Настройки
Язык
Тема
Обновление

«Живая энциклопедия» Аральска

4468
Фото: автора и Аральского музея рыбаков

Несмотря на то, что Мади Жасекенов еще не глубокий старец, а очень даже энергичный, активный директор музея Аральского историко-краеведческого музея, он может рассказать, как за полвека на его глазах трансформировался родной город.

С Мади Кудайбергеновичем мы встретились у входа музея рыбаков – филиала основного музея.

«Мы стоим на дне бывшего моря. Я родился вот в этом доме, – начал он свой рассказ, указывая на дом через дорогу. – Я хорошо помню, когда мне было 3 года в 1963 г. во время приливов море доходило до центральной площади, асфальта тогда еще не было. Я успевал искупаться за это время здесь, море для меня было слишком глубокое. А дома не затапливались, потому что все они были построены на деревянных сваях. И я тогда под домами бегал. А когда мне было 5 лет, вода больше не поднималась на нашу улицу. И с каждым годом спускалась все ниже. Старики били тревогу, мол, куда вода уходит? Я помню, в 7-м классе берег уже был вон там. После школы я уехал учиться, и когда приехал на каникулы в 1980-м, нашел самое глубокое место и искупался в последний раз. Помню, как кожу стягивало от соли...»

Сейчас на этой улице с дореволюционной поры, со времен постройки Оренбургско-Ташкентской железной дороги, остался только его дом. Город в советскую эпоху пору был интернациональным и насчитывал 60 тыс. жителей. Сюда приезжали во всей страны рыбаки и рабочие. Собеседник показывает на дома и говорит: «Здесь жили русские, там татары, евреи, немцы. Нам, детям, не было никакой разницы. Я казахский язык выучил уже после 1991 г., когда в Аральск стали приезжать из казахских сел. Старые дома скупали и перестраивали». 

Но старые друзья не забывают Мади Жасекенова, пишут, говорят, что скучают по Аралу, и иногда приезжают из Германии на каникулы семьями, ставят у моря палатки и ловят рыбу.

Мы подходим к музею, где совсем недавно была проделана очень современная реставрация. Экспозиции рассказывают, как жили и трудились рыбаки. Директор говорит, что музей обновили специально к 100-летию знаменитой даты, когда аральские рыбаки откликнулись на призыв Ленина помочь голодающим Поволжья. 

«Это было зимой 1921 г., рыбаки из Бугуня весь свой улов отвозили на арбах, запряженных быками, к станции Камбаш, где проходила железная дорога. Так они отправили в Россию 14 вагонов с рыбой. И в благодарность за помощь Ленин распорядился выделить аральцам фрезерные станки для выточки болтов, запчастей для строительства и ремонта кораблей, у нас есть один в музее».

Потом собеседник ведет нас за музей и, указывая в сторону двух гигантских кранов, оставленных для истории на берегу бывшего моря, продолжает:

«Раньше это был Арал-порт. Здесь загружали баржи продуктами и увозили в Каракалпакию, а оттуда везли хлопок. Напротив был огромный судоремонтный завод. Зимой, когда море замерзало, корабли, баржи, плоскодонки привозили сюда, их чинили, латали, собирали. Здесь постоянно стоял шум от сварочных работ. А там, где сейчас школу построили, находился большой рыбоконсервный комбинат. Туда со всего района привозили рыбу, ее вялили, коптили, жарили и отправляли вагонами. Помню, в детстве, когда море замерзло, а зимой был в основном самый большой улов, иногда сюда подъезжали машины с рыболовецких хозяйств по льду и выгружали рыбу прямо здесь. Рыбный комбинат был перегружен, некуда было складывать рыбу. Им давали команду выгружать на лед, а жителям предлагали своими силами забирать рыбу – кто сколько утащит. Я помню, такие сазаны были: тяжелые, жирные! На санях одну-две рыбы еле довозили до дома».

Мади Кудайбергенович показывает на тяжелый агрегат во дворе музея и объясняет, что это тягловое устройство с лебедкой, куда запрягали верблюда, он ходил по кругу и тянул километровый невод с рыбой из-подо льда.

«А кормили верблюда рыбой, сена ведь не было зимой, – с улыбкой говорит рассказчик, и в его глазах зажигаются озорные искринки. – Летом в детстве нам никакой пионерлагерь не был нужен, никуда не хотели уезжать. Мы с 6 часов утра прибегали на берег, ловили чаек, рыбу и смотрели, как строят плоты. У каждой организации было свое судно. У почты – кораблик «Попов», у милиционеров – «Чекист», у медиков – «Медик». А у КазНИРХа было три корабля».

Один из них «Лев Берг» стал частью музея, в нем сегодня расположены экспонаты – сети, снасти и другие рыболовецкие предметы. Мади Кудайбергенович долго и увлеченно вспоминает моменты жизни на берегу моря, а потом спохватывается и ведет нас в основной музей – историко-краеведческий. Коллекция музея насчитывает 10 тысяч экспонатов. Пять разделов представляют археологические находки, фауну и флору, историю, быт жителей Приаралья.

Музей был создан в 1986 г. благодаря отцу нынешнего директора – Кудайбергену Жасекенову, заслуженному работнику культуры, руководившему долгие годы районным отделом культуры. Из каждой своей поездки по аулам он привозил старинную утварь, посуду, оружие и другие уникальные предметы.

Сын вспоминает, как вся семья недоумевала, зачем отец привозит чью-то посуду, ржавые чайники, бронзовые самовары, сундуки, казаны и захламляет дом. Теперь Жасекенов-младший с любовью и нежностью смотрит на портрет зачинателя коллекции и понимает, насколько был прав его отец, сохранивший историю родного Приаралья – края, который за полвека изменился до неузнаваемости.

Огулбиби АМАННИЯЗОВА, Париж – Аральск – Париж

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -