Нур-Султан

Алматы

Мир в маске

19 марта 2021, 22:1012587

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку коронавируса пандемией. С тех пор тема коронавируса и его влияния на мировое развитие не сходит с уст общественности.



Какие вопросы мы задавали себе год назад? Какие у нас на них есть сегодня ответы?

1. Насколько масштабным станет распространение вируса и скольких людей он лишит жизни?

По состоянию на 10 марта 2020 года о распространении вируса объявили 100 стран мира, зарегистрировав от него 4 тысячи смертельных случаев. На сегодня в мире уже зарегистрирован 121 миллион случаев заболевания коронавирусом, а количество погибших от этого заболевания приближается к 2,7 млн человек. В целом к настоящему времени вирус охватил 219 стран мира. 

Источник данных: NPR
 

Иммунитет: открытая лекция — Новокузнецкий центр общественного здоровья и  медицинской профилактики


2. Как быстро будет разработана вакцина против вируса и как скоро будет проведена массовая иммунизация населения в мире?

По данным на 14 марта 2021 года, в 122 странах мира было выдано более 359 млн доз вакцин. По самой последней информации, в сутки выдается примерно 9,25 млн доз. К концу марта этого года Германия, к примеру, планирует привить 10 млн человек. В США к настоящему времени было выдано около 109 млн доз вакцин. К 30 апреля этого года, дню 100-дневной годовщины Байдена на посту президента США, Америка, скорее всего, достигнет цели «вколоть» 150 млн доз вакцин против коронавируса. 

По последним данным, к настоящему времени более 50 стран мира разработали программы вакцинации населения, и в совокупности они выдали 50 млн доз вакцин своим жителям. В развитых странах Запада используются в основном вакцины таких фирм, как Pfizer и Moderna. При этом вакцина, разработанная Astra Zeneca, показала серьезные побочные эффекты, и ее применение во многих странах пока приостановлено. За пределами США и Западной Европы в основном применяют вакцины Китая и России. 

В целом массовая иммунизация населения идет быстрыми темпами в развитых западных странах. В 95 странах мира, по данным лондонского «Экономиста», по состоянию на 16 марта, не было выдано ни одной дозы вакцины. Особенно низкими темпы иммунизации идут в странах Латинской Америки, Азии и Африки, где в совокупности проживает 3,5 млрд человек (из 8 млрд во всем мире).                   
Источник данных: Bloomberg, The New York Times, The Economist 
 

Насколько «упадет» мировая экономика в 2020 году — ООН
FOTO/ baltictimes.com


3. Насколько уязвимыми к вирусу окажутся лидеры мировой экономики?

Начало пандемии породило массу скептиков, предсказывающих крах мировой экономики и резкий спад ВВП в США, Китае, странах Европейского союза и других странах. Несмотря на то, что эти страны действительно столкнулись с масштабным замедлением экономической активности, ситуация в них постепенно налаживается к лучшему. 

В США, к примеру, уровень безработицы к концу этого года упадет ниже 5%, и, как прогнозирует ОЭСР, объем ВВП по итогам 2022 года превысит «предкоронный» уровень 2019 года. После того, как правительство США одобрило колоссальный план мер по стимулированию экономики на $1,9 трлн, экономика страны получит дополнительный рост ВВП в объеме 11-12%, по расчетам экспертов, приведенным The Financial Times.

В противовес США, прогнозируется, что 19 европейских стран испытают трудности на пути быстрого восстановления экономики, что во многом связано с неразберихой по вакцинации населения и сложностями с вакциной Astra Zeneca. Тем не менее, по оценкам Эрика Нильсена, главного экономиста итальянского банка UniCredit, стимулирующие меры, принятые в ЕС (прежде всего речь идет о €750 млрд из Фонда восстановления), добавят в ВВП ЕС примерно 6%.

Китай, который в прошлом году явился эпицентром вируса, опубликовал в этот понедельник данные об умопомрачительном восстановлении экономики. Несмотря на то, что новые данные только кажутся такими высокими по сравнению с низкой базой 2020 года, все же, по мнению экспертов агентства Reuters, Китай демонстрирует уверенный рост.

В частности, объем промышленного производства в первые два месяца текущего года вырос на 35,1% (лишь на 7,3% в декабре прошлого года), тогда как медианный прогноз агентства Reuters составлял 30%. 

В целом даже по итогам 2020 года Китай оказался единственной страной в мире (среди лидеров мировой экономики), которая показала положительное значение экономического роста (2,3%). Целевой установкой Пекина на этот год стоит достижение роста на скромном уровне – свыше 6%, что связано с продолжающейся нестабильностью эпидемиологической обстановки как в Китае, так и других странах мира. 

В целом, по самым последним прогнозам, опубликованным во вторник ОЭСР, экономика США вырастет по итогам этого года на 6,5%, стран ЕС на 3,9% и Китая на 7,8%.

Источник данных: The Economist, Reuters, The Financial TImes, OECD
 




4. Как пандемия повлияет на рынок нефти, и кто окажется в выигрыше от ценовых войн на этом рынке?

Спустя год после обвала цен на нефть, вызванного несогласием со стороны России пойти на сокращение объемов добычи, предложенное Саудовской Аравией, рынок нефти переживает настоящий ренессанс. Цены на нефть, спрос, акции нефтяных компаний и общее настроение участников рынка стремительно повышаются. Пандемия, приведшая к невиданному обвалу цен на нефть, отрезвила участников углеводородного сектора, вынудив многие компании пойти на масштабное сокращение издержек и подготовиться к благоприятной позиции для снятия сливок на нефтяном рынке. 

Особенно это касается американских компаний, которые, по выражению Bloomberg, являются «общим врагом» Саудовской Аравии и России. Казалось бы, что американские нефтедобытчики должны пострадать от снижения спроса на нефть и сокращения инвестиций в бурение. Однако сокращение объемов добычи нефти со стороны ОПЕК+, вызвавшее рост нефтяных цен, а также резкое удешевление кредитных ресурсов и беспрецедентные меры стимулирования экономики со стороны американского правительства могут явиться толчком для очередного бума сланцевой нефти.

Об этом, к примеру, для газеты The Financial Times заявил в этот понедельник Уилл Ванло, глава Quantum Energy Partners, одного из самых крупных частных нефтяных инвесторов США: «Следующие пять лет могут оказаться самыми лучшими годами для инвестирования в углеводородный сектор». 

Год коронавируса также показал, что пока еще рано говорить о списании нефти со счетов, и «привязанность» мировой экономики к традиционным источникам энергии все еще остается очень сильной. 

К примеру, по итогам прошлого года объем выхлопных газов в атмосферу составил лишь 5%. И это произошло по причине введенных по всему миру карантинных мер и снижения темпов роста мировой экономики. Да, резкий спад мировой экономики, «работающей» на потреблении 100 млн баррелей нефти в сутки до начала пандемии, привел к существенному снижению мирового спроса на нефть (в один момент в прошлом году он снизился на целых 20%). 

Однако, несмотря на «коронакризис», средний объем потребления нефти в прошлом году находился на «достойном» уровне 91 млн баррелей в сутки. Это, как подчеркивает The Financial Times, даже больше, чем в 2012 году. По мнению Morgan Stanley, к концу следующего года спрос на нефть «перешагнет» отметку в 100 млн баррелей в сутки, а эксперты Goldman Sachs полагают, что это случится даже до завершения 2021 года. Все это лишний раз доказывает, что нефтяной бизнес носит циклический характер после краха рынка всегда наступает его бурное восстановление.

Источник данных: Bloomberg, The Financial TImes 
 




5. Готов ли к пандемии бизнес?

Принятие взвешенных мудрых решений, умение приспосабливаться к меняющейся ситуации, еще более интенсивное использование компьютерных и интернет-технологий в производственных процессах и управлении бизнесом, локализация производственных мощностей и снижение зависимости от цепочек поставок, раскиданных по всему миру, – вот только несколько уроков, которые преподнесла «корона» человечеству и мировому бизнесу.

При этом следует помнить, что пандемия не создала эти тренды, а лишь усилила их, заставив бизнес ускоренно переходить на роботизацию производства и внедрение современных Интернет-технологий на всех стадиях производственных цепочек. 

Пандемия не только изменила производственные процессы как таковые, а заставила компании изменить отношения к инвестициям, которые они вкладывают в компьютерные технологии и человеческий капитал. По словам Пола Балдассари, топ-менеджера Flex, крупнейшей американо-сингапурской компании в сфере электроники, пандемия подтвердила, что способность обладать немедленной информацией в реальном времени, начиная о состоянии поставщиков и заканчивая операциями в производственном цеху, является ключевым фактором эффективности бизнеса. 

С другой стороны, по его мнению, два типа современных технологий не оправдали всего того шума, который «раздувался» по их поводу до начала пандемии. Это – трехмерная печать и создание «умных»  продуктов. И хотя, как подчеркивает Балдассари, трехмерная печать показала свою эффективность в быстром создании прототипов, запчастей и других продуктов, она пока не оказалась пригодной для масштабного производства, особенно в отраслях, характеризующихся большим оборотом и выпуском сложных видов продукции.    

Кроме того, трехмерная печать позволяет достичь лишь 80% от прочности материалов, созданных традиционными методами. Что касается «умных» продуктов, то этот тренд в период пандемии показал свою дороговизну и необходимость выработки долгосрочных стратегий, на которые у бизнеса сейчас нет ресурсов. 


Источник данных: Quick Manufacturing News
 

Государственная программа рaзвития продуктивной занятости и массового  предпринимательства на 2017-2021 годы «Еңбек» | Электронное правительство  Республики Казахстан


6. Как пандемия изменит сектор здравоохранения? Как она повлияет на занятость?

Коронавирус явился своеобразным звонком для кардинальных реформ в секторах здравоохранения, образования и занятости. Еще до начала пандемии назрела необходимость в широком использовании современных технологий, как в проведении сложных операций, так и медицинских обследований и докторских консультаций. 

По информации The Financial Times, в 2020 году 367 стартапов в сфере искусственного интеллекта в здравоохранении привлекли $4 млрд инвестиций, и к 2026 году новые технологии позволят, например, сектору здравоохранения США ежегодно экономить $150 млрд. 

Многие из этих проектов сосредоточены на использовании компьютерных технологий для мониторинга пациентов в дистанционном порядке, создании систем оповещения пациентов, как на дому, так и в больницах, а также в диагностике заболеваний и создании медицинских препаратов. К примеру, одно китайское подразделение гиганта Alibaba создало систему сканирования грудной клетки, которая позволяет диагностировать коронавирус за 30 секунд (по сравнению с 10 минутами «ручного» подхода). Эта система была использована для диагностики вируса в более чем 30 тыс. случаях. 

Аналогично в Южной Корее молекулярная биотехнологическая компания Seegene изобрела технологии для создания оборудования для диагностики коронавируса. В США, например, шесть крупнейших исследовательских университетов, совместно с Microsoft и компанией C3.ai, поставщиком программного обеспечения в области искусственного интеллекта, объединились для создания Института цифровой трансформации с первоначальным капиталом в $367 млн. В цели института входит создание технологий для предотвращения распространения коронавируса и других инфекционных заболеваний в будущем. И таких примеров множество. 

Аналогичные изменения затронут сферу образования и занятости. Новый отчет, опубликованный Всемирным экономическим форумом в октябре прошлого года под названием «Будущее рабочих мест», показывает, что «автоматизация занятости» происходит намного быстрее, чем это ожидалось ранее. Пандемия приблизила конец эпохи многих видов деятельности, которые уже начали «устаревать» задолго до начала распространения вируса. 

