Нур-Султан

Алматы

Не сошедший с рельсов, а запоздалый рост мировой экономики

12 февраля 2021, 19:456582

Восстановление экономики Казахстана и укрепление наших позиций во внешней торговле во многом будут зависеть от того, насколько быстро произойдет улучшение ситуации в других странах, выступающих крупными потребителями сырьевых ресурсов.

(Окончание. Начало в прошлом номере ДК)  

В начале года Китай ошеломил мировую общественность показателями роста ВВП по итогам четвертого квартала, официально объявив, что ВВП страны вырос на 6,5%. Это явилось даже более быстрым темпом, чем до начала пандемии. Этот индикатор, наряду с 2,3%-м показателем роста ВВП по итогам года, выступил ярким контрастом по отношению к депрессивным данным других развитых экономик мира.

 

Китай и другая Азия: иммунитет ослабевает

Однако Китай, показавший стремительный рывок в восстановлении экономики, начал 2021 год с неутешительной статистики: к 25 января общее количество зараженных коронавирусом поднялось до 1600, что явилось самым худшим всплеском вируса со второго квартала 2020 года. Новая волна вируса, по мнению экспертов, будет иметь существенное, хотя и временное, влияние на рост экономики Китая. 

Во многом это будет зависеть от того, насколько быстрыми, адекватными и эффективными покажут себя карантинные меры, введенные властями в пораженных регионах, и насколько безболезненными окажутся ограничения, установленные властями в преддверии китайского Нового года. Ожидается, что ограничения на поездки во время подготовки к китайскому Новому году и усиление мер по социальному дистанцированию окажут сильный отрицательный эффект на сферу услуг и динамику внутреннего потребления Китая. Однако, по мнению экспертов FrontierView, это не окажет деструктивного воздействия на промышленное производство страны.

Другие страны Азии также начинают демонстрировать «ослабление иммунитета» к вирусу. В частности, Южная Корея и Япония, которые ранее демонстрировали практически нулевые показатели заражения, сдаются под натиском коронавируса. В конце декабря в Японии, к примеру, количество заболевших достигло 8 тыс. человек в сутки. Примерно по такой же траектории двигаются Малайзия и Индонезия, где число зараженных достигает 4 тыс. и 10 тыс. в сутки соответственно. Несмотря на то, что эти показатели выглядят очень скромными по сравнению с ситуацией в США и Европе, следует учитывать, что терпимость стран Азии к вирусу намного ниже, чем у американцев и европейцев. 

Такой расклад означает, что страны Азии будут продолжать оставаться в зоне недоступности для полноценного авиасообщения, международного туризма, а также подавленными в плане экономического роста. Ситуацию в странах Азии усугубляет тот факт, что азиатские страны пока не могут похвастаться быстрыми темпами проведения массовой иммунизации, при этом многие из них начнут кампанию по вакцинации лишь в феврале этого года.

Лидером здесь выглядит Китай, прививший 10 млн человек, однако относительно масштабов населения страны эта цифра выглядит очень незначительной. Во многом это связано с незначительным объемом доз, приобретенных правительствами стран, а также с замедленной работой государственных органов, ответственных за одобрение вакцин для дальнейшего использования. 

Все эти факторы, по мнению экспертов, не дадут возможности странам Азии, за исключением Китая, добиться по итогам этого года экономических показателей, зарегистрированных до начала пандемии. 

 

Россия: главные вызовы впереди

Прошлый год показал, что ВВП России упал на 3,1%, что, в принципе, оказалось не таким катастрофическим снижением, как этого ожидали многие эксперты (ожидалось, что экономика России обвалится на 3,5% или 4%). Однако восстановление ВВП до «предкоронных» значений будет затруднительным, поскольку уровни капитальных инвестиций и располагаемого дохода домохозяйств россиян находятся на исторически низких уровнях.

Кроме того, вряд ли стоит ожидать принятия пакета стимулирующих мер со стороны правительства РФ, что сдерживает повышающие прогнозы в отношении роста ВВП. По оценкам экономистов ING, рост ВВП России по итогам 2021 года составит 2,5%. При этом МВФ в своем недавнем прогнозе предрек России более высокие темпы роста – 3% в 2021 году и целых 3,9% – в 2022 году.

Как показывает анализ российской экономики, в частности структуры ВВП по конечному использованию, недостаточный объем пополнения запасов в экономике в 2020 году оказался своеобразным плюсом для недопущения масштабного обвала российского ВВП.

Дело в том, что до 2020 года Россия росла примерно на 2%, и это не позволило саккумулировать огромный объем запасов в экономике. Поэтому уже в преддверии пандемии ожидания по поводу роста экономики России находились на достаточно низком уровне, и, грубо говоря, падение экономики произошло с относительно низкой высоты. Кроме того, бюджетная поддержка, которая составила в 2020 году 4% от ВВП в реальном выражении, добавила 0,7 процентного пункта к ВВП и позволила частично снивелировать отрицательный эффект от снижения объемов потребления домохозяйств, которые по итогам 2020 года продемонстрировали масштабное снижение – на 8,6%. 

Анализ структуры ВВП по добавленной стоимости (производственный метод) также отражает еще одну особенность российской экономики – относительно низкую долю сферы услуг в России. К примеру, сфера гостиниц и ресторанов, которая во многих странах оказалась практически стерта с лица Земли пандемией коронавируса, также продемонстрировала спад в России. 

Однако, хотя она и обвалилась в России на 24,1% в годовом выражении, но в целом это не оказало масштабного эффекта на общее снижение ВВП. По оценкам ING, сфера гостиниц и услуг в экономике России составляет всего 0,7% в ВВП, и падение этого сектора отразилось на динамике ВВП лишь в пределах 0,2 процентного пункта. В целом совокупный отрицательный эффект от спада сферы услуг на падение ВВП России, по расчетам ING, оставил в 2020 году лишь 1,2 процентного пункта.

Что касается промышленного сектора российской экономики, то в основном здесь пострадал сектор нефтедобычи, связанный с ограничениями ОПЕК+ (10,2%-й спад объемов добычи). А в целом отрицательный вклад этого сектора в динамике снижения ВВП России в прошлом году составил 1,0 процентного пункта. 

Анализ всех этих факторов говорит о том, что эффект пандемии коронавируса на российскую экономику имеет отличительные черты, чем в других странах, где структура ВВП выглядит совершенно другой, в которой превалирует сфера услуг, а не тяжелая промышленность. Поэтому «лишь» 3%-е снижение ВВП по итогам прошлого года не должно рассматриваться в качестве сногсшибательного достижения, равно как и ошеломляюще высокие прогнозы по восстановлению ВВП в 2021 году не должны рассматриваться в качестве полноценных индикаторов будущего роста. 

Несмотря на все эти позитивные моменты, российскую экономику ожидает ряд серьезных вызовов, которые будут сдерживать ее истинное восстановление от кризиса. В первую очередь, это низкий объем капитальных инвестиций. В настоящее время он находится на уровне 21,2% к ВВП, и это, по расчетам экономистов ING, является самым низким значением с 2007 года и намного ниже целевого индикатора, который желает достичь правительство России (25% от ВВП). Достижение роста этого показателя будет для России очень проблематичным, поскольку рост инвестиций потребует долгосрочного роста потребительского спроса. Однако рост доходов населения России снизился более чем на 10% по сравнению с 2013 годом и в настоящее время находится на более низком уровне, чем он был 10 лет назад. 

Другой проблемой, с которой столкнется в этом году Россия, станет, скорее всего, неспособность правительства принять дополнительные меры стимулирования экономики, поскольку уровень государственных расходов по отношению к ВВП уже достиг максимальных пределов (40%), которые вряд ли будут повышены. По расчетам экономистов ING, при росте цен на нефть до уровня $74 за баррель возможности России на выделение дополнительных мер фискальной поддержки составляют 1% от ВВП. Это говорит о том, что традиционные меры стимулирования экономики посредством увеличения расходов бюджета будут очень проблематичными в условиях относительно низких цен на нефть.

Наконец, одним из ключевых вызовов для России в этом году станет фактор политической нестабильности и ситуации вокруг ареста оппозиционного лидера Алексея Навального. По мнению зарубежных экспертов, все это может привести к очередному введению санкций против России со стороны США и Европы. Если это произойдет, то санкции окажутся дополнительным бременем для экономики России, и так переживающей не лучшие времена.

 

Выводы для Казахстана

Восстановление экономики Казахстана, которому МВФ по итогам 2021 года прочит рост ВВП на 3,3%, а по итогам 2022 года – на 3,6%, во многом будет зависеть как от внешних, так и внутренних факторов. 

Как показал анализ ситуации в развитых странах, Китае и других азиатских странах, выступающих основными потребителями нефти, металлов и других сырьевых материалов, потребуется значительное время для полноценного возврата к прежним темпам роста и повышения спроса и цен на сырье.

Этот фактор будет сдерживать возможности нашей страны по оказанию мер бюджетной поддержки населения в период кризиса и тем более – возможности Казахстана по выделению средств для долгосрочных реформ, необходимых для устойчивого роста казахстанской экономики. В прямых интересах Казахстана – ускорение иммунизационных программ в мире (и внутри страны), что позволит повысить деловую активность в странах – потребителях сырья и привести к росту спроса и цен на основные товарные статьи казахстанского экспорта.

В этом плане, несмотря на мрачную реальность, связанную с распространением новых мутаций коронавируса и введением карантинных мер во многих странах, ситуация пока складывается для нас удачно. Мировые финансовые и товарные рынки растут на волне оптимизма, подогреваемой обещаниями развитых стран по развертыванию новых фискальных программ стимулирования экономики и массовой вакцинации населения. 

В частности, цены на нефть сорта Вrent в начале этой недели уже торгуются выше $58 за баррель. Это уровень цены, которую мы видели в феврале прошлого года, до начала кризиса, связанного с пандемией. Несмотря на то, что укрепление рынка нефти очень тесно связано с ростом рынков капитала, рынок физической поставки нефти также идет на повышение. Это во многом касается последних новостей по усилению рынка нефти Северного моря.

Кроме того, прошедшее на этой неделе совместное заседание Технического комитета ОПЕК+, участниками которого являются Казахстан и Россия, также принесло положительные новости. В ходе этого заседания было объявлено, что коммерческие запасы нефти в развитых странах ОЭСР к июню этого года опустятся ниже среднего пятилетнего уровня. Это является обнадеживающим фактором для потенциального роста цен на нефть в этом году, предсказываемого экспертами.

Ситуация в России как основного торгового партнера также будет основным фактором для успешного восстановления экономики Казахстана. По оценкам МВФ, сделанным по итогам мирового финансового кризиса 2008 года, рост экономики России на 1 процентный пункт дает примерно 0,35-0,45 процентного пункта прироста экономики других стран СНГ, включая Казахстан. Поэтому очевидно, что вызовы, с которыми сталкивается Россия, потенциально отразятся и на развитии Казахстана, как через финансовые каналы (посредством влияния на обменный курс и банковские активы), так и каналы внешней торговли.


Асель НУСУПОВА, Нью-Йорк

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+

info@dknews.kz

novosti@dknews.kz