тонны в сутки упала реализация. Не скажу, что только из-за того, что они ушли к другим пекарням. Роль сыграло и снижение потребления хлеба, которое не понятно, с чем связано, но является общей тенденцией рынка в Павлодаре. Теперь нам удается получить дополнительную прибыль, мы даже хотим повысить заработную плату работникам. Теперь когда-то богатому предприятию-гегемону радоваться и таким успехам. Условия рыночные, конкуренция в лице небольших пекарен растет. Но и это не мешало бы полноценному развитию, считают на хлебозаводе. Если бы не официально введенная программа по сдерживанию цены и формированию явления «социального» хлеба. И желание акиматов во что бы то ни стало продемонстрировать достижения на этом фронте. Имелись и механизмы – поставки удешевленной муки, меморандумы между пекарнями, местными исполнительными органами, мельницами. А иногда – и административные ресурсы. Если цену удавалось сдержать или даже снизить, акиматы считали это большим достижением, не замечая, что рост на «все» приглушил у народа страх перед подорожанием хлеба. За последние годы ПХБК, являясь участником программы, несколько раз пытался повысить цену, апеллируя к законам рынка и указывая на убытки. В ответ – душеспасительные беседы в больших кабинетах, публичные порки. Иногда цену «возвращали» на следующий день после повышения. Удалось существенно повысить цену только в 2016 году, после отмены механизма формирования социальной цены. Здесь говорили, что адекватная цена за булку хлеба составляет не менее 100 тенге, и ее применение поможет расцвести хлебобулочному бизнесу. За конкурентом не потянулись маленькие предприятия, расходы которых не так велики. Возможно, посчитали, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, и лучше «не высовываться». Кажется, покупатель проголосовал тенге. Сейчас ТОО «ПХБК» производит всего 9 тонн хлеба в сутки. О прежнем 20 процентном охвате рынка здесь не мечтают. – Программа удешевления хлеба погубила отрасль, – заключает Виталий Сартаков. В акимате города Павлодара и раньше уверяли – и без всяких ограничений здоровая конкуренция отобьет желание продукцию делать дороже. И когда полгода назад ПХБК совершил своеобразный демарш, ставили на то, что завод проиграет.

Главный в «пищевой цепочке»

В этой публикации мы немного изменим смысл выражения, использованного в заголовке, поведя речь об удорожании продуктов, встраиваемых в нее человеком. В основном, о хлебе.

Ирина ИВАНОВА, Астана

Человек хлеб растит, человек его и поедает. Именно этот продукт сейчас лидирует в рейтинге вздорожавших. Пусть даже не процентным содержанием и не абсолютной суммой. Мы привычно считаем, что хлеб – всему голова, привычно именуем его основным продуктом (что для многих семей так и есть) и возмущаемся его выросшей стоимости. Хотя и понимаем, что хлебопеки – такие же бизнесмены как все, в убыток работать не станут, а субсидировать их производство государство прекратило. Подход отчасти оправдан. С 1 января отменено ценовое регулирование и на этом рынке, – как мера для создания равных условий в рамках ЕАЭС. То есть ценовое регулирование, чем до начала этого года практически занималось правительство, «вышло из моды». Теперь дело за антимонопольным регулированием, то есть за пресечением нарушений, устанавливающих монопольно высокие цены; пресекающих вертикальные соглашения и картельный сговор. Причем здесь хлеб? – спросите вы. Притом, что рост стоимости буханки хлеба стандартным весом в 650 граммов с 79 тенге до 88 и даже выше, что наблюдается в столице, прямо зависит от увеличения цены, например, на ГСМ и электроэнергию. О том, что бензин вздорожал и о причинах такого роста казахстанцам уже объяснял министр энергетики Канат Бозумбаев, повторяться нет нужды. Мог бы подешеветь киловатт, поскольку мы производим электроэнергии с профицитом, но нет, не снижается стоимость. И мука, спросите у пекарей, дорожает, потому что мукомолы в цену закладывают свои издержки… Однако закрадывается коварная мысль: кто-то в правительстве учел, что, например, за 2016 год реальные доходы казахстанцев сократились на 4,5%? Цифру вывели аналитики ranking.kz. Это заявление сопровождается выводом: случилось самое значительное падение уровня жизни за последние 16 лет. Предыдущий антирекорд, как они утверждают, «был зафиксирован в 2009 году, когда уровень реальных доходов за год уменьшился на 3,1%». Вот причем здесь хлеб, сограждане. А еще и торговая надбавка, которая гуляет сама по себе. Правда, в прямой зависимости с совестливостью владельцев торговой сети или магазинчика у дома. Пример. В соседнем доме есть небольшой продуктовый. Его владельцу стало накладно вести бизнес одному, и он взял в пару себе такого же торговца. Теперь молоко, сметану и хлеб жителям близлежащих домов две недели продают с наценкой в 10%, а оставшиеся две – с надбавкой в 15-17%. Люди разные, потому что один – совестливый, другой – жадный. Торговля, тем не менее, не останавливается, видимо, и наценка недолго удержится в названных пределах, пойдет в рост. В прямой связи со сказанным выше находится и намерение Министерства национальной экономики разработать поправки в нормы закона о торговой деятельности в части величины наценки на социально значимые продукты. А контроль отдать в акиматы. Не будем пока искать в предлагаемом маневре вероятность коррупции, хотя почти все – на поверхности. Дополним лишь тем, что представители ассоциаций предпринимателей – противники задумок профильного ведомства. Не по определению противники, а из того исходят, что инфляцию предлагаемый подход не сдержит. Но побудит торговцев искажать ту цену, по которой они закупают товар. А, значит, расширит поле для контроля. И вновь произойдет то, что происходит всегда. То есть, увеличится давление на предпринимателей, расширится коррупционное поле, свернут свою деятельность какие-то мелкие торговые точки, истощится микро и малый бизнес? Хлеб, граждане, всему голова!