Настройки
Язык
Тема
Обновление

Провожая старый год

12849

Что интересного «из мира финансов» можно вспомнить, заглянув в свой кошелек в конце декабря.

Уходящий в историю финансовый 2022 год запомнится многообразием событий. Курсовыми прыжками доллара, «улетающими в космос» потребительскими ценами и арендными платежами, временным дефицитом отдельных товаров, грузом беззалоговых кредитов и масштабной кампанией первого после долгого перерыва народного IPO.

«Как год встретишь, так его и проведешь», – гласит народная мудрость, которую можно легко применить, оглянувшись на события финансового рынка. Январь встряхнул страну и передал импульс дальше по месяцам. В январе тенге сильно зашатался и доллар с 426 тенге (в декабре 2021 года) допрыгнул до 433 и дальше уже шел по нарастающей.

Нефть, тенге, доллар

В марте доллар сбегал до 500 тенге и с июля держится в диапазоне 470-475 тенге. Кто успел в прошлом году купить «зеленый», и даже смог это сделать в январе, подняли хорошие деньги на курсовой разнице. По прогнозам, доллар может дотянуть в новом году до 497 тенге, если нефтяные цены для экспортеров окажутся умеренными. Но все же базовым значением называется 472 тенге.

Многое будет зависеть от сырьевых рынков, которые тоже сильно потрепало в уходящем году. Баррель нефти марки Brent в конце декабря стоит почти так же, как в январе – 82 доллара. Однако в течение года нефть добиралась до 121,7 доллара за баррель. Фьючерсы на медь продаются по 3,8 тыс. долларов за тонну. В июле цены упали до 3,2 тыс. долларов с февральского пика в 4,8 тыс. долларов.

Сильные ценовые перепады – следствие торговых войн и нарушенных цепочек поставок, которые наслоились на начавшийся в 2020 году суперцикл подорожания сырья. Цикл продолжится, в среднем нефть вырастет до 100 долларов за баррель. Дорогая нефть – роскошный подарок для казахстанцев. Нацфонд наполнится повышенным количеством валюты, которая в пересчете на тенге уйдет в виде трансферта на бюджетные расходы, одновременно укрепляя тенге и сдерживая импортируемую инфляцию.

Но дорогая нефть вряд ли сильно подействует на потребительскую инфляцию, которая давно живет собственной жизнью. Весенний скачок доллара дал старт росту потребительских цен. В ноябре 2022 года в годовом исчислении они выросли до 19,6%. Продовольственные товары повысились на 24,1%, непродовольственные товары – на 18,6%, платные услуги – на 14,1%. Инфляция росла весь 2022 год и заканчивает его 20%-м значением.

Можно также вспомнить, как весной исчез с прилавков многих магазинов сахар-песок. В середине лета, с началом сезона приготовления компотов и варенья, сахар так же внезапно появился, подорожав при этом в 2 раза. Причиной назвали меньший завоз этого стратегического товара от соседей, сокращение собственного производства и просто банальную жадность предпринимателей. Пока крупные торговые сети отбивались от вопроса: «где сахар», мелкие магазины у дома предлагали его с большой наценкой.

Ставка, кредиты, IPO

Летом страну накрыла другая напасть. Приезд огромного числа россиян повысил спрос на аренду жилья. И цены неминуемо пошли вверх, не только для приезжих, но и для местных квартиросъемщиков. Проблема получила огромный резонанс. И послужила отправной точкой для депутатских инициатив. Депутаты возмутились ситуацией на рынке арендного жилья и потребовали вывода части арендного жилья из тени.

Среди их предложений: усилить контроль за регулированием рынка арендного жилья, начать учет частного арендного фонда и переход к цивилизованным отношениям арендаторов и собственников квартир. К декабрю рынок арендного жилья «остыл», но вопросы остались. В 2023 году стоит ожидать продолжения депутатских инициатив в этом направлении. 

2022 год запомнится бурными, с выносом в публичную плоскость, дебатами Национального банка и Сената о роли Нацбанка в росте кредитования экономики. В начале мая спикер Сената Маулен Ашимбаев предложил законодательно закрепить за Национальным банком двойной мандат – к ответственности за инфляцию добавить ответственность за развитие экономики.

Основной посыл в том, что если Национальный банк повышает базовую ставку, которая делает дорогими кредитные деньги, то пусть банк берет на себя и ответственность за кредитный рост. Заочная полемика привела к активизации Национального банк в публичном пространстве. Однако от второго мандата он отказался. Зато в течение года Национальный банк 5 раз повышал базовую ставку. Между тем Национальный банк дал четкий сигнал о том, что от нового повышения ставки он воздержится и оценивает вероятность дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики – как низкую.

Кредитование экономики за этот период не спеша шло своим чередом. Рос спрос на беззалоговое потребительское кредитование, а также со стороны малого бизнеса. Банки с большим удовольствием одобряли займы малому бизнесу – их займы во многом проходили по программам гарантии субсидирования процентных ставок. Кредиты населению с начала года выросли на 25%. Но в потребительском кредитовании прослеживается негативный тренд. Растут отказы банков в предоставлении кредитов. Средняя сумма кредита за год выросла, что говорит о большем использовании населением кредитного рычага. Реальные доходы казахстанцев за этот период не выросли. Закредитованность заставляет банки быть бдительными и внимательно оценивать заявки заемщиков.

IPO Казмунайгаза, наверное, стало наиболее оптимистичным событием финансового года. Размещению предшествовала невероятная по оптимизму и охвату рекламная кампания. Ежедневно появлялись рекламные и аналитические статьи на эту тему. На разных площадках проходили встречи руководства фонда «Самрук-Казына» и КМГ с инвесторами и аналитиками; аналитиков с широким кругом экспертов.

Каждая уважающая себя брокерская компания выпустила отчет с прогнозом роста цены акции КМГ в будущем. Потенциал роста достигал 35%.

Интересным стало и то, что в пул букраннеров (организация, занимающаяся сбором и учетом заявок от инвесторов на приобретение облигаций при первичном размещении – ред.), получивших право официально по регионам проводить встречи с населением с объяснением актуальных вопросов размещения, попали не все крупные брокеры, а только четыре из них.

Не попавшие в «обойму» брокеры проводили агитацию по собственным каналам. Активная маркетинговая кампания, конечно же, завела рынок. Тем не менее «Самрук-Казына» продал на IPO лишь 3% от общего количества размещенных акций КМГ при плане в 5%. Фонд объяснил, что отклонил заявки на покупку значительных пакетов акций у отдельных крупных инвесторов для недопущения концентрации акций.

IPO КМГ стало первым в истории Казахстана цифровым размещением – 99% заявок подали в режиме онлайн. Мало того, открытие торгов показывали в прямом эфире. Торги показали небольшой рост цены акций на первых сделках. Вначале цена выросла на 1,49%, затем на 4,6%, потом пошла вниз. Первый день показал прирост котировок на 5,7% на Казахстанской фондовой бирже и на 5,8% – на AIX.

Сейчас объемы торгов на биржах небольшие, инвесторы, похоже, ждут обещанный аналитиками сильный рост цен, а также первую выплату дивидендов. Понятно, что гарантированно их никто не обещал, выплата будет завесить от финансовых итогов года. Но, судя по всему, в маркетинговых целях компания должна сделать этот шаг. После IPO Казмунайгаза наступит черед других госкомпаний, и будущие акционеры внимательно следят, как поведет себя КМГ. Будут ли слова расходиться с делом, покажет уже новый 2023 год.

Анна ЧЕРНЕНКО

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -