Монополия на монополию? АЗРК ставит вопросы с далекоидущими последствиями

157509
Фото: в коллаже использованы снимки из архива ДК и с сайта АЗРК

Агентство по защите и развитию конкуренции (АЗРК) разместило на сайте Открытые НПА записку к проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам конкуренции».

В документе АЗРК озаботилось насущными вопросами конкуренции в отдельных отраслях капиталистического хозяйства. Всего таких вопросов – 10. По многим из них темы подняты вполне справедливо, и кому как не АЗРК их понимать в силу специфики своей деятельности.

Претензии АЗРК суммированы по следующим направлениям. Первое. АЗРК озаботилось тем, что рынок связи монополизирован. Работают две группы операторов – государственный Казахтелеком (Kcell и Мобайл Телеком – Сервис) с долей 62% и частный оператор Кар-Тел (38%). Отсюда проблема, пишет АЗРК: наблюдается снижение состязательности за клиента между операторами, увеличились жалобы на повышение цен, навязывание потребителям невостребованных услуг, а также качество услуг связи и интернета.

Отсюда вторая проблема, считает АЗРК, – недоступность радиочастот для новых операторов связи. Просто удивительно читать такие их выводы после того, как они сами приложили руку к монополизации рынка, разрешая государству покупать частных сотовых операторов.

Что не так с сырьевыми биржами

Второе. Внимание АЗРК «внезапно» привлекло монопольное положение ТОО «Богатырь Комир» на рынке реализации энергетического угля – 85%. Угольный разрез, к слову, пополам принадлежит РУСАЛ и «Самрук-Казына». ТОО, согласно документу, в одностороннем порядке определяет отпускную цену угля и влияет на рынок. Согласно экономической теории, все так: монополия убивает конкуренцию. Каков же выход?

Из одного разреза сделать четыре конкурентных вряд ли получится. Наверное, надо контролировать отпускные цены, скорее всего, полагают в АЗРК. А что же делать со свободным рынком, где цены определяют спрос и предложение? Даже номинального его просто не будет.

Отпускные цены – это не только прямые контракты крупных угольщиков, но и мелкие потоки других сырьевиков. С некоторых пор отдельные сырьевые товары в Казахстане продаются через товарные биржи, чтобы свободному рынку было проще и прозрачнее формировать их цены. Так вот, АЗРК отмечает в своем документе фактическое отсутствие госконтроля в отношении товарных бирж. Государство заботится о МСБ и снижает количество их проверок.

Фишка в том, считают в АЗРК, что товарные биржи по размеру своей деятельности не подходят под статус МСБ. Да, там небольшая численность работников. Зато сумма заключаемых сделок составляет десятки миллиардов тенге, а среднегодовой доход может превышать 30 000 МРП. Такие объемы