Нур-Султан

Алматы

Переполох на нефтегазовом рынке

29 января 2021, 14:376556

Вступление в должность президента США Джо Байдена и принятые им незамедлительные решения по запрету строительства магистрального нефтепровода Keystone XL, возврату США в Парижское соглашение по климату, а также введению ограничений на добычу нефти на федеральных землях и акваториях вызвали переполох на нефтегазовом рынке.

Как известно, Keystone XL должен был явиться заключительным этапом строительства сети нефтепроводов между Канадой и США, судьба по одобрению которого давно находится в руках американских властей. Впервые заявление на одобрение этого участка нефтепровода было направлено на подпись президенту США в 2008 году, и лишь только в 2017 году на этот шаг согласился Дональд Трамп, подписав меморандум о строительстве нефтепровода. 

 

Байден пошел ва-банк 

Тем не менее запрет на строительство нефтепровода стал одним из первых решений нового, 46-го президента США Джо Байдена, который в рьяном порядке начал бороться с проблемами изменения климата и достижения нулевого показателя по выхлопным газам в американской экономике к 2050 году. 

Несмотря на то, что решение Байдена принесло разочарование участникам североамериканского рынка, влияние этого решения, по мнению экспертов, не будет иметь катастрофического влияния на местный и мировой рынок нефти. Как подчеркивает Wood Mackenzie, этот проект уже претерпел такое количество отсрочек и проблем, что отрасль давно функционирует на основе того, что проект по строительству нефтепровода Keystone XL никогда не будет воплощен в реальность. 

В частности, для нефтедобывающих компаний Канады этот трубопровод не рассматривается в качестве основного экспортного выхода из канадской провинции Альберты. В настоящее время в Канаде разрабатываются два других проекта, которые смогут обеспечить даже большую вместимость нефти, как, например, расширение трубопровода TransMountain с западного побережья Канады. 

Поэтому замена линии 3 трубопровода Enbridge американским проектом Keystone XL, по мнению Wood Mac, была бы экономически целесообразна лишь в случае значительного роста добычи и установления цены на сорт WTI на уровне $60 за баррель. В этой связи, запрет на строительство Keystone XL, наложенный Джо Байденом, не представляет собой реальной угрозы рынку и является проявлением очевидного на протяжении последних лет тренда – роста политических, административных и юридических рисков, с которыми сталкивается углеводородный сектор США. 

В дополнение к этому, Байден также пошел на принятие решения по временному запрету выдачи разрешений на проведение бурильных работ на федеральных территориях и акваториях сроком на 60 дней. Несмотря на то, что это распоряжение вызвало смятение среди нефтяных компаний и даже привело к снижению их капитализации, оно было предсказуемым, и в своих предыдущих выпусках мы подробно останавливались на последствиях этого решения. 

По мнению экспертов, в краткосрочном плане запрет Байдена на проведение бурения в федеральных территориях и водах не приведет к значительным изменениям в отрасли, поскольку 60-дневный срок не является таким уж продолжительным, чтобы повлечь остановку в проведении геологоразведочных работ и добыче нефти. Однако в долгосрочном измерении данные ограничения могут оказать сдерживающее влияние на североамериканский рынок нефти.

 

Эксперты расходятся в оценках

События в США и решения новой администрации, хотя и не имеют непосредственного влияния на Казахстан, добавили еще больше неопределенности в развитие мирового рынка нефти. 

В 2020 году мы стали свидетелями экстраординарных решений на рынке нефти, когда ОПЕК+ пыталась стабилизировать кризисную ситуацию, связанную с беспрецедентным падением спроса на нефть. В апреле прошлого года участники расширенного картеля пошли на историческое снижение объемов добычи, согласившись «убрать» с рынка 9,7 млн баррелей в сутки в течение мая и июня, что позже распространилось и на последующие месяцы. Группа стран ОПЕК+ должна была пойти на ослабление ограничений по сокращению объемов добычи с января 2021 года, доведя уровень снижения добычи до 5,8 млн баррелей в сутки на период до апреля 2022 года.

Однако замедленные темпы восстановления спроса на нефть, связанные с продолжающимся коронакризисом, а также дополнительный приток нефти со стороны Ливии заставили ОПЕК+ пересмотреть изначальный план. В частности, объем сокращений на январь 2021 года составил 0,5 млн баррелей, с 7,7 до 7,2 млн баррелей в сутки. В феврале-марте ОПЕК+ пойдет на дополнительное сокращение объемов добычи в размере 1,4 млн баррелей в сутки. После этого ситуация будет меняться в течение каждого месяца, и ожидается, что максимальный объем ослаблений составит 0,5 млн баррелей в сутки.

Такой подход создает огромную неопределенность по поводу будущего рынка нефти, который, по мнению экспертов ING, к примеру, будет весьма волатильным в первые месяцы 2021 года. Подтверждением этому стало неожиданное решение Саудовской Аравии, которая в первую неделю нового года объявила о добровольном снижении суточных объемов добычи на 1 млн баррелей в течение февраля и марта этого года. 

Хотя эксперты полагают, что ОПЕК+ сделает все возможное, чтобы в первом квартале 2021 года рынок не вернулся в ситуацию излишка предложения нефти, многое будет зависеть от того, каким образом будет происходить борьба с коронавирусом и восстановление мировой экономики и спроса на нефть, в частности. 

По мнению экспертов консалтинговой компании Wood Mackenzie, ситуация на рынке нефти в этом году повернется в благоприятную сторону, и рынок уже демонстрирует стремительное восстановление после кризисного 2020 года. Основным признаком восстановления, по их мнению, является рост цен на нефть: с апреля прошлого года, когда средняя цена составляла $18 за баррель, она практически утроилась, достигнув недавно отметки в $56 за баррель. 

По прогнозам Wood Mackenzie, 2021 год ознаменуется дальнейшим ростом спроса на нефть. По сравнению с апрелем прошлого года рост спроса на нефть уже составляет 15 млн баррелей. При этом в Азии, на которую приходится треть мирового спроса, объем потребления нефти практически сравнялся с предкризисным уровнем, наблюдаемым в четвертом квартале 2019 года. Как подчеркивает Wood Mac, США и Европа также демонстрируют спрос, однако он еще далек от предкризисных показателей. 

Несмотря на то, что ужесточение карантинных мероприятий в Великобритании и некоторых странах Европы заставило экспертов снизить прогнозы в отношении рынка нефти (Wood Mac, в частности, понизила первоначальную оценку на т.г. на 0,4 млн баррелей в сутки), многие из них сходятся во мнении, что восстановление мировой экономики сыграет ключевую роль в росте рынка нефти. По мнению Wood Mac, рост мирового ВВП на 4,6% в этом году приведет к росту спроса на нефть на 6,3 млн баррелей в сутки, который к концу года составит 99 млн баррелей в сутки, или всего на 1 млн баррелей ниже уровня четвертого квартала 2019 года. 

Следующим признаком сильного рынка нефти, по мнению специалистов Wood Mac, должно стать истощение высоких показателей запасов нефти в мировых хранилищах. Соглашение стран ОПЕК+, достигнутое в апреле прошлого года, по сокращению объемов мировой добычи, по их выражению, стабилизировало рынок и, что более важно, явилось сильным индикатором намерений по снижению мировых запасов. Уже упомянутое решение Саудовской Аравии по сокращению объемов добычи также может оказаться положительным знаком для дальнейшего роста мировых цен на нефть. По прогнозам Wood Mac, запасы нефти в мировых хранилищах существенно истощатся в течение второй половины 2021 года, и цена на сорт Brent достигнет к концу года $60 за баррель.

Другим ключевым фактором, который повлияет на сужение мирового предложения нефти, станет фактор сокращения инвестиций в геологоразведку и нефтедобычу. По оценкам Wood Mac, в настоящее время объем инвестиций в этот сектор находится на самом низком значении за последние 15 лет. И 2021 год будет очередным шагом по снижению капиталовложений и объемов добычи нефти.

Об этом говорят и данные о стремительном снижении добычи нефти странами, не входящими в ОПЕК. В этих странах (за исключением России) обвал цен на нефть 2020 года привел к снижению добычи на 2 млн баррелей в сутки в первые 10 месяцев с момента начала кризиса. Это говорит о том, что нефтяная отрасль будет продолжать приспосабливаться к суровой финансовой дисциплине и большая часть доходов, заработанных нефтяными компаниями в 2021 году, будет направлена не на реинвестирование капитала, а на погашение долгов. 

