Нур-Султан

Алматы

Спасать по зову сердца

25 сентября 2020, 09:405344

Представители самой гуманной, благородной профессии на Земле достойны самой искренней благодарности, тем более в наше время, когда медики в прямом смысле слова находятся на передовой в борьбе со смертоносным заболеванием. И именно их героический труд помог не только избежать худших сценариев распространения коронавируса, но и спасти многие жизни. 

Каждый из нас понимает, какую колоссальную нагрузку в период пика эпидемии выдержали медики в поликлиниках, больницах, в службах скорой помощи, работая в круглосуточном режиме, не зная ни сна, ни отдыха. Они и сегодня продолжают держать оборону, борясь за жизни и здоровье казахстанцев. 

Когда появились первые сведения о загадочной болезни, вызывающей пневмонию, для многих из нас был привычный подход к этому – «это их проблемы, а не наши». И мир месяц с лишним отстраненно и с противоречивым любопытством наблюдал за цифрами заболевших в Китае. В соцсетях появились слухи, они множились, в том числе появлялись фейковые видео, где люди падали в обморок, превращались в зомби и так далее. 

 

«… Мы вспомнили о 28-ми героях-панфиловцах»

Все это привело к панике и страху, тем более что эпидемия в Ухане возникла во многом из-за того, что медики долго не могли понять, с чем имеют дело. Казахстан первым решил эвакуировать своих граждан из Уханя. 

Мой собеседник – заведующий инфекционным стационаром Центра фтизиопульмонологии Абзал МАЛБАСКАНОВ вспоминает эти дни. Он собрал команду медиков, которые должны были встретить прибывающих в Алматы казахстанцев из Китая. 

По его словам, они учились на ходу, методом проб и ошибок, но в результате нашли свой эффективный метод лечения двусторонней пневмонии. Весь состав медиков был экипирован в специальные противочумные костюмы, бахилы, фартуки, головные уборы, маски, очки. С такой экипировкой медицинские работники были в безопасности. Учились, как правильно заходить в «грязную» зону, как правильно надевать защитные костюмы, как проводить дезинфекцию.

Хочется немного ближе познакомить вас с Абзалом Малбаскановым. Он родился в поселке Теренозек Кызылординской области. В 1996 году продолжил учебу в лицее №1 города Кызылорды, закончив его в 2000 году. Затем поступил на лечебный факультет в Казахский Национальный Медицинский Университет имени С.Д. Асфендиярова. Поступил в интернатуру по специальности «хирургия» данного университета. 

В 2009 году он был принят на работу в «Научный центр проблем туберкулеза» РК торакальным хирургом. Прошел специализацию по «фтизиатрии». В 2012 году устроился на работу в «Центр фтизиопульмонологии». Прошел обучение по специальности «пульмонология». Периодически проходит обучение, курсы повышения квалификации, участвует в различных научных международных конференциях, пишет научные статьи и публикации. На сегодняшний день является хирургом, фтизиатром, пульмонологом высшей категории. Магистр медицинских наук, отличник здравоохранения.

… Продолжим рассказ о трудных днях и испытаниях. Накануне эвакуации наших студентов из Уханя и других провинций Китая в «Центре фтизиопульмонологии» состоялось собрание, на котором объявили, что нужны добровольцы. Абзал Малбасканов был в числе первых, потом приехали инфекционисты, которые помогали организовать провизорный центр для прибывших из-за границы людей. Поначалу ходить в противочумных костюмах было нелегко, был дискомфорт: в течение смены надо было покушать, появлялись пролежни, ссадины и разводы из-за раздражения кожи от масок. 

«Ощущался и недостаток кислорода, бывало, что помутнеет в глазах, посидишь в сторонке, придешь в себя – но маску снимать нельзя, – вспоминает Абзал Малбасканов. – Когда начали приезжать наши граждане из других стран, где были очаги заболевания, их в аэропорту проверяли эпидемиологи, а мы работали как карантинный госпиталь. В самый пик пандемии было особенно тяжело, люди не выдерживали, и можно было сослаться на причину и уйти в сторону.
 

Но наша команда решила, что если начали, то нужно довести дело до конца, нам терять нечего. Мы вспомнили о 28-ми героях-панфиловцах, которые перед лицом смерти не отступили. Может, это звучит с пафосом, но их подвиг нас вдохновил, мы все по зову сердца остались работать… Может, это и есть патриотизм. Мы разделили зоны на грязную, промежуточную и чистую. Начались массовые поступления пациентов с уточненным диагнозом, многих привозили ночью».


Первые трудности, первый опыт, первые победы  

Было сложно работать с пациентами, которые длительное время жили вне Казахстана. Многие не хотели верить в свою болезнь, так как переносили заболевание бессимптомно. Человек не чувствует проявлений болезни, но в ходе обследования она выявляется. Постепенно диалог с пациентами наладился. Нередко люди чувствовали себя здоровыми, и объяснить им, что ваш анализ показал положительный результат, было сложно. 

Абзал Малбасканов рассказывает: «При коронавирусе наблюдается диарея, снижение вкусовых качеств, обоняния, есть ломота в суставах, слабость, головные боли. Первое время у многих пациентов была температура, до 40 градусов доходила и с трудом купировалась. Не у всех ярко выраженная клиника, но в основном симптомы таковы – острый жар, першение в горле, удушливый кашель. Когда человеку становится хуже, появляется одышка, он не может вздохнуть полной грудью. Таких пациентов мы брали на ИВЛ, но зачастую обходились кислородными баллонами и масками. У некоторых людей – это 25-30% –  болезнь протекает бессимптомно: их мы отправляли на рентген и, выявляя пневмонию, своевременно оказывали им необходимую медицинскую помощь.

Это особенно опасно, так как, чувствуя себя здоровыми, они могут ходить в общественные места. Сейчас разработан клинический протокол, согласно которому при бессимптомном течении и стабильном состоянии можно наблюдать на дому. Конечно, их нужно обследовать – сделать анализы и рентген, главное  – не пропустить пневмонию или обострение других сопутствующих заболеваний. Когда на следующий день мы делали рентген или компьютерную томографию легких, у вроде здорового человека на снимке выявлялась двусторонняя пневмония. 

Эта зараза такая коварная, что незаметно проникает в организм и убивает. Тяжелых мы вели комплексно – сразу два-три врача. Прямого лечения до сих пор нет, но к каждому пациенту мы подходили индивидуально, очень помогала врачебная интуиция. В свое время нас учили, что возможно, когда вы закончите институт, то будете работать в глухом ауле, где ничего нет. Поэтому мы были готовы  ко всему, изучали иммунологию, биохимию, патогенез, этиологию. Благодаря этому «вытаскивали» безнадежных пациентов. Каждые три часа мы проводили термометрию и пульсоксиметрию, проверяли насыщенность крови кислородом.


Провожали выздоровевших аплодисментами 

Разным людям мы находили нужные слова поддержки, убеждали их не лежать, а больше двигаться, чтобы кровь не застаивалась, не образовывались тромбы. Когда мы провожали пациента, за жизнь которого с боролись до победного, то становились в ряд и аплодировали ему, потому что он возвращается домой. Наша особая благодарность директору «Центра фтизиопульмонологии» Жанар Адильхановне Сапиевой за всестороннюю помощь, обеспечение необходимыми средствами индивидуальной защиты». 

К нашему разговору присоединилась анестезиолог-реаниматолог Гульмира Айнакузова. Она родилась в поселке Жанадаур Илийского района Алматинской области в семье простых рабочих. Окончила медколледж «Лазер», начинала карьеру санитаркой, медсестрой интенсивной палаты. Прошла переподготовку на врача анестезиолога-реаниматолога, работала в провизорном отделении врачом-инфекционистом.

Она вспоминает:

«За время работы в разгар эпидемии поступали тяжелые пациенты, мы каждый раз во время обхода старались поддержать их и оказать помощь каждому пациенту. Объясняли, как и что нужно делать, какую проводить дыхательную гимнастику. Говорили, что нужно двигаться и что эта болезнь любит «ленивых». Нам было очень тяжело, приходилось говорить громко, потому что мы были в масках, очках, в защитной униформе.

Моя работа заключалась в том, чтобы пациенты вернулись живыми и здоровыми в свою семью. Каждый раз видела чувство страха смерти в глазах больного. А самое тяжелое в нашей работе – когда теряешь больного и ничем не можешь помочь. Были и срывы, и слезы, и отчаяние… 

Но за время работы в экстремальной ситуации было больше радостных моментов, многие пациенты прошли НИВЛ и ИВЛ, многие вылечились и вернулись домой. 10 сентября была выписка последнего пациента из нашего стационара. Хочу от души поблагодарить акимат, спонсоров за моральную и материальную поддержку – руководство, средний и младший медперсонал имели все условия, жили в отеле». 

Более 1300 человек прошли лечение в инфекционном отделении центра, и на протяжении полугода специалисты центра, реаниматологи, фтизиатры, хирурги, медицинские сестры, санитары и административно-хозяйственный персонал работали для достижения одной цели – лечить и спасать. Так, были выписаны два пациента, инфицированные вирусом COVID-19 с двусторонним поражением легких – женщина 68 лет и мужчина 60 лет. Они поступили в стационар с 85% и 100% поражением легких в тяжелом состоянии. Благодаря усилиям врачей и медперсонала пациенты выписаны с улучшением.

«Очень благодарен всему медицинскому персоналу и руководству больницы за теплое отношение к пациентам, особенно реаниматологам. Я помню, что 26 дней находился почти без сознания. Спасибо вам за ваш непростой труд. Желаю всем здоровья и семейного благополучия», – поблагодарил всех сотрудников центра выздоровевший.


COVID – не повод для паники, если мы вместе

Заведующий инфекционным стационаром Центра фтизиопульмонологии Абзал Малбасканов напомнил, что на сегодняшний день маска является первоочередным инструментом профилактики заболеваний, передающихся воздушно-капельным путем, в частности коронавирусной инфекции. Люди привыкли верить знаменитостям, известным в стране людям, их словам об обязательном ношении масок. 

«Хочу, чтобы люди прислушались и к специалисту – это острейший вопрос социальной ответственности в условиях пандемии, даже если человек считает, что он переболел и больше не заразится. Всегда имеется потенциальный риск, что он может заражать других людей, – говорит Абзал Малбасканов. – Также существует риск заболеть повторно. Пока нет научных доказательств отсутствия риска повторного заражения COVID-19. При этом ношение маски поможет защитить родных, входящих в группу риска. 

Большая часть представителей молодого поколения переносит заболевание в бессимптомной форме, однако эти люди могут стать источником инфекции для старшего поколения, которые переносят вирус чаще всего в тяжелой и среднетяжелой степени. 

Коронавирус может превзойти годовые цифры жертв различных болезней, вместе взятые. Прежде всего, из-за высокой заразности, которая вызвана длительным инкубационным периодом. В среднем он составляет 5-7 дней, а может длиться до двух недель. Для сравнения, у гриппа – 1-3 дня, то есть уже на следующий день после заражения человек начинает ощущать себя больным.

При коронавирусе же человек часто и не думает, что представляет опасность для окружающих. А последствия могут оказаться крайне серьезными. И нужно понимать, что ситуация в Китае разрешилась не просто так, а потому что были приняты беспрецедентные меры. Врачи стали работать строго в специальных защитных костюмах. Не снимали их по 5-8 часов. Люди – от мала до велика –носили маски, чтобы избежать малейшего риска заражения». 

«То, о чем я говорю,–  резюмирует Абзал Малбасканов, – не повод для паники. Людям нужно осознать главное: на этой планете мы совершенно равны перед подобными вызовами. Коронавирус не так страшен, ведь все страны мира сообща решают эту проблему, а в единстве – огромная сила, способная отвратить любую беду».


Серик КОРЖУМБАЕВ

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2020 © Деловой Казахстан. 16+