Skip to main content
12 Апреля 2018

Рабы, которых освободили, ничего не видели, кроме жестокости

Для начала тест. Внимательно прочитайте текст, а потом скажите, какие ощущения вы испытали во время прочтения. «В сети опубликовано видео, на кадрах которого дети школьного возраста избивают сверстника ради «лайков». Как утверждает телеканал, инцидент произошел в Казахстане, однако не уточняется, когда и в каком регионе. После избиения подростки обращаются к своим зрителям с просьбой «подписаться на их канал», поставить «лайк», обещая пользователям вознаграждения за просмотры.

Андрей ЗУБОВ

Ну-с, господа хорошие, какие чувства вас обуяли? Правильно. Практически нейтральные. «К сожалению, это становится нормой», «Такое сегодня увидишь сплошь и рядом», – такие оценки дают информации большинство из нас. И только иногда слышится вялое и равнодушное: «Совсем озверели» или «Куда полиция смотрит?».

Между тем издевательства, снимаемые на видео, действительно стали чем-то привычным. Названия роликов, выдаваемые ютубом на запросы о жестокости школьников, поражают откровенностью и сухостью констатацией фактов. Такое впечатление, что речь идет о сломанных игрушках, но не о людях. Вот типичные описания. «Подруги убили школьницу из-за парня», «Компания подростков избила и изнасиловала 13-летнюю девочку», «Школьник зверски избивает и оскорбляет пенсионерку», «Дети надругались над девочкой в лагере, мать жертвы в шоке», «Школьницы избили девочку-инвалида», «Родительское собрание закончилось избиением учительницы»…

Вот цифры, говорящие о том, насколько распространена подростковая преступность в Казахстане. По данным Генеральной прокуратуры РК, за 9 месяцев 2017 года из общего числа лиц, совершивших уголовные правонарушения, 2,5% – несовершеннолетние. В абсолютном выражении – это 2 241 подросток- преступник. За неполный год подростки убили 22 человека.

И вот примеры. «В г. Аркалык несовершеннолетний М., 2002 года рождения, в группе лиц по предварительному сговору с К., 15 сентября 2016 года, находясь в подвальном помещении с целью скрытия изнасилования в извращенной форме гражданки Ж. 1963 г.р., совершил умышленное убийство, перерезав ей горло». «В средней школе ЮКО ученики 9-го и 10-го классов из-за неприязненных отношений подрались между собой. В ходе драки несовершеннолетний Б. нанес ножевое ранение несовершеннолетнему Н., который от полученных травм скончался».

Отмечу интересную деталь. Есть традиционное мнение о том, что малолетние преступники – сплошь детдомовцы или выходцы из неполных семей. На самом деле это не так. По той же статистике от 2017 года, в Казахстане 70% (1 569) несовершеннолетних преступников воспитывались в полной семье, 27% – в неполной семье или вне семьи и только 3% преступников – воспитанники детских домов и интернатов.

Причины подростковой преступности все те же, что и 10, и 20 лет назад. Они не решены. Это незанятость несовершеннолетних в неурочное время, ползущая безработица, маргинализация огромной части молодежи, коммерциализация (и как следствие – недоступность для многих) образовательной сферы, неорганизованность досуга подростков (малочисленность кружков, секций или опять же их ценовая доступность), недостаточная защищенность социально уязвимой молодежи.

Я добавлю сюда еще две причины: ценностный кризис и патологическое смакование современными СМИ фактов насилия и жестокости. Про ценностный кризис понятно: это, прежде всего, вина родителей, которые не привили ребенку ничего хорошего. Маленький человек как губка впитывает ценности той среды, в которой живет. И если его старшие братья, родители и все друзья проводят время одним и тем же способом – унижают слабых и не похожих на себя, ставят во главу угла только «волчьи» законы – высока вероятность, что подросток построит свою жизнь по тому же сценарию. Как там сказано в культовом сериале «Игра престолов»? «Рабы, которых вы освободили, ничего не видели в жизни, кроме жестокости. Если хотите научить их чему-то другому, придется это показать на личном примере».

Причем цепочку, когда у «испорченных» в детстве родителей вырастают такие же «испорченные» дети, прервать будет сложно на протяжении целых поколений. Игорь Губерман выразил этот детерминизм в стихах: «Жестоки с нами дети, но заметим, что далее на свет родятся внуки, а внуки – это кара нашим детям за нами перенесенные муки».

И с губительным воздействием СМИ тоже все ясно. Погоня за рейтингами, за количеством просмотров любой ценой – это лицо нынешних телеканалов и новостных сайтов. Часто такая погоня превосходит любые нездоровые наклонности. Я это знаю, поскольку сам работал в новостном портале. «Слышали! Сын избил до смерти собственную мать! Срочно в ленту! Подробности! Фото с кровью! Рейтинг падает!». Такая истерика – обычное дело наших ньюсмейкеров. Иногда внутренняя цензура отказывает вовсе. Всем памятна недавняя история с мальчиком из ЮКО, который (по еще недоказанным данным) подвергался групповому изнасилованию одноклассниками. Некоторые ньюс-порталы и телеканалы, наслаждаясь хайповыми подробностями, потеряли совесть до такой степени, что назвали и фамилию бабушки мальчика, и его имя. Это уже полное днище казахстанской журналистики…

Что со всем этим делать? Ужесточать законы, наводить порядок в СМИ, в так называемой «гражданской журналистике», в соцсетях и в мессенджерах. Нужна железная защита от публикации антисоциальных материалов, в частности – сцен насилия. Вот ввели же обязательную регистрацию на сайтах для комментирования новостей – и, посмотрите, насколько меньше грязных гадостей писать стали. Нужно пойти еще дальше – добиться того, чтобы у каждого человека был свой интернет-паспорт. Об этом еще давным-давно говорил в России Евгений Касперский, а в Казахстане – Александр Ляхов. Тогда будет легче проследить мерзавцев, сливающих в сеть садистские сюжеты.

А по большому счету, давно пора создать глобальную и адекватную информационную политику, направленную на повышение уровня нравственной культуры населения. Только это поможет снизить «криминальный потенциал» общества и защитит подрастающее поколение от деструктивной идеологии преступного мира.