Настройки
Язык
Тема
Обновление

Евгений ВИНОКУРОВ: Задел прочности экономики Казахстана усилился

9337

Евразийский банк развития на этой неделе презентовал макроэкономический прогноз на 2023 год по странам – участницам ЕАБР. Отдельная глава посвящена текущей макроэкономической ситуации в Казахстане и прогнозу ее развития, который достаточно позитивен. Презентацию широко освещали казахстанские СМИ. «Деловой Казахстан» обратился к одному из авторов публикации, главному экономисту Евразийского банка развития Евгению ВИНОКУРОВУ с просьбой обосновать заключения и прогнозы, сделанные аналитиками банка.

– Евгений Юрьевич, согласно отчету ЕАБР, экономика Казахстана увеличилась на 2,8% г/г по итогам девяти месяцев 2022 года. Вначале для обывательского понимания – с учетом событий года – на ваш взгляд, как можно расценивать этот показатель: хороший, так себе, плохой?

– Это сильный результат с учетом внешних условий. Экономика Казахстана в текущем году продемонстрировала высокую устойчивость к внутренним и внешним шокам. Важную роль в этом сыграли органы государственной власти страны, которые оперативно и эффективно реагировали на возникающие вызовы и приложили серьезные усилия для сохранения макроэкономической стабильности. 

– Ситуация 2022 года не позволяет говорить о преобладании какого-то одного тренда ни в республике, ни в мире. Но, на ваш взгляд, в этой борьбе разнонаправленных трендов какие все-таки возобладали в РК, ведь экономика осталась в позитивной зоне?

– Значительную поддержку экономике Казахстана в текущем году оказала налогово-бюджетная политика и реализация национальных проектов. В 2022 году на жилищное строительство в рамках национального проекта «Сильные регионы – драйвер развития страны» из бюджета было направлено 84,3 млрд тенге по итогам девяти месяцев т.г. Вложения республиканского бюджета в жилищно-коммунальное хозяйство составили 129,5 млрд тенге, на развитие сельскохозяйственной отрасли было направлено 220 млрд тенге. Расходы государственного сектора на транспорт и коммуникации увеличены в 1,5 раза.

В рамках реализации госпрограммы «Дорожная карта бизнеса-2025» и кредитования приоритетных проектов было выделено 180 млрд тенге, что в 1,6 раза больше уровня предыдущего года. Наряду с этим плановое повышение заработной платы медикам, педагогам и социальным работникам поддержало реальные доходы казахстанцев. 

Что касается мировой экономики, то здесь мы можем выделить в текущем году три взаимосвязанных тренда, которые оказывают сильное влияние на экономическое развитие региона операций ЕАБР.

Первый тренд – высокая инфляция. Темпы роста потребительских цен и цен производителей в этом году достигли максимумов за последние несколько десятилетий. К примеру, инфляция в зоне евро по итогам октября 2022 года достигла двузначного числа, составив 10,6% г/г – впервые за время существования единой европейской валюты. Цены на энергоносители и удобрения приблизились к уровням, наблюдавшимся только в 2008 году.

Второй тренд – стремительное повышение процентных ставок центральными банками как развитых, так и развивающихся стран. Увеличение инфляции до уровней, явно несовместимых с декларируемыми целями политики центральных банков, заставило денежно-кредитных регуляторов ведущих экономик повышать ставки. При этом скорость повышения является максимальной с начала использования ставок в качестве операционных целей денежно-кредитной политики (с конца 1980-х – начала 1990-х). К ноябрю 2022 года процентные ставки центральных банков большинства развитых стран превышали уровни 2010-2021 гг.

Третий тренд – ослабление деловой активности в мире. Негативное влияние ужесточения денежно-кредитной политики на экономический рост в развитых странах стало заметным уже в III квартале текущего года. Центральные банки сознательно жертвуют экономическим ростом, чтобы не допустить бесконтрольного повышения цен в будущем.

С достаточно высокой вероятностью ужесточение финансовых условий приведет к сокращению ВВП развитых стран в 2023 году. Спад может быть умеренным: в рамках нашего базового сценария ожидаем снижения ВВП на 0,3% в США и на 0,6% – в зоне евро (наши оценки ниже консенсуса).

