Настройки
Язык
Тема
Обновление

Работа по принципу «Do No Harm – не навреди…»

3627

Два года Научно-образовательный фонд «Аспандау» инициировал общественное движение с целью развития казахстанского образования и человеческого капитала страны. Карантины прервали эту работу, которая должна была основываться на встречах и форумах с учителями и лидерами общественного мнения. Но новое время предложило и новые формы взаимодействия. Так появилась идея нового YouTube-канала Aspandau Teacher.

Общество, в котором мы живем, переживает глубокую трансформацию на всех уровнях. Оно все больше отходит от индустриальных стандартов и становится все более информационным. Мы решили, что сейчас, в первую очередь, нужно поддержать школьных учителей, которые испытывают колоссальную нагрузку из-за всех образовательных реформ и онлайн трансформаций. Очень важно помочь им найти новые ориентиры и поднять статус учителя в обществе.

Нам также хотелось найти ответы на вопросы: «Как в наше время должны измениться подходы в обучении? Как пробудить в учениках тягу к познанию? Является ли информация знанием? Как в условиях постоянных изменений и неопределенности развиваться самим учителям?»

Очень обнадеживает то, что посреди информационной сумятицы находятся учителя, которые не боятся искать новые решения, экспериментируют, невзирая на общепринятые методики, пролагают дорожки к новому образованию в информационном обществе. Наша цель – познакомить широкую общественность с ними. Наш собеседник сегодня – молодой учитель химии из Алматы Улан Усенов.

Улан УСЕНОВ, 29 лет. Окончил химический факультет КазНУ. Стажировался в Японии. После получения степени магистра были планы стать инженером-технологом, но случай распорядился по-своему. Ожидая даты сдачи документов в японский университет в городе Сайтама, он пошел временно работать в Назарбаев Интеллектуальную школу. Работа в школе неожиданно понравилась, и он уже шесть лет обучает детей химии.

В разгар пандемии Улан решил объяснять в Tik Tok школьный материал, используя отрывки из культового японского аниме «Наруто». Уроки в Tik Tok сделали Улана очень популярным. Сейчас у него более 900 тыс. подписчиков.

С помощью коротких видео он объясняет сложные, на первый взгляд, химические реакции. Для легкого запоминания формул он использует рэп. Сейчас Улан совмещает работу учителя химии в алматинской школе High Tech Academy с преподаванием в Tik Tok. В этом году Улан Усенов вошел в рейтинг Forbes Kazakhstan «30 моложе 30» и стал одним из победителей в проекте «100 новых лиц Казахстана».

– Улан, как пришла идея использовать аниме и рэп для объяснения школьного материала?

– Все дети разные, и если одними словами объяснять одну и ту же тему всем, то это может дойти не до всех детей в классе. Но можно объяснить и другими словами, чтобы поняла другая часть класса. Форма подачи учебного материала всего лишь способ объяснения. Аниме позволяет сравнивать какие-то химические законы с художественными образами, проводить параллели, чтобы было понятнее, нагляднее. Для кого-то такой способ, может, будет понятнее.

Подобные старания в итоге, может быть, будут иметь успех, и ребенок что-то поймет и заинтересуется. Если это происходит, то, значит, это было не зря. То же самое и рэп. Рэп тоже лишь способ, в который можно облачить информацию, чтобы это смотрелось интересно для ребенка, чтобы он слушал, чтобы у него появлялось больше желания изучать этот предмет. Стандартно объяснять, стоя у доски, можно, это легко, это привычно, но подобным образом может не до всех детей дойти.

Не все дети умеют сразу вчитываться в слова, правильно их воспринимать и находить какую-то суть. Не все дети хорошо воспринимают что-то аудиально, поэтому можно миксовать, можно пробовать что-то новое. Я предположил, что такой вот способ зайдет, потому что, во-первых, он интересен, я сам большой фанат аниме, смотрю больше 20 лет, слежу за этой культурой. Я также пишу стихи с детства, поэтому логично стихи, написанные по теме урока, положить на музыку, и подобное музыкальное произведение выпустить с хорошим видео-рядом. Если детям нравится, если какая-то часть детей это понимает, особенно та, которая не понимала простой лекционный материал, то все это было не зря. Обратная связь от детей подтверждает это. Эта инициатива очень понравилась родителям и очень многим людям. Те, кто нашел такой способ достаточно интересным или необычным, поддержали меня.    

