Нур-Султан

Алматы

Потеснённые импортом, или Почему торговый дисбаланс пищевиков достиг 600 миллионов долларов

19 января 2020, 23:504624



По своему потенциалу АПК и пищевую промышленность Казахстана нередко сравнивают с нефтегазовой отраслью. Между тем лишь одна категория сельхозпродукции – пшеница входит в топ-10 казахстанского экспорта со скромным показателем в районе 1% . 

При огромном продовольственном потенциале Казахстан до сих пор имеет отрицательное торговое сальдо в торговле продовольствием: по данным НПП «Атамекен», республика ежегодно экспортирует его на 3 млрд долларов, а завозит больше чем на 3,6 млрд долларов. Хотя, по различным экспертным оценкам, пищевая промышленность может не только обеспечить наполняемость продовольственного рынка, но и добиться положительного сальдо в торговом обороте на уровне 5-10 миллиардов долларов.    

Между тем импорт теснит на отечественных продуктовых полках даже то, что страна может легко производить сама: мясомолочную продукцию, кондитерские изделия, крепкие алкогольные напитки, растительные масла. И этот перекос уже не просто вопрос конкуренции, это задача обеспечения продовольственной безопасности страны. 

Проблему не первый год поднимает НПП «Атамекен», консолидируя и поддерживая отраслевые ассоциации, становясь их «рупором» в диалоге с властью. Решая вопросы улучшения условий ведения бизнеса, НПП стремится способствовать росту конкурентоспособности отечественного производства, а значит и всей экономики страны. Сегодня это весомая сила: НПП объединяет порядка 150 крупнейших отраслевых ассоциаций. В том числе 25 ассоциаций сельского хозяйства, пищевой и алкогольной промышленности. Как реализовать этот потенциал во благо населения и государства? Поговорим об этом с советником Председателя Правления НПП «Атамекен» Ерболом ЕСЕНЕЕВЫМ.  


– Ербол, я правильно понимаю: дело не столько в сильном импорте, сколько в слабой конкурентоспособности отечественных производителей?

– Приходится признать, что за последние 10 лет в отрасли пищевой промышленности мы не добились серьезных результатов. А минус 600 миллионов долларов торгового баланса пищевиков – это и вымывание их из нашей экономики. Поэтому в страновом масштабе задача защиты внутреннего рынка становится приоритетной. При этом, не всегда отечественная продукция проигрывает импортной по объективным причинам: нередко, чтобы вытеснить ее, импортеры демпингуют. Особенно ярко это проявляется в алкогольной отрасли, где импорт только в прошлом году вырос на 66%. 
 

Хотя скажи кому-нибудь за рубежом, что наша задача – серьезно нарастить присутствие отечественных товаропроизводителей базовой продукции на отечественном рынке, это вызовет смех. Но задача именно такая – занять значительную нишу на собственном рынке. Это генеральная линия: во-первых, обеспечить продовольственную и экономическую безопасность страны, и во-вторых, дать возможность нарастить объемы производства местным компаниям. 


– В последнее время тема демпинга и агрессивной маркетинговой стратегии иностранных производителей все чаще звучит в СМИ. В частности, ее на страницах прессы, в том числе и «Делового Казахстана», поднимала Ассоциация QazSpirits, также входящая в НПП. Представители отрасли вносили серьезные предложения по исправлению ситуации.  На ваш взгляд, насколько объективны их замечания и обоснованы предложения? 

–  Думаю, очень своевременно и объективно ассоциация акцентирует на этом внимание. Эта проблема касается практически всей отрасли пищевой промышленности. Другое дело, что не все ассоциации столь консолидированы в вопросе отстаивания своих интересов, как QazSpirits. Отечественная алкогольная промышленность, которая может производить качественную и безопасную (с точки зрения соблюдения технологий, стандартов) продукцию и которая находится под очень жестким государственным регулированием, сейчас испытывает значительный прессинг импорта.    
 

Так, за пять лет доля импорта в реализации крепкой алкогольной продукции в Казахстане выросла с 20-25% до более половины! Это отчасти объяснимо: мы вошли в ВТО и ЕвразЭС и, как честные участники соглашений, создали равные условия и для отечественных производителей, и для импортеров. При этом мы знаем немало примеров, когда наш бизнес пытался открыть для себя рынки соседних стран. Не вышло: нетарифные и тарифные барьеры, акцизы – все это ставило наших производителей в неравные условия.
 

Хотя у отрасли есть все предпосылки не уступать свой рынок: качественное сырье (Казахстан производит зерна в три раза больше, чем потребляет), современные заводы. По автоматизации, уровню технологического оснащения они, минимум, на уровне твердой «четверки». Выпускаемая ими продукция высокого качества. Тому доказательство – множество наград и хорошая репутация нашей продукции за рубежом. 
 

Мы нередко слышим: какая разница, кто поставит товар на прилавок – лишь бы был. Но для «Атамекена» – существенная разница: мы видим, какой мультипликативный эффект приносит экономике наш производитель, способствуя созданию вокруг своего бизнеса сопутствующих производств. Это производство сырья, упаковки, спецодежды, это транспортировка, хранение. Это и зарплаты работников заводов, а значит – пополнение бюджета, потребление товаров и услуг в месте работы завода.  Отсюда и новые рабочие места, и добавленная стоимость, и налоги. Импортный продукт таких цепочек не создает.
 

Поэтому мы настроены на здоровый протекционизм для нашего бизнеса. Это нормально, ведь наши дети учатся в школе, оплачиваемой из бюджета, наши родители получают пенсию из бюджета. А работоспособные люди, отечественный бизнес должны способствовать тому, чтобы госказна пополнялась. 
 

Уничтожить любую подотрасль с участием наших конкурентов очень просто. Полгода достаточно для того, чтобы завод остановился и распустили коллектив. А потерял место на рынке – его тут же займут, и войти обратно будет на порядок дороже. Возвращаясь к примеру с алкоголем, видим, что доля рынка отечественного производства из года в год снижается, а доля импорта растет. Нас это серьезно задевает. При этом мы видим, что фискальные органы, чтобы не показывать отрицательную динамику поступления доходов от тех же акцизов, просто идут на увеличение ставки.


– На ваш взгляд, отвечает ли действующая налоговая и акцизная политика в сфере производства и реализации алкогольной продукции реалиям времени или она нуждается в принципиальной корректировке?  

– Члены НПП из алкогольной отрасли постоянно говорят о проблемах, даже используя слово «кризис». С весны 2019 г. они подали множество предложений по изменению регулирования на госуровне, корректировке вектора межгосударственного сотрудничества. Их аргументы обоснованы и встречают отклик у госслужащих, отвечающих за акцизную политику, за финансы и здравоохранение. Но все еще предстоит большая работа по изменению алкогольной политики государства, совмещению интересов производителей, торговли и общества в целом.  
 

Мы также видим, что руководство отрасли, представители отраслевых ассоциаций демонстрируют высокий уровень социальной ответственности. Они предлагают ужесточающие меры регулирования, ради большего контроля государства и общества над алкогольной отраслью, снижения вредного потребления алкоголя, ради стабильного и предсказуемого будущего.


– Бытует мнение, что незачем модернизировать предприятия этой отрасли, совершенствовать уровень их технологической оснащенности, повышать стандарты качества выпускаемой продукции именно в силу их специфики.  Есть ли у НПП «Атамекен» свой взгляд на этот вопрос?

– Основная задача Палаты – развитие отечественного бизнеса, и разумеется, модернизация предприятий, совершенствование их технического уровня. Рост качества продукции является непременным признаком развития бизнеса, в том числе и в этой отрасли.  
 

Алкогольная отрасль важна по своему экономическому и социальному воздействию. Она тесно интегрирована с сельскохозяйственной, пищевой и торговой отраслями, и ее модернизация будет означать, что в нашей стране происходят положительные сдвиги в бизнес-среде. К тому же, во всем мире валовое потребление алкоголя падает на фоне премиумизации продукции – люди пьют меньше и становятся более требовательными к качеству и вкусу напитков. И если в нашей стране модернизируется алкогольное производство, значит производители идут в ногу со временем. Что касается видения НПП, то «Атамекен» не ставит своей задачей навязать какой-то сценарий будущего отраслям, но всегда работает над созданием осознанного, цивилизованного диалога между отраслью и государством, между бизнес-задачами предприятий и ожиданиями общества.


– Есть ли у НПП данные или экспертные оценки по доле нелегального рынка алкогольной продукции и его влиянию на динамику поступлений налогов и акцизов в госбюджет?

– По оценке ВОЗ, около 20% алкогольного потребления в мире поставляет нелегальный рынок. В Казахстане, согласно той же оценке ВОЗ, 25% потребленного чистого алкоголя в 2016 г. были нелегальны в той или иной мере.  Учитывая, что с того года номинальный средний доход населения поднялся на 30-40%, а акциз на спирт вырос на 85%, ситуация не должна была улучшиться, ведь основной фактор ухода алкоголя в нелегальную зону – это завышенная цена на него. 


– С учетом интеграционных процессов конкуренция (не всегда честная) на рынке ужесточается. Отрасль готова к этому, и какую роль может здесь играть акцизная политика государств? 

– Надо быть реалистами: взаимное открытие рынков – это и возможности, и угрозы. Евразийская экономическая комиссия со стороны Казахстана внимательно прислушивается к мнению отраслей, выражаемому через НПП. Но тут очень много зависит от того, насколько отрасль консолидирована, может ли она выработать единую позицию относительно того или иного интеграционного процесса. Ведь интеграция, открытие рынков – это не просто устранение барьеров росчерком пера. Это изменение десятков регламентов, норм, тех или иных положений законодательства стран – участников процесса, урегулирования, компромиссы и торг – порой на годы.
 

Если участники рынка понимают, где у них сильные стороны, где слабые, в чем потенциал и куда развивается мир, регион, то они смогут участвовать в процессах интеграции на равных и с выгодой для себя.  
 

Если говорить об акцизах… Думаю, надо хорошо чувствовать рынок, понимать его динамику, чтобы вести грамотную акцизную политику. Россия смогла добиться многого, создав отдельный госорган для регулирования отрасли – «Росалкогольрегулирование». РФ сумела четко обозначить приоритеты алкогольной политики: главное – борьба с нелегальным производством и потреблением, сохранение и развитие отечественной алкогольной отрасли, а уже потом сбор акцизов. Сегодня алкогольная отрасль соседей – это, в основном, крупные международные игроки; строгий контроль оптовиков и перевозчиков; в рознице на 80% специализированные магазины или сети класса «А», и каждая бутылка проходит через единую систему отслеживания. То есть, отрасль очень неплохо контролируется. Но при этом российский акциз, с учетом разницы в доходах около 40%, примерно соответствует 2000 тенге на литр спирта, при том, что в Казахстане он 2550 тенге.


– Как в этом случае вы оцениваете предложения Ассоциации по корректировке налоговой, акцизной, торговой политике, которые были озвучены в недавней публикации в «Деловом Казахстане»?   

– Мы видим, что ассоциация ведет с государством профессиональный и откровенный диалог и выступает не с точки зрения узкокорпоративных интересов. Это тот случай, когда руководители отрасли готовы поступиться сиюминутными или исключительно финансовыми интересами, ради долгосрочных перспектив. Они пытаются соответствовать ожиданиям общества, рекомендациям ВОЗ; они хотят, чтобы потребление алкоголя было умеренным и ответственным.  
 

НПП также старается обеспечить цивилизованный диалог бизнеса и государства, продвигать реформы, основанные на передовом международном опыте, на надежных научных данных. Мы видим, что предложения ассоциации опираются на эти важные основы, и рассчитываем, что государство сможет поддержать диалог со своей стороны.


Алевтина ДОНСКИХ

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2020 © Деловой Казахстан. 16+

Сайт разработан веб-студией A-Lux