В Китае прогнозируем расширение экономики темпами ниже 4%. В силу замедления трех крупнейших экономик мира рост мирового ВВП замедлится с 2,4% в 2022 году до 1,5% – в 2023 году. Ослабление экономической активности начнет сдерживать инфляционные процессы в будущем году. Допускаем, что признаки ослабления инфляционного давления подтолкнут центральные банки развитых стран к завершению цикла ужесточения монетарной политики уже в первой половине 2023 года.

Мы прогнозируем последнее повышение ставки ФРС в декабре 2022 года и начало цикла ее снижения уже во II квартале 2023 года. При этом допускаем, что в среднесрочной перспективе процентная ставка в США будет поддерживаться вблизи 3%, а ФРС смирится с инфляцией выше текущего таргета в 2%.

– Что сформировало такую высокую инфляцию в Казахстане – почти 19%, ведь ключевой ресурс – энергоносители у страны свои, так же, как и основные продукты питания? Именно эти товарные группы выступали триггером высокой инфляции в большинстве стран мира, но для РК это не повод, как представляется многим.

– Инфляция в сентябре 2022 года ускорилась до 17,7% г/г после 16,1% г/г месяцем ранее, а в октябре повысилась до 18,8% г/г. Ускорение инфляции в текущем году во многом связано с действием внешних факторов. Появление новых вызовов в мировой логистической системе ведет к проблемам в глобальных цепях поставок.

Глобальный логистический кризис принял затяжной характер, что усиливает давление на производителей и вынуждает их перекладывать возросшие издержки на конечного потребителя. В связи с этим отмечается ускорение роста цен на непродовольственные товары до 17,9% г/г в октябре 2022 года – с 8,5% г/г в январе 2022 года. Инфляция в секторе услуг составила 13,5% г/г (6,8% г/г в январе).

Дополнительное временное давление на внутренние цены Казахстана оказал рост спроса на товары и услуги со стороны нерезидентов, а также повышение тарифов на ЖКХ и услуги образования. Стоимость продовольствия на мировых рынках во второй половине 2022 года растет менее интенсивно по сравнению с I кварталом 2022 года, но цены все еще остаются выше уровня 2021 года Удорожание импортных товаров обусловило рост внутренних цен на продовольствие на 23,1% г/г по итогам октября 2022 года (8,5% г/г в январе 2022 года). На конец текущего года инфляция по нашим оценкам может составить около 19,0% г/г.

– Почему, на ваш взгляд, Нацбанку не удалось удержать инфляцию в пределах 4-6%. Есть ли шанс вернуться в этот коридор?

– Национальный банк РК повысил базовую ставку на 150 базисных пунктов до 16,0% на октябрьском заседании. В сентябре появились новые факторы ускорения инфляции. Резкий рост спроса со стороны нерезидентов оказал повышательное давление на инфляционные ожидания, но оно видится временным.

Базовая инфляция в сентябре ускорилась до 19,7% г/г. Остались актуальными факторы внешнеэкономического давления: высокие цены на мировых рынках сырья, повышенный инфляционный фон в большинстве стран – торговых партнерах РК и перебои в глобальных цепях поставок. В этих условиях стабилизация инфляционных ожиданий играет ключевую роль в укреплении доверия к денежно-кредитной политике.

Вполне вероятно, что базовая ставка на конец 2022 года может сложиться на уровне 16,0-16,5% и оставаться вблизи этого уровня в первом полугодии 2023 года. Инфляция, по нашим оценкам, будет постепенно замедляться в течение 2023 года и в 2024 году приблизится или войдет в целевой коридор НБ РК.

– Дают ли основание ключевые макропоказатели РК – состояние бюджета, показатели ВЭД, ЗВР, ставка НБ РК – прогнозировать улучшение экономической ситуации в стране, или негативное влияние внешних факторов может превысить позитивные ожидания населения и экономистов?

– Макроэкономические показатели текущего года указывают на то, что задел прочности экономики Казахстана в этом году не только сохранился, но и усилился. Доходы бюджета увеличились на 32% г/г в январе-сентябре 2022 года, при росте расходов на 18% г/г. При этом ключевой вклад в рост доходной части бюджета внесли налоговые поступления, в то время как доля трансферта из Национального фонда снизилась.

Стоимостной объем экспорта товаров увеличился на 48% г/г, а импорта – на 16% г/г, что способствовало формированию профицита счета текущих операций в размере 7,9 млрд долларов, регистрируемого впервые за последние семь лет. Золотовалютные резервы на конец октября 2020 года составили около 33 млрд долларов, что покрывает более 7 месяцев импорта товаров и услуг.

– ЕАБР дает довольно оптимистичные прогнозы на следующий год: стабилизация курса тенге, ускорение темпов роста ВВП Казахстана, снижение инфляции. На каком фундаменте базируется этот прогноз?

– В базовом сценарии прогнозируем ускорение роста экономики Казахстана до 4,2% в 2023 году. На наш взгляд, сохранится поддержка экономики со стороны налогово-бюджетной политики. Мы ожидаем увеличения выпуска в обрабатывающей промышленности, строительстве и секторе услуг, в том числе за счет эффектов от реализации Национальных проектов.

Важным фактором ускорения экономической динамики станет запуск новых мощностей на месторождении Тенгиз. При этом исходим из бесперебойной работы КТК в следующем году и повышения мощности нефтепровода, согласно плановым показателям.

Инфляция, по нашим оценкам, будет замедляться в 2023 году и к концу года может составить около 8%. Этому будет способствовать ослабление ценового давления со стороны мировых товарно-сырьевых рынков и снижение инфляции в странах – торговых партнерах.

Вместе с тем внешнее ценовое давление будет сохраняться, что может определить необходимость нахождения базовой ставки на уровне около 16% в первой половине следующего года. Начало цикла снижения ставки возможно во втором полугодии по мере устойчивого замедления инфляции.

Среднегодовой курс тенге к доллару в 2023 году прогнозируется на уровне 486. Давление на курс возможно из-за сокращения поступлений от экспорта на фоне прогнозируемого снижения цен на нефть и замедления мировой экономики.

– Какие экономические тренды на пространстве ЕАЭС уже обозначились, какие смогут закрепиться, на ваш взгляд, в ближайшие годы?

– Отмечаем несколько ключевых тенденций, которые могут закрепиться.

Первое. Увеличились объемы взаимной торговли внутри ЕАЭС. Особенно это важно и характерно для небольших экономик – Армении и Кыргызстана. Так, экспорт из Армении в Россию вырос в 2,4 раза. Экспорт из Кыргызстана в Россию вырос почти в 1,6 раза, а в другие страны союза – в 1,3 раза. Экспорт из Таджикистана в Россию также увеличился по итогам января-сентября на 36%. Для такой крупной экономики, как Казахстан, изменение, конечно, меньше, но также присутствует: экспорт Казахстана в Россию вырос на 15,1% по сравнению с январем-сентябрем 2022 г, а в другие страны Союза – на 7,2% г/г.

Второе. Формируется новая логистика внешней торговли стран ЕАЭС, возрастает роль ее восточного и южного векторов. Бенефициаром этих процессов является Республика Казахстан благодаря ее выгодному географическому положению и проходящим по ее территории транспортным коридорам на направлениях «Восток – Запад» и «Север-Юг».

За девять месяцев 2022 года по Транскаспийскому международному транспортному маршруту через казахстанские порты на Каспии перевезено 611,8 тыс. тонн экспортных грузов. Это в 8 раз больше показателя за январь-сентябрь 2021 года. Контейнерные перевозки за 9 месяцев 2022 года через порты Актау и Курык увеличились на 54% до 27,4 тыс. ДФЭ. В 2022 году запущены новые регулярные контейнерные сервисы между Россией и Индией транзитом через Казахстан, Туркменистан и Иран. В сентябре 2022 года опробован (перевезены 50 сорокафутовых контейнеров с автокомплектующими) и будет развиваться новый железнодорожный контейнерный сервис Китай – Иран также транзитом через Казахстан по Восточному маршруту МТК «Север-Юг».

Третье. Стратегическая роль Центральной Азии в целом и Казахстана в частности на евразийском пространстве будет возрастать. За последние 20 лет ВВП стран Центральной Азии увеличился более чем в 7 раз, а средний темп роста реального ВВП более чем в 2 раза превышал среднемировые значения.

По итогам 2022 году совокупный ВВП региона приблизится к уровню 400 млрд долл. (прогноз ЕАБР – 395 млрд долл.) Значимость региональной кооперации в перспективе будет повышаться. Этому будут способствовать повышение открытости экономик друг для друга, гармонизация правил и процедур, приверженность общим целям устойчивого развития. Ведущая экономика Центральной Азии – экономика Казахстана.

В 2021 году номинальный объем ВВП Казахстана на треть превысил совокупный объем четырех других стран региона. В торгово-инвестиционных связях региона, как внутренних, так и внешних, Казахстан занимает важнейшую позицию.

Алевтина ДОНСКИХ

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -