Нур-Султан

+10

Алматы

+23

SSE 3587.59

FTSE 100 7027.49

Dow Jones 34751.33

KASE 3 442,03

Brent 75.57

WTI 72.55

Золото 24 337.27

PTC 1 755.64

USD 424.92

RUB 5.87

EUR 500.09

CNY 65.92

Литр за 300: корневые проблемы дефицита ГСМ, или Почему в Казахстане случился очередной бензиновый голод

9 июля 2021, 02:338050

Рынок топлива время от времени лихорадит. На заправках исчезает та или иная марка горючего. Вопрос, почему такое происходит, риторический. Как говорится, висит в подвешенном состоянии.

Все началось еще в середине июня, когда дефицит бензина и автомобильного газа стал наблюдаться в Шымкенте. Тогда дизельное топливо отпускалось по талонам, они есть только у водителей казахстанских большегрузов. Между тем дальнобойщики из соседних стран в надежде заправиться вынуждены простаивать в очередях. Водителям легковых машин дизтопливо не отпускалось вовсе. Водители говорили, что в поиске места, где можно заправиться, приходилось объезжать весь город, но тщетно.

 

Хроника и проекция

Потом в дефиците оказался и бензин, особенно самый популярный АИ-92.

Далее нехватка топлива стала стремительно расползаться по всей стране. Но в самом остром виде дефицит ощущался в Туркестане, Кызылорде, Алматы и Алматинской области.

В какой-то момент цена одного литра АИ-92 дошла до 300 тенге за литр.

В данной связи, как правило, вспоминаются достаточно банальные вещи. Например, немая сцена из «Ревизора» Николая Гоголя. Во время немой сцены актеры застывают в определенных позах и находятся в таком положении достаточно длительное по сценическим меркам время. В такое состояние их приводит потрясение от известия о прибытии подлинного ревизора.

К такой же немой сцене привела казахстанцев весть о топливном дефиците.

 

Причины и прецеденты

В качестве одной из основных причин назывался ремонт на нефтеперерабатывающих заводах. Их в Казахстане всего три – Шымкентский, Атырауский и Павлодарский. Обычно, когда планируется ремонт на одном из предприятий, заранее формируется запас горюче-смазочных материалов, чтобы остановка завода не сказалась на снабжении автозаправочных станций. Так было сделано и накануне закрытия Шымкентского НПЗ.

Но как заметил во время «шымкентского топливного кризиса» вице-министр энергетики Асет Магауов, возникли определенные логистические сложности по отгрузке с завода. В результате, удавалось отгружать только половину запланированных объемов. В данное время, как тогда пообещал вице-министр, ситуация постепенно стабилизируется.

Поэтому на любые запросы журналистов по поводу дефицита топлива в Министерстве энергетики, как правило, отвечают цифрами о запасах топлива. 

25 июня Tengrinews.kz в Министерстве энергетики сообщили, что в Алматы совокупный запас бензина марки АИ-92 составлял 30,3 тыс. тонн, что достаточно для покрытия 19-суточной потребности региона.

По дизтопливу запас составлял 10,9 тыс. тонн, что достаточно для покрытия 18-суточной потребности региона.

Но, несмотря на все указанные запасы, дефицит все равно усугублялся.

Прецедентов за всю историю современного Казахстана можно вспомнить много, но мы остановимся на самых громких.

  • К примеру, дефицит 2011 года имел явно искусственный характер. Но в причинах власти до конца не разобрались, и потому нехватка топлива стала родимым пятном Казахстана.
  • В середине августа 2014 года дефицит топлива случился в Алматы. Тогда причинами нехватки стали девальвация тенге и сезонный рост цен на топливо. Тогда же антимонопольная инспекция агентства по защите конкуренции по городу Алматы начала проверку с целью выяснения причин дефицита бензина марок АИ-92 и АИ-95.
  • Позже, в 2017 году во время очередного топливного кризиса наиболее остро дефицит бензина ощущался в Карагандинской области. На аппаратном совещании с участием главы региона была озвучена информация о том, что из-за нехватки топлива частные компании уже начали повышать цены на ГСМ.  Тогда цена на АИ-92 в некоторых районах Карагандинской области достигла 155 тенге за литр. Как отметили на совещании, ситуация осложняется тем, что Павлодарский нефтеперерабатывающий завод с 20 сентября находится на плановом ремонте, тогда как Атырауский НПЗ не вышел на полную мощность.

Из всего написанного можно сделать несколько выводов. Во-первых, далеко не всегда дефицит топлива можно объяснить ремонтом НПЗ. Данный факт отрицают и власти. «Производство нефтепродуктов полностью покрывает текущую потребность. Даже во время ремонта на Шымкентском НПЗ предприниматели имели возможность приобретать топливо на Атырауском и Павлодарском НПЗ. В регионе были сформированы запасы нефтепродуктов. Это стандартная практика, заводы каждый год проходят плановые ремонты», – заявил вице-министр энергетики Асет Магауов.