– Как ученики восприняли новшество?

– Среди моих учеников очень много тех, кто увлекается культурой Японии и аниме. Подобные нововведения зашли на «ура». Дети и до этого знали то, что их учитель во всей этой тематике разбирается и поддерживает. Но другое дело, когда под «соусом» аниме им начали преподавать химию, предмет, который, наверное, считается одним из самых сложных и непонятных. Я думаю, многое зависит от того, как объясняют. Когда ребенку нравится эта культура, и учитель пытается доходчиво объяснить предмет на интересных примерах, близких ребенку, конечно же, им понравилось.

Но я прекрасно понимаю, что далеко не все ученики увлекаются этой культурой, поэтому я не заставляю насильно их смотреть аниме или образовательные ролики. То есть там, где это уместно, там, где это логично, – я применяю, если же нет – я объясняю это на других примерах. Если ребенок у меня спортсмен, то я ему буду объяснять, как эти знания можно использовать в спорте, где это применимо и так далее. Если ребенок увлекается чем-то другим, без проблем найду другой пример. Главное, чтобы ребенок в итоге все понял. Но моя личная страсть – это аниме и музыкальная составляющая, поэтому некоторые ученики восприняли это очень тепло.

– Что дает использование новых методов обучения вам лично?

– Подобные вещи, которые я делаю, пытаясь «завернуть» свой предмет в какую-то интересную оболочку, найти какие-то интересные параллели, имеет основную цель – вызвать интерес у ребенка, донести мысль, что химия может быть и полезной, и увлекательной. И чтобы у него в голове возникло очень много вопросов – это очень важно, чтобы у ребенка появились вопросы. Возбуждение этого интереса – это, наверное, основная цель подобных видеороликов. Я прекрасно понимаю, что такой глубоко академичный предмет как химия, со всей ее глубиной и базой, невозможно уместить ни в один ролик. И невозможно сделать так, чтобы ребенок увлеченно смотрел его на протяжении длительного времени. Но зажечь искорку подобным способом можно и сделать так, чтобы у ребенка возник интерес к изучению предмета. А когда интерес появился, тогда уже можно без сопротивления преподавать тонны материала. Более того, ребенок сам будет смотреть, искать, обрабатывать большое количество информации, потому что на старте уже произошло чудо, он заинтересовался, у него появились вопросы. 

– Помогает ли популярность в работе учителя?

– Какие-то атрибуты популярности я уже наблюдаю. На улице могут подойти и попросить сфотографироваться. Где-то гуляешь, могут пять-шесть человек подряд подойти, попросить сделать совместное селфи или просто поздороваться. Это очень приятно, но я, честно, не знаю, как на это реагировать.

Отношение детей сильно не изменилось к происходящему или ко мне, потому что у нас всегда были хорошие отношения. Те видео, которые я публикую в сети и делаю для открытого доступа, – это лишь маленькая часть того, что у детей на уроке происходит. Ученики видят гораздо больше, чем то, что получается «завернуть» в видео. Популярность учителю, наверное, может каким-то образом помочь, но это также может и отвлекать, а время – это самый ценный ресурс, который есть у человека. И я стараюсь найти грань между тем, чтобы быть человеком, который транслирует определенные вещи на аудиторию, и чтобы сильно с головой туда не уходить. Основной же упор я делаю на свою основную деятельность – на обучение детей. 

– По какой методике вы ведете обучение?

– Какой-то конкретной методики я выделить не могу. Потому что, как и в жизни, как и в любом другой деле, какой-то универсальной формулы, которая может решить абсолютно все вопросы, нет. Я придерживаюсь определенных ценностей, и эта политика позволяет мне работать с чистой душой. Я себе ставлю такую незыблемую аксиому, что химии научить можно кого угодно, и каждый ребенок способен на все, что только он захочет. Поэтому у меня нет никаких предрассудков относительно способностей того или другого ребенка.

Что бы ни говорили коллеги, какой бы опыт работы с детьми ни был у них, я верю, что каждый ребенок способный. Я искренне верю в каждого ребенка. Бывают случаи, когда ребенок показывает феноменальные результаты по химии, а по остальным предметам у него не получается. Или же бывают такие случаи, когда ребенок замечательно показывает, раскрывает свои таланты в изобразительном искусстве, но химия ему не дается. Такое вполне возможно. И это тоже нормально. Не каждому суждено, или даже не нужно быть гениальным математиком, физиком или химиком. Каждый ребенок найдет что-то свое и будет счастлив в этом.

Моя методика – это своеобразная «солянка» того, что я знаю и того, что я чувствую непосредственно в классе. Для меня важно, что происходит здесь и сейчас, какой передо мной ребенок. Я работаю по принципу «Do No Harm» – не навреди. И неважно, какие цели ты ставишь на урок, чему хотел бы научить искренне и сильно, главное в этом процессе – не навредить ребенку.

– Как вам, инженеру-технологу по образованию, удалось вжиться в профессию педагога?

– Первое мое образование, бакалавриат – инженер-технолог химической промышленности. В магистратуре я получил степень магистра естественных наук.  И хотя в магистратуре была педагогическая практика и соответствующие дисциплины, педагогический вуз я не заканчивал. Когда я подал документы на работу в школе, стоял вопрос, принимать или нет. Было принято решение, чтобы первый год я отработал на позиции ассистента учителя.

Весь тот год, помимо того, что я проходил уровневые педагогические курсы, где изучал педагогическую методологию, психологию, я еще посещал очень много занятий своих коллег.  Я посещал уроки, сидел с детьми за партами и слушал, как проходит урок, записывал, делал пометки. То есть, вбирал в себя опыт моих коллег. В какой-то момент пришло осознание того, что мои университетские узкие профессиональные знания, например, по катализу и органической химии, в школьной среде не очень применимы.

Школьная химия немножко другая. Она не столько глубокая, сколько широкая. Приходилось повторять определенные темы перед тем, как идти на урок. Я видел, как сильно изменилось преподавание с того времени, как я сам был учеником. Все это занимало большое количество времени и сил, для того чтобы это все заново прочувствовать, пропустить через себя и на выходе найти форму, в которой я мог бы преподавать.

Для меня важно было найти способ обучения, при котором дети смогут понять суть, чтобы это не было просто пересказом материала из книги. Было непросто с точки зрения школьного материала. Я также понял, что учитель – это, в первую очередь, помимо хороших академических знаний своего предмета, еще и отношение к тем людям, с которыми ты работаешь. Важно чувство эмпатии, умение сопереживать, то, насколько ты чувствуешь настроение в классе, как ты умеешь подбирать слова, решать конфликтные ситуации. Важно знание портрета ребенка, который сидит в классе, как личности, и в целом – портрета класса, как большого количества детей. Это, наверное, чуть ли не первостепенная вещь для учителя. Поэтому с учетом того, что я в принципе всегда умел слушать и слышать людей, я думаю, этот мой навык совпал с той деятельностью, которой я сейчас занимаюсь.   

– С какими трудностями сейчас сталкиваются учителя?

– У учителей в большинстве случаев, вне зависимости от того, в какой школе они преподают, в какой области и на каком языке, какой предмет, есть некоторые схожие моменты, которые вызывают сложности, связанные с тратой драгоценного времени, ресурсов и сил. Речь идет об отчетном периоде.

Это относится к окончанию каждой четверти и написанию отчетов по каждому ученику. Необходимо готовить сводный анализ по оценкам. Происходит   ухудшение или улучшение, вычислять средние оценки по классу, по предмету и многое другое. Нужно понимать, что такая вещь, как отчет, при должном обращении с изложенными в нем результатами, несет большую пользу. Можно понять, какие методы являются эффективными в конкретном случае для учеников, какие нет. Это анализ, подведение итогов. Но из-за объема это занимает слишком много времени, так слишком много человеческих ресурсов, а данные этих отчетов потом, практически, не используются.

Нужно также отметить проблему с материально-техническим оснащением школ. Есть большие вопросы в конкретных местностях, в конкретных школах. Очень важно обращать внимание на то, есть ли возможность у учителей элементарно подготовиться к уроку. Если говорить о химии (потому что химия, физика, биология – это те предметы, которые только в теории изучать невозможно), то однозначно здесь стоит вопрос о материально-техническом оснащении каждого кабинета. Бывают случаи, когда учителям необходимо печатать какие-то материалы, делать цветную распечатку за свой счет. Подобные случаи также имеют место быть.

Если говорить о создании условий труда, то, конечно же, здесь все индивидуально. У кого-то есть все, для того чтобы творить и находить контакт с детьми и влиять на их будущее в позитивном отношении, а у кого-то нет возможности закрыть какие-то базовые потребности. Об этом нужно говорить, нужно поддерживать учителей в этом плане, создавать качественные условия для их работы. Тогда и результаты будут лучше.

– Какие планы у вас на будущее?

– Честно, не знаю, но однозначно – преподавание. Однозначно остаюсь в образовании. Это точно. Другое дело то, что я хочу создать себе сейчас более творческий режим работы. Но на это нужно элементарно время, чтобы мозг мог какие-то интересные идеи выдавать, чтобы он был разгружен в какой-то довольно продолжительный период времени.

Это необходимо, чтобы создавать какие-то вещи. Мне осталось только это воплотить в реальность. Хочу найти такой баланс между работой и творчеством, даже с какой-то легкой ноткой творческого безделья, потому что именно в такие моменты приходят интересные идеи. В перегруженном состоянии я такие вещи выдавать не могу.

Возможно, в будущем смогу создать какой-нибудь интересный курс для детей. Не просто видеокурс, а целый ресурс, обучающую программу. Выберу несколько классов, самые непростые, когда возникает очень много вопросов. Это однозначно 9-е классы. И весь материал по программе 9 класса буду преподавать по новой форме обучения. Это будет касаться и заданий, и видео-уроков, и других учебных материалов. Сделать надо так, чтобы этим можно было пользоваться и учителям, и детям на самостоятельном дополнительном обучении.

Хотелось бы создать такой продукт, чтобы учителя могли применять у себя на уроках. Очень хочется сделать это все и на казахском, и на русском языках. Возможно, это будет онлайн-платформа. Если же я пойму, что для этого нужно будет создавать какое-то физическое пространство, чтобы это все было эффективно, тогда буду создавать такое пространство, например, как кабинеты химии. У меня есть определенный взгляд на преподавание химии, который мне кажется интересным, и я постараюсь воплотить это видение в конечный продукт. Но я не ставлю себе каких-то жестких рамок. Вполне возможно, что в этом процессе может измениться направление интереса или не хватить запала и ресурсов. Это тоже бывает и это нормально. Я готов к такому повороту событий. Все мы люди.

– Что хочется пожелать коллегам, родителям, ученикам?

– Коллегам хочу сказать большое спасибо. Вы делаете очень важную работу. Такую работу, смысл и всю подноготную которой ни один человек, не имеющий отношения к преподаванию, наверное, в полной мере понять не сможет. Забота о детях, наверное, сравнима только с родительской, с учетом того времени, которое учителя проводят с детьми.  Поэтому большое вам спасибо. Не сомневайтесь, у вас все получится, если вы хотите пробовать что-то новое, если вы хотите под другим углом показать свой предмет детям, не стесняйтесь, пытайтесь, пробуйте. И все точно получится.

Родителям, особенно молодым, хотел бы сказать, чтобы они больше внимания уделяли детям. Процесс воспитания ребенка не выглядит, как простое совместное проведение времени – пару часов – в выходные. Это не так. Нужно быть максимальное количество времени с ребенком, и разговаривать, и переживать вместе какие-то сложные моменты, делиться, чувствовать это все. Я понимаю, что есть определенные базовые вещи, но по мне, дети – это единственное, ради кого стоит что-либо делать.

Детям, ученикам хотел бы пожелать нескончаемого потока вопросов. Задавайтесь вопросами всегда, ставьте все под сомнения, критикуйте адекватно и продолжайте поиски истины. Неважно, что бы это слово для вас ни означало, и в какой бы области вы эту истину ни искали, главное – не останавливайтесь в поисках, ищите. Хотите, ищите эту истину в одиночку, хотите – ищите эту истину с кем-то в команде, но не прекращайте свой поиск.

Айгуль ТАСБОЛАТ, член правления Научно-образовательного фонда «Аспандау»

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -