Skip to main content
17 Мая 2018  17

Драйвер роста - более активная экономическая интеграция

В течение первого десятилетия XXI века история экономического развития региона Кавказа и Центральной Азии была по большей части успешной. Темпы роста были высокими, инфляция снизилась, и был достигнут значительный прогресс в сокращении бедности.

Тао ЧЖАН, заместитель директора-распорядителя МВФ

   Но с 2014 года эта ситуация изменилась. Так как широко применяемая в регионе экономическая модель, основанная на добыче нефти и газа, денежных переводах, горнодобывающей промышленности и государственных расходах, оказалась неспособной обеспечить долгосрочное процветание в условиях более низких цен на сырьевые товары, уменьшения денежных переводов и замедления роста в странах — торговых партнерах. В результате темпы роста снизились, возросла уязвимость финансового сектора, увеличился государственный долг.

Согласно недавно опубликованному изданию МВФ «Перспективы развития региональной экономики», в 2017 году в регионе КЦA наблюдались положительные события: его темпы роста, составившие 4,1%, превысили ожидания. Однако, как четко показывает прогноз, эти темпы не будут сохраняться длительное время, поэтому региону необходимо сосредоточить внимание на развитии динамичного частного сектора и диверсификации экономики. При эффективном подходе к использованию возможностей для большей экономической интеграции — например, тех, которые предоставляются инициативой «Один пояс — один путь», направленной на то, чтобы связать Китай с Европой через Центральную Азию, и открытием экономики Узбекистана, — они помогли бы приступить к реализации этих экономических преобразований.

  Наряду с перспективами развития экономики региона, МВФ в текущем месяце опубликовал документ, в котором рассматривается значение открытости и торговли, а также то, какие шаги следует предпринять странам региона КЦА для преобразования своей экономики.

  По некоторым направлениям наблюдается продвижение вперед, но общая траектория не является обнадеживающей. Начиная с 2008 года открытость для торговли сократилась, и степень интеграции региона с остальным миром остается слишком низкой. Обратите внимание: ненефтяной экспорт из стран этого региона составляет примерно 500 долларов США на душу населения, что примерно в два раза меньше соответствующего среднего показателя в странах с формирующимся рынком, и это явно свидетельствует о том, что широкие возможности для торговли остаются неиспользованными.

  Страны также не стремятся использовать возможности для торговли внутри региона в той мере, в которой следовало бы. В последние десятилетия внутрирегиональная торговля значительно сократилась вследствие региональной напряженности и мирового финансового кризиса. В настоящее время доля торговли внутри региона, ведущаяся странами —экспортерами нефти, составляет лишь 5%, а странами-импортерами — 15%, что является низкими показателями по международным стандартам.

Итак, как странам КЦА обеспечить новое будущее, в котором устойчивый частный сектор является движущей силой интегрированной экономики? Прежде всего, им необходимо укрепить свои макроэкономические основы. Сокращение государственного долга и восстановление резервов «на черный день» благоприятными для экономического роста способами позволят странам КЦА противостоять будущим суровым условиям, которые обязательно наступят, и подадут положительные сигналы иностранным инвесторам. Кроме того, необходимо будет внимательно следить за государственным долгом, с тем, чтобы он оставался устойчивым по мере того, как начнет происходить расширение государственных инвестиций и открытие странами своих рынков. Это потребует тщательного планирования и контроля за государственными инвестиционными проектами и бюджетной политикой в целом.

  Также важны меры политики, которые удерживают инфляцию на низком и стабильном уровне, что потребует твердой политической приверженности, институционального потенциала и действий по укреплению финансовой стабильности и посредничества. Это означает улучшение состояния банковских балансов, которые по-прежнему обременены высоким уровнем необслуживаемых кредитов, сокращение использования долларов во внутренней банковской системе и модернизацию рынков капитала.

Страны также должны изыскивать возможности для улучшения базовой структуры своей экономики таким образом, который позволит повысить производительность и будет способствовать экономической интеграции. Это должно включать реформы, направленные на укрепление инфраструктуры, улучшение деловой среды, совершенствование управления и развитие навыков работников, пользующихся спросом на мировом рынке труда, таких как навыки в сфере информационных технологий и критическое мышление.

  Все это следует осуществлять одновременно с деятельностью по открытию экономики региона для торговли, что принесло бы бесчисленные выгоды как странам — экспортерам нефти, так и странам-импортерам: от расширения возможностей выбора при более низких ценах для потребителей и фирм до повышения производительности.

  Укрепление торгового потенциала региона потребует целого ряда мер политики. Более широкое участие во Всемирной торговой организации, которая обеспечивает механизмы для защиты интересов государств-членов в случае применения ненадлежащей торговой практики, а также предоставляет техническую помощь в вопросах, связанных с торговлей, может оказаться критически важным. Некоторые страны уже давно являются членами ВТО, но другие еще не присоединились к ней.

  Помимо стремления снизить тарифы, странам следует также искать возможности для участия в региональных инициативах, которые устраняют нетарифные барьеры и льготы и повышают качество таможенной администрации. Евразийский экономический союз представляет примеры выгод, которые сопутствуют таким усилиям, предлагая государствам-членам новый таможенный кодекс и общий рынок труда.

  Эти реформы не свершатся в одночасье, и некоторые из них будут нелегкими. Но при общей приверженности большей интеграции и открытости нет сомнений в том, что следующая глава в истории региона КЦА может стать периодом более высокого роста и экономического процветания для всех.