Он случался, как во всех описанных случаях, как раз в те моменты, когда заводы работали и горючее выпускали. Во-вторых, кивать на девальвацию тенге и сезонный рост цен тоже некорректно. Власти уже устали доказывать, что внутренние цены на ГСМ и ослабление тенге никак между собой не связаны.

 

 

А мы пойдем на север?

Еще одной возможной проблемой считается дешевизна бензина в Казахстане. Добавлю, относительная дешевизна. Недавно эксперт нефтегазовой отрасли рассказал телеканалу КТК, что топливо в стране слишком дешевое, поэтому рост цен неизбежен.

«Этот рост был и будет. И он будет продолжаться до тех пор, пока мы не достигнем уровня среднемировых цен на бензин, на дизельное топливо. Потому что есть договоренности в рамках ЕАЭС, в рамках Всемирной торговой организации. У нас очень долгое время были низкие цены», – отметил эксперт нефтегазовой отрасли Олжас Байдильдинов.

Сначала давайте разберемся, на самом ли деле бензин в Казахстане самый дешевый в регионе. Для чего достаточно зайти на сайт GlobalPetrolPrices.com.

По данным этого сайта, 1 литр бензина в Казахстане стоит $0,445. Для сравнения: в России – $0,648, Азербайджане – $0,588, Кыргызстане – $0,643, Узбекистане – $0,726, Беларуси – $0,787. Самый дешевый бензин по цене $0,020 за 1 литр в Венесуэле, самый дорогой по цене $2,537 в Гонконге.

Теперь нужно выяснить, сколько бензина казахстанец может приобрести на среднюю зарплату. Согласно данным Numbeo, на первом месте оказался Катар с 7,3 тыс. литров. Также в топ-3 стран попали Кувейт и США. А жители Непала могут позволить лишь 237,2 литра топлива.

Казахстан занял в этом рейтинге 35-е место из 106. Согласно подсчетам, на среднемесячную заработную плату жителей республики можно купить 1 тысячу литров бензина. По этому показателю республика опередила своих соседей – Россию, где на одну заработную плату можно купить 752,6 литра бензина, и Узбекистан – 443,7 литра.

Как правило, власти часто ссылаются на то, что много бензина уходит налево. Если бы вывоз не был таким массовым, то дефицита не было бы. Но вернемся к реальным цифрам. За январь-август 2020 года, согласно официальной статистике, НПЗ Казахстана произвели 2,9 млн тонн бензина. В разрезе регионов наибольший объем производства пришелся на Шымкент, где работает ПКОП – ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс»: 44,9% от РК, или 1,3 млн тонн, – на 8,7% больше, чем годом ранее.

При этом вырос и экспорт. За январь-август 2020 года компании экспортировали 362,1 тыс. тонн автомобильного бензина против всего 6,3 тыс. тонн в аналогичном периоде годом ранее (рост в 57,6 раза). Так как в среднем внутреннее потребление составляет 2,5 млн тонн бензина, значит, топлива хватает с лихвой.

 

Постскриптум

В принципе, корневая проблема не в том, что бензин у нас дешевле, чем у других стран в регионе. Не в том, что его массово вывозят за границу. Не в том, что из-за ремонта НПЗ бензина не хватает для внутренних потребностей. И даже не в том, что, если цена на бензин вырастет, его будет в изобилии.

Во всей этой истории можно вычленить две основные проблемы. Первая, это плохая логистика. Чтобы на рынке ни случилось, возникают проблемы логистического плана. Если вся структура Министерства энергетики не может решить этот вопрос раз и навсегда, то грош всей структуре цена. Понятно, что любая логистика в Казахстане в связи с его параметрами сложная. Но с тех пор, как проблема появилась, прошло слишком много времени.

Вторая причина как раз связана с вопросом строительства четвертого НПЗ в Казахстане. Он долго и нудно обсуждается, но никак не решается. Почему? Объяснение всему лежит на поверхности. Если экспорт нефти у нас сопряжен с множеством льгот и преференций, то поставка сырья на НПЗ – это коммерческая деятельность, которая облагается приличными налогами. Власти не строят четвертый НПЗ лишь по причине опасений его недозагрузки.

А то, что поставлять на экспорт выгодно, можно судить по самому последнему факту. На днях в Казахстан с рабочим визитом приехал глава правительства Беларуси Роман Головченко. Одним из основных вопросов, который он здесь решал, были поставки казахстанской нефти на белорусские НПЗ.

Если кто знает историю вопроса, тот понимает, почему Минску важно наладить бесперебойные поставки казахстанской нефти. Соответствующее соглашение Казахстан и Беларусь подписали. Многое зависит от России, как оно будет выполняться, но вроде этот вопрос президент Беларуси Александр Лукашенко со своим российским коллегой уже обговорил.

Пока ситуация высокой маржинальности экспорта нефти и невысокой доходности поставок нефти на НПЗ сохранится, проблемы с поставками на АЗС светлых продуктов останутся. Все это будет повторяться и повторяться…

 

Арман ЕЛ

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+