В целом, по прогнозам Wood Mac, восстановление спроса на нефть займет несколько лет, и к концу 2022 года он достигнет свыше 100 млн баррелей в сутки. При этом цена на нефть сорта Brent, по их мнению, пересечет границу в $70 за баррель к середине десятилетия.

Однако не все видят ситуацию в подобном радужном свете. По мнению экспертов ING, ситуация на рынке нефти в этом году не будет выглядеть такой оптимистичной, как это предсказывается Wood Mac. По их мнению, восстановление рынка будет зависеть не только от действий ОПЕК+, но также от поведения стран, не входящих в группу. Как известно, производители в этих странах быстро среагировали на низкие цены 2020 года, существенно снизив объемы добычи в первой половине 2020 года. В частности, в мае прошлого года эти страны сократили добычу на 2,7 млн баррелей в сутки, из которых США пошли на сокращение добычи более чем на 1 млн баррелей в сутки. 

При этом, подчеркивают эксперты ING, наибольшим сюрпризом явилось не такое масштабное сокращение объемов добычи, а то, как быстро эти страны восстановили «потерянные» объемы добычи. При этом лишь Норвегия продемонстрировала «разумное» поведение, не пойдя на увеличение объемов добычи нефти. Остальные же страны, включая США, стараются наращивать добычу. В частности, вышедший на этой неделе еженедельный отчет Управления по энергетической информации США показал, что запасы нефти в хранилищах США выросли на 4,35 млн баррелей в сутки в течение прошлой недели. Что во многом было вызвано снижением экспорта сырой нефти на 760 тыс. баррелей в сутки. 

Несмотря на рост объемов добычи со стороны стран, не входящих в ОПЕК+, ожидается, что по итогам 2021 года увеличение объемов добычи в этих странах составит менее 0,5 млн баррелей в сутки. В итоге это будет ниже уровня 2019 года. В первую очередь, это касается США, где количество действующих нефтяных вышек в настоящее время составляет 267, что на 67% ниже уровня середины марта прошлого года. Это говорит о том, что вряд ли США вернутся к росту объемов добычи в ближайшее время. По мнению экспертов, ключевой предпосылкой роста инвестиций компаний и, следовательно, роста добычи нефти в этих странах станет высокая цена на нефть.

При этом цена на нефть будет зависеть от определенности в сфере спроса. Несмотря на то, что многие эксперты (включая Wood Mac) с оптимизмом смотрят на рост спроса на нефть, рынок находится в плену многих факторов, отрицательно влияющих на потенциал спроса. 

Задержки в проведении массовой вакцинации против коронавируса, введение карантинных мер в Великобритании и других странах, продолжающиеся перебои в мировом авиасообщении –  все это тяжелым бременем сказывается на неопределенности спроса на углеводородные ресурсы. По мнению специалистов ING, ситуация нормализуется лишь при условии успешной массовой вакцинации населения в течение весны-лета этого года, и даже это не позволит вернуть спрос на нефть к предкризисному уровню. По их мнению, рост спроса на нефть в этом году составит 6,7 млн баррелей в сутки (после падения на 10 млн баррелей в сутки в течение 2020 года). Судя по всему, мир должен будет подождать до 2022 года, чтобы увидеть восстановление спроса на нефть до предкризисного уровня. 

 

Иран как фактор риска. А также Ирак и Ливия

Помимо неопределенности, связанной с динамикой спроса на нефть, огромным фактором риска для рынка в этом году станет Иран. Вступление Джо Байдена на должность президента США означает, что США, скорее всего, пойдут на снятие санкций и восстановление ядерного соглашения с Ираном, подписанного в свое время Бараком Обамой. 

Подобный расклад ознаменуется притоком на рынок от 1,5 до 2 млн баррелей в сутки. Вопрос заключается в том, какой будет временной период данного решения и какой приоритет занимает Иран в повестке дня Байдена. Если решение по Ирану будет принято в первой половине 2021 года, то это окажет дополнительное давление на рынок и вряд ли рынок сможет «переварить» дополнительные объемы нефти. Если же иранский вопрос разрешится к концу года, то, возможно, рынок сможет справиться с излишком предложения, что, в свою очередь, будет зависеть от восстановления спроса на нефть.

В противовес Ирану, позиции на рынке сдает другой крупный ближневосточный игрок – Ирак. Согласно последним новостям, эта страна поставит на рынок 3,6 млн баррелей в сутки в течение января и февраля этого года. Если это произойдет на самом деле, то такой уровень добычи будет намного ниже уровня в 3,86 млн баррелей в сутки, который Ирак «обязан» поставить по условиям соглашения ОПЕК+. Такое масштабное сокращение объемов добычи является своего рода компенсацией за перепроизводство, которым Ирак «грешил» в течение прошлого года. Если Ирак сдержит свое слово и действительно пойдет на сокращение добычи, то это будет самым низким объемом добычи нефти в этой стране с 2015 года. 

Другим игроком, деструктивно влияющим на рынок, продолжает оставаться Ливия. После того, как она продемонстрировала беспрецедентный скачок в добыче нефти (более 1,2 млн баррелей в сутки в декабре прошлого года), страна сталкивается с нарастающими проблемами по экспорту нефти, связанными со спорами по оплате пошлин на транспортировку нефти.

 

Казахстан в ожидании роста спроса

Судьба Казахстана, как и других участников рынка, также зависит от улучшения спроса на нефть и роста мировых цен. Как и в других нефтедобывающих странах, решение Казахстана на снижение добычи в соответствии с ограничениями ОПЕК+ с апреля прошлого года привело к значительному снижению объемов добычи нефти. В мае-июле прошлого года оно сократилось на 23%, а с июля по конец 2020 года – на 18% (по сравнению с октябрем 2018 г.). В июне прошлого года объем добычи Казахстана в годовом выражении снизился на 17,4%, а в третьем квартале 2020 года – на 13,1%. 

В целом по итогам прошлого года объем добычи нефти Казахстана снизился на 5%, и ожидается, что с ослаблением ограничений ОПЕК+ в будущем Казахстан сможет постепенно увеличить добычу. Однако, по мнению экспертов лондонского EIU, восстановление объемов добычи нашей страной не следует ожидать до середины 2022 года. По их оценкам, к 2022 году Казахстан восстановит объемы добычи нефти до 86,3 млн тонн, после достижения в 2021 году объемов добычи на уровне 83,5 млн тонн. При этом к 2025 году, благодаря завершению работ по расширению Тенгизского месторождения, объем добычи нефти составит 93,3 млн тонн. 

Пока же Казахстан, как и другие участники ОПЕК+, в период с января этого года по апрель 2022 года будет выполнять условия по ограничению объемов добычи нефти на 14% по сравнению с базовым месяцем. В случае, если средняя цена на нефть сорта Brent за баррель в 2021 году составит $45 и в 2022 году – $55, то доходы от экспорта нефти Казахстана смогут увеличиться до $23 млрд и $29 млрд – в 2021 и 2022 годах соответственно. Однако даже в этом случае эти показатели окажутся ниже значения, зафиксированного по итогам 2019 года, – $34 млрд. Несомненно, что в случае оправдания прогнозов о достижении нефти отметки в $60 или даже $70 за баррель шансы Казахстана на возврат к показателям 2019 года окажутся намного выше. 

Согласно прогнозам экспертов, улучшение спроса на нефть на мировом рынке и рост мировых цен позволит Казахстану улучшить ситуацию с бюджетным дефицитом, который в случае благоприятной динамики на нефтяном рынке сузится до 3,3% от ВВП по итогам 2021 года и до 2,3% – по итогам 2022 года. Это также повлияет на сальдо текущего счета страны, которое в 2022-2023 годах будет в среднем составлять 2,3% от ВВП.

Как бы там ни было, становится очевидным, что ключевым периодом для рынка станет первый квартал этого года. Несмотря на то, что недавнее решение ОПЕК+ по дополнительному сокращению объемов добычи на 1,4 млн баррелей в сутки внесло успокоение среди участников рынка и инвесторов, вряд ли стоит ожидать полного восстановления рынка нефти в этом году. 

По оценкам экспертов ING, средняя цена на нефть в 2021 году составит $55 за баррель и закончит год на отметке $60 за баррель. При этом, как подчеркивает ING, эти прогнозы воплотятся в реальность только при условии успеха программ массовой иммунизации против коронавируса и устойчивости соглашения ОПЕК+.


Асель НУСУПОВА, Нью-Йорк

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+