Перейти к основному содержанию
14 Мая 2019  14

Администрация Трампа переоценивает свои внешнеполитические силы

Администрация Трампа переоценивает свои внешнеполитические силы

Внешнеполитический курс Дональда Трампа вполне соответствует его стилю правления: он «ставит амбициозные задачи, надеясь, что противник моргнёт первым», пишет WSJ. Вместе с тем, подчёркивается в материале издания, из-за подобного подхода Вашингтон теперь вынужден одновременно урегулировать целый ряд кризисов в разных уголках планеты, а это отнюдь не простая задача.

Внешняя политика президента США Дональда Трампа, которую можно резюмировать с помощью его же девиза «Америка прежде всего», привела к тому, что его администрация в настоящий момент проходит «необычайное испытание», пытаясь урегулировать кризисы сразу на четырёх фронтах и достичь при этом весьма амбициозных целей, пишет The Wall Street Journal. Вашингтону сегодня приходится иметь дело не только с Китаем, добивающимся пересмотра условий торговли с Америкой, и Северной Кореей, которая вновь проводит испытания ракет малой дальности на фоне торможения переговоров по поводу своих ядерных сил, но и с Ираном, грозящим ускорить реализацию собственной ядерной программы, а также с Венесуэлой, только что сорвавшей — не без помощи России и Кубы — планы Вашингтона по смене режима в этой стране, перечисляет обозреватель американского издания.

Широкий спектр трудностей, стоящих перед администрацией, вновь стал очевидным в минувший четверг, когда государственный секретарь США Майк Помпео прервал дипломатическое турне и поспешил вернуться в Вашингтон, чтобы принять участие во встрече высокопоставленных американских чиновников, среди которых также были и. о. министра обороны страны Патрик Шанахан, а также председатель Объединённого комитета начальников штабов Джозеф Данфорд, продолжает автор. По итогам встречи господин Помпео пригрозил применить вооружённые силы против Ирана, но вместе с тем не исключил возможность возвращения к переговорам с Тегераном в дальнейшем, говорится в статье.

Как полагают американские аналитики, нынешняя ситуация во внешней политике США необычна прежде всего тем, что господин Трамп решил отказаться от проверенной временем практики в виде выделения приоритетных внешнеполитических направлений и последовательного решения различных кризисов одного за другим, отмечается в материале Вместо этого Трамп решил удвоить усилия по решению сразу нескольких внешнеполитических задач, каждая из которых сама по себе уже стала бы амбициозным предприятием для любого американского президента — и теперь одновременно занят «переформатированием экономической модели Китая, ядерным разоружением Северной Кореи, достижением полноценных перемен в политике безопасности Ирана и свержением правительства одной латиноамериканской страны», пишет автор.

«Во всех этих случаях администрация установила необычайно высокие критерии успеха, — заявил в интервью WSJ «ветеран администрации Джорджа Буша — младшего» и президент Совета по международным отношения Ричард Хаас. — И всё это происходит без какого-либо взаимодействия между ведомствами и при президенте, с неприязнью относящемся к масштабному применению военной мощи. Между целями и средствами теперь пролегла огромная пропасть, и санкциями её не заполнить».

Конечно, позволить себе выбирать, какие кризисы разразятся во время его пребывания у власти, не мог ни один американский президент — а к тому же многие из нынешних внешнеполитических вызовов возникли далеко не недавно, о чём нередко напоминал и напоминает сам господин Трамп, признаёт автор. Однако часть обострившихся сегодня вопросов всё же стали продуктом политики администрации действующего президента: так, она приняла решение усилить экономическое давление на Иран, толком не уладив торговый конфликт с Китаем и не добившись серьёзных подвижек в переговорах с КНДР, подчёркивает он. «Эти люди единовременно создают больше кризисов, чем нужно, — отметил в беседе с журналистом декан Школы передовых международных исследований при Университете Джона Хопкинса Вали Наср. — Контролировать распад Венесуэлы мы не можем, но вот Иран был в «замороженном» состоянии, а они создают там кризис, которому было совершенно не обязательно случаться именно сейчас».

Усугубляет ситуацию то, что стремление Белого дома побеждать на всех дипломатических фронтах обернулось халатным отношением к отдельным компромиссам, которые уже давно считаются для американской внешней политики традиционными, констатирует автор. Например, в дипломатическом плане Вашингтон теперь одновременно накладывает на Китай пошлины и пытается заручиться его поддержкой по северокорейскому вопросу, а в военном — отказывается от сложившейся стратегии по сдерживанию Китая и России при одновременном уходе с Ближнего Востока, поскольку Пентагон из-за обострения отношений с Ираном был вынужден отправить в регион авианосец и оперативную группу бомбардировщиков, отмечает он.

Внешняя политика господина Трампа во многом отражает его стиль правления, при котором он «ставит амбициозные задачи, надеясь на то, что противник моргнёт первым», подытоживает обозреватель WSJ. Впрочем, сторонники президента убеждены, что его «дерзкий и нетрадиционный»внешнеполитический курс уже привёл к целому ряду знаковых событий, включая первую в истории встречу между лидерами США и Северной Кореи, а также временный отказ Пхеньяна от испытаний ядерного оружия и ракет большой дальности, упоминается в материале.

 

фото: Reuters

RT