Наибольшему риску подвержены занятые в таких областях, как финансовые услуги, добыча полезных ископаемых и металлургия и автомобилестроение. Отчет показывает, что примерно 21% видов работы в глобальных финансовых услугах находится в опасности устаревания. Это, прежде всего, относится к таким видам профессий, как работники по вводу данных, бухгалтеры, административные помощники, аудиторы и прочие «излишние» виды работ. В автомобилестроении «ненужными» окажутся 19% видов работ, а в сфере добычи полезных ископаемых и металлургии автоматизации подвергнется 20% рабочих мест. 

Как показывает исследование, 80% руководителей компаний заявили о намерениях ускорить цифровизацию рабочего процесса и 50% ожидают акселерацию автоматизации рабочих мест. «Процесс создания рабочих мест замедляется, при этом их уничтожение происходит более быстрыми темпами», делают выводы авторы исследования. 

Эта тенденция (к ускорению замены работников компьютерными технологиями) стала еще более актуальной в эпоху коронавируса, которая подтолкнула компании к цифровизации и автоматизации множества операций. По оценкам ВЭФ, к 2025 году автоматизация «уничтожит» 85 млн рабочих мест по всему миру. При этом новые технологии приведут к созданию 97 млн рабочих мест, в основном в сфере здравоохранения, области искусственного интеллекта и создании контента. 

Спрос будет также высоким на работников в «зеленых» отраслях экономики, а также на профессионалов в инженерных науках, облачном программировании и «развитии продукта». Основным вопросом здесь будет проблема социальной защиты занятых, которые уступят рабочие места роботам и компьютерам.


Источник данных: The Financial TImes, WEF
 

Количество зараженных коронавирусом в Казахстане перевалило за 100 | Курсив  - бизнес новости Казахстана
Shutterstock


7. Как пандемия отразилась на Казахстане и других странах бывшего Союза? 

Коронавирус в очередной раз показал уязвимость экономик, зависящих от сырьевого экспорта и имеющих слабо диверсифицированную структуру экономики и устаревшие системы социальной поддержки населения.

Казахстан, как известно, по итогам 2020 года зафиксировал снижение добычи нефти на 5% и пережил спад реального ВВП на 2,6%. Это произошло впервые за последние 11 лет. В настоящее время, на фоне растущих цен на нефть, правительство решило поставить цель достижения 5%-го роста реального ВВП к 2025 году. 

Однако, по мнению экспертов лондонского EIU, такая цель является чересчур амбициозной и вряд ли будет достигнута. По их оценкам, максимальное значение роста экономики Казахстана к тому времени составит около 1,9% в год, при этом рост ВВП на душу населения будет еще скромнее на 1,1%. 

В России, ближайшем торговом партнере Казахстана, ситуация также выглядит не очень оптимистичной – масштабное снижение инвестиций и сокращение государственных расходов привели к тому, что реальный доход граждан России снизился в прошлом году в пятый раз за последние семь лет (на 3,4%). В прошлом году среднестатистический россиянин имел в кармане на 11% ниже того, что он мог потратить в 2013 году.

Узбекистан, хотя и явился одной из немногих стран, избежавших рецессии по итогам прошлого года (рост ВВП здесь составил 1,6%), также глубоко зависит от экспорта газа, и пандемия заставляет правительство усиленно задумываться над необходимостью вложения средств в «зеленую» энергетику. Примером может здесь служить подписание соглашения между правительством и международными финансовыми организациями в конце прошлого года о финансировании строительства первой в Средней Азии солнечной фотоэлектрической станции мощностью 100 мегаватт. 

В целом для стран бывшего Союза проблема заключается не только в восстановлении статистических показателей экономического роста, которыми они гордились до начала пандемии. Вопрос заключается в том, какое видение и какой план на будущее разработают правительства этих стран для повышения благосостояния обычных граждан, теряющих работу, доходы и надежду на лучшее будущее.

Источник данных: EIU, The Financial Times 


Асель НУСУПОВА, Нью-Йорк

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+

info@dknews.kz

novosti@dknews.kz