Алматы, Казахстан

Что мешает интеграции

7 июля 2019, 19:19399



Стратегии будущего Евразийского экономического союза, вопросы активизации экономического взаимодействия стран-членов, преодоления бюрократических и административных барьеров, расширения полномочий Евразийской экономической комиссии по принятию решений обсудили участники панельной сессии, организованной в рамках Петербургского международного экономического форума. Дискуссия, состоявшаяся с участием представителей евразийской «пятерки», получилась довольно открытой и обстоятельной. Ее участники не стеснялись высказывать самые смелые мнения о причинах «недоинтеграции».

Для ЕАЭС 2019 год юбилейный – 5 лет союзного Договора и 25 лет евразийской идее. За истекший период Союз укрепил свои позиции на международной арене и достиг неплохих результатов. В то же время с учетом глобальных вызовов и изменений в мире требуется актуализировать интеграционную повестку. Так, 6 декабря 2018 года главы государств – членов ЕАЭС приняли Декларацию о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках Союза, открывшую новые возможности для сотрудничества в таких сферах, как инновации, цифровые и «зеленые» технологии, энергосбережение и энергоэффективность, возобновляемые источники энергии, биоинженерия и нано-технологии.

В этом году планируется принять важнейший документ, определяющий основные направления до 2025 года. Однако, как признались участники дискуссионной панели, не все так просто на союзном пространстве. Для успешной реализации поставленных задач требуется не просто быть членом ЕАЭС – важно уметь слышать друг друга.

Как заявил президент делового совета ЕАЭС Виктор Христенко, сегодня мир в своем развитии глобальных процессов зашел в достаточно жесткий тупик. Требуется обновление, и одновременно встает вопрос: откуда оно возьмется? «Мы видим, как кто-то очень жестко проводит свою политику за глобальное лидерство, конфликтуя практически со всеми, иногда даже ставя всех на свое место. Мы понимаем, что институты глобализации не справляются со своими задачами ни в разрешении споров, ни в регулировании образа, модели будущего. Они просто и ТЗ такого не имеют. Практически ни на одной площадке такая модель будущего еще ни разу не прозвучала. А у этого будущего грандиозные вызовы. Мы в этом смысле находимся в числе первопроходцев. Евразийский союз является вторым по глубине интеграции в мире. У которого есть богатейшая история, может быть, самая богатая из всех интеграционных группировок. В этом заслуга глав наших пяти государств», – отметил он.

Между тем наличие многочисленных проблем внутри ЕАЭС совершенно очевидно тормозит интеграционные процессы, не дает Союзу развиваться в полной мере. Как считает заместитель премьер-министра Республики Беларусь Игорь Петришенко, трансформировавшись из «тройки» в «пятерку», союзные государства на определенном этапе испытали головокружение от интеграционного успеха.

«Все команды переговорщиков были настроены на то, чтобы достигнуть консенсуса и интеграционного эффекта, – отметил он. – Потом мы подписали документы, трансформировали орган, оставив регулирование за национальными правительствами. Надо сконцентрироваться на решении амбициозных задач. Надо преодолевать национальный эгоизм, инвентаризировать все то, что удалось достигнуть за 5 лет нашего функционирования, посмотреть, где мы находимся и, самое главное, что нам надо сделать, чтобы нагнать то упущенное, что не удалось реализовать. Драйвером этих вопросов должна быть коллегия, профильные министры, наделенные достаточно серьезными полномочиями для того, чтобы реализовывать все эти задачи. ЕЭК должна обладать более широкими полномочиями, и уровень ее ответственности тоже должен повышаться».

На данном изображении может находиться: 1 человек, костюм
Во время сессии "Евразийский экономический союз. Стратегия будущего" в рамках XXIII Петербургского международного экономического форума. Сергей Бобылев/фотохост-агентство ТАСС

Говоря о проблемах, В. Христенко привел в пример недавний случай, с которым столкнулся деловой совет ЕАЭС. Рассматривался вопрос внедрения института правил происхождения товаров – вопрос, новый для Союза в целом и для государств-членов в частности.

«Компании, которые осуществляют глубокую переработку сырья и создают новую добавленную стоимость, заинтересованы в доступности сырья. В отдельных странах Союза реализуются меры экспортного регулирования, а в других – нет. И другие компании через другие страны Союза осуществляют экспорт этого сырья, создавая финансовые и технологические проблемы для глубокой переработки, – поделился он. – Кажется, что надо просто унифицировать режимы экспортного регулирования в Союзе, подняв их на наднациональный уровень. А «просто» не получается».

По словам В. Христенко, не найдя компромисса, представители исполнительной власти адресовали этот вопрос бизнесу с просьбой на уровне делового совета найти компромисс. Тот, в свою очередь, получил мнение всех сторон, всех стран. И это мнение оказалось далеким от консенсуса. «Поскольку все ответили: все, что мы делаем у себя, соответствует нашим интересам, нашему уровню развития, нашим возможностям по инвестициям, самое главное, все это соответствует законодательству – наднациональному и национальному. Я со своей стороны полагаю, что вопросы регулирования внешней торговли, хоть в части доступа на рынок Союза, хоть в части экспорта на рынки третьих стран, являются по своему содержанию лишь инструментами, которые обслуживают ключевые политики и стратегии развития важнейших секторов экономики. И именно эти политики составляют в настоящий момент основу собственных долгосрочных программ социально-экономического развития каждой из стран, входящих в ЕАЭС. Поэтому выработка согласованных общих, а еще лучше единых, политик в важнейших отраслях экономики, что записано в Договоре, но не достигнуто, есть то главное, что касается недоинтеграции и без чего, на мой взгляд, невозможно снять ограничение барьеров. Конечно, без выхода на такого рода согласованные общие и даже единые политики очень трудно, особенно в условиях цифровизации, добиться повышения конкурентоспособности на глобальных рынках», – заявил он.

Председатель коллегии ЕЭК Тигран Саркисян поддержал спикеров, отметив, что недоинтеграция наносит существенный вред, прежде всего, бизнесу. «Бизнес все время подчеркивает, что есть проблемы и ограничения на пути формирования общих рынков. И это не дает возможности прочувствовать весь эффект от интеграции», – отметил он.

На данном изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом
Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян во время сессии "Евразийский экономический союз. Стратегия будущего" в рамках XXIII Петербургского международного экономического форума. Сергей Бобылев/фотохост-агентство ТАСС

По его словам, на сегодняшний день государства – члены ЕАЭС не готовы к свободной конкуренции на общем рынке. Когда становится очевидно, что то или иное предприятие в той или иной стране при формировании общего рынка не выдержит конкуренции и обанкротится, это воспринимается национальными правительствами как «что-то ужасное и недопустимое». 

«Мы должны подготовить наши национальные правительства к тому, что, если мы формируем свободный рынок, мы должны свыкнуться с мыслью, что неэффективные предприятия должны уйти, их должны заменить более продвинутые предприятия. От этого выиграют все. С рынка уходят паразиты. И поддерживать их искусственно – очень опасная затея. Из-за этой проблемы появляются у нас новые барьеры. Потому что национальные правительства пытаются помочь своим производителям и вводят ограничения, которые нарушают каноны формирования нашего общего рынка», – подчеркнул руководитель коллегии ЕЭК.

При этом, по его мнению, причины появления новых барьеров и ограничений в том, что стороны фундаментально до сих пор не решили проблему гармонизации законодательств – в союзном договоре насчитывается 15 сфер деятельности, требующих разрешения данной проблемы.

Кроме того, большой проблемой, по словам Т. Саркисяна, является наличие бюрократических и административных барьеров. «Забюрократизировано сильно все. На формальную часть принятия решений мы тратим минимум год, потому что все зарегламентировано в нашем Союзном договоре, и мы должны выдерживать все эти процедуры. Если на уровне экспертов пришло какое-либо замечание, то мы потеряем минимум два месяца, потому что обязаны все формальные процедуры выдерживать, – указал он. – Современный мир быстроменяющийся, у нас нет возможности месяцами обсуждать технические вопросы, с этой точки зрения, мне кажется, мы уже созрели до такой степени, что комиссию надо наделить большими полномочиями. Наши страны должны больше доверять комиссии».

Андрей Бельянинов, председатель правления Евразийского банка развития, был не менее категоричен в своих оценках, чем его коллеги.

«Мое частное мнение: бюрократия, которая набрала обороты в нашей комиссии, она, конечно, превышает даже европейскую. (…) Нужны дополнительные полномочия, пусть это будет поэтапно, пошагово, но это должно быть понятно. Иначе, на мой взгляд, наша интеграция потеряет те темпы, которые необходимы, которые от нас ждут, – заявил он. –  Руководители наших государств говорят о необходимости расчета в национальных валютах, а воз и ныне там. Я пытался задавать вопрос, почему так? По-моему, в федеральных органах исполнительной власти всех стран ЕАЭС нет ответственных людей, которые отвечают за проблему. Я считаю, что это стало проблемой. На мой взгляд, было бы очень правильно, если бы был разработан ряд протекционистских мер для наших транснациональных компаний, которые работают на рынках ЕАЭС».

Еще одной незадачей для углубления евразийской интеграции, по мнению Бельянинова, может стать языковая проблема на пространстве ЕАЭС. Он указал на то, что «в армянских банках уже говорят только по-английски», кроме того, «в Казахстане принято суверенное решение ввести латиницу». «Считаю, что это повлияет на наши интеграционные процессы», – прокомментировал он.

Антон Силуанов, первый заместитель председателя правительства – министр финансов РФ, посоветовал странам – членам ЕАЭС быть более сговорчивыми в решении интеграционных вопросов.

«Что касается расширения сфер участия, зоны свободной торговли, то здесь мы сталкиваемся с тем, что свои национальные интересы ставим значительно, на порядок выше, чем интеграционные. Давайте учитывать и интересы нашего Союза. Их надо сопоставлять с интересами страны, но если мы вошли в интеграцию, то надо где-то уступать, где-то идти друг другу навстречу, – сказал он. – Без создания единых товарных, финансовых и энергетических рынков и получения всеми от этого преимуществ невозможно дальнейшее движение. Должны быть единые правила регулирования работы, единые условия работы компаний, финансовых институтов, аудиторских организаций. Все это создает условия, чтобы упрощать жизнь нашему бизнесу. Мы все вроде в одном месте, но элемент доверия не налажен».

«На национальном уровне в наших странах и центральные банки,  и правительства очень активно работают и борются за макроэкономическую стабильность с учетом всех неопределенностей в мире. Иногда создается ощущение, что та задача, которая поставлена в договоре о формировании единого рынка финансовых услуг, о создании регулятора, размещении его в Казахстане к 2025 году, под вопросом. Или я ошибаюсь? Как вы считаете, эта задача по силам, она будет реализована?» – поинтересовался В. Христенко у первого заместителя премьер-министра – министра финансов Казахстана Алихана Смаилова.

«Мое мнение, что мы должны двигаться в рамках того договора, который мы 5 с небольшим лет назад подписали по 4-м направлениям. По мнению многих экспертов, мы сконцентрировались в большей степени на вопросах конкуренции между нашими странами, и фактически мы заняты перетягиванием каната. Это нам дает повод для того, чтобы более критично посмотреть на это со стороны, – ответил представитель казахстанского правительства. – Как мы видим перспективы? Прежде всего, нужно взять курс на сильный ЕАЭС, который должен оправдывать ожидания участников и являться привлекательным для внешних партнеров. Поэтому мы должны ставить во главу угла качественное развитие, сфокусироваться на тех задачах, которые оговорены в договоре. Что касается создания общего финансового регулятора, перехода на единую валюту, я считаю, что это выходит за пределы договора, они не должны стоять на повестке в настоящее время. Я считаю, что с точки зрения дальнейшей перспективы развития мы должны все-таки сконцентрироваться на вопросах кооперации. Нужны большие интеграционные проекты, в которые бы вовлекались все наши страны. И мы должны подходить сточки зрения кооперации, увеличения общего потенциала для дальнейшего развития».

На данном изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом
Первый заместитель премьер-министра Республики Казахстан – министр финансов Республики Казахстан Алихан Смаилов во время сессии "Евразийский экономический союз. Стратегия будущего" в рамках XXIII Петербургского международного экономического форума. Сергей Бобылев/фотохост-агентство ТАСС

По словам А. Смаилова, в этом направлении работа уже начата. В частности, утверждена концепция создания Евразийского инжинирингового центра по станкостроению, который должен способствовать внедрению инновационных технологий в машиностроительном комплексе. Утверждены 15 приоритетных евразийских технологических платформ в сферах космоса, медицины, фотоники, информационно-коммуникационных технологий, добычи природных ресурсов, экологии, сельского хозяйства, промышленных технологий, металлургии. И именно в этом направлении, по мнению А. Смаилова, сторонам необходимо усилить работу.

«Понятно, что страны – члены союза имеют разное понимание, взгляды на дальнейшее развитие нашего интеграционного объединения, но это вполне естественно. Думаю, что наша общая задача – определить возможные взаимоприемлемые формы сотрудничества», – отметил он.

Несмотря на имеющиеся проблемы, в целом участники дискуссии однозначно согласились с тем, что участие в ЕАЭС оказывает ощутимый позитивный эффект на экономики государств – участников организации.

«От интеграции выигрывают все: и более крупные экономики, и экономики чуть поменьше. Вопрос интеграции – это вопрос свободного движения капитала, рабочей силы, товаров, услуг. От этого выигрывают все страны, в том числе и Россия. Задача заключается в том, чтобы мы все эти положительные моменты интеграции дальше расширяли», – отметил А. Силуанов.

На данном изображении может находиться: 1 человек, костюм
Первый заместитель председателя правительства РФ – министр финансов РФ Антон Силуанов во время сессии "Евразийский экономический союз. Стратегия будущего" в рамках XXIII Петербургского международного экономического форума. Сергей Бобылев/фотохост-агентство ТАСС

«Вопросы интеграции очень важны для экономик наших стран, в частности для Казахстана, поскольку позволяют создать дополнительный потенциал для нашего развития. Поэтому вопросы Евразийской экономической перспективы очень актуальны», – сказал, в свою очередь, А. Смаилов.

Поддержал коллег и вице-премьер Кыргызской Республики Жениш Разаков, подчеркнувший, что «вхождение Кыргызстана в ЕАЭС дало стране большие возможности в сфере передвижения рабочей силы, капитала и развития других экономических процессов». 

«Принимаются перспективные решения, но реализация не на самом высоком уровне. Полномочия Евразийского экономического совета нужно актуализировать», – заявил он.

С целью понимания дальнейшего пути развития на евразийской сессии ПМЭФ был проведен опрос участников дискуссии, основу которого составили всего три вопроса: кто является более предпочтительным торговым партнером для ЕАЭС – Евросоюз, Китай, регион АТЭС или все регионы равнозначны?; как стимулировать совместные крупные инфраструктурные проекты – предоставлять льготные кредиты, создавать выгодные налоговые условия, проводить международные отраслевые бизнес-форумы, активно использовать инструменты ЕАБР или не мешать; какое новое направление интеграции повысит эффективность ЕАЭС для населения государств-членов – образование, наука, туризм, здравоохранение или спорт? 

В качестве лидера партнерства участники сессии выделили Китай – за него было отдано 25,5% всех голосов из зала, что организаторы опроса из ЕЭК назвали «беспрецедентным результатом» (в 2018 году за эту страну проголосовало 12,7%, в 2017-м – 11%). В то же время ЕС в нынешнем опросе потерял значительное количество голосов – всего 28,6% против 41,3% в 2018-м (тогда, видимо, многие участники опроса связывали ситуацию с нормализацией отношений с ЕС, в отличие от этого года). Создание выгодных налоговых условий с целью стимулирования крупных инфраструктурных проектов поддержало 35,9% участников опроса, тогда как за предоставление льготных кредитов проголосовало 25,6%, за то, чтобы не мешать – 20,5%, еще 16,2% голосов было отдано инструментам ЕАБР. И, наконец, по мнению присутствовавших в зале, эффективность ЕАЭС для населения государств-членов может повысить исключительно образование – 50,4%. За науку высказались 18,8%, туризм – 16,2%, здравоохранение – 12,8%, спорт – 1,7%.

Представители ЕЭК сочли результаты опроса очень интересными, пообещав, что комиссия совершенно точно будет использовать их в разработке стратегических документов.


Елена БУТЫРИНА, Санкт-Петербург, фото официального сайта ПМЭФ

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2019 © Деловой Казахстан. 16+

Разработано в: A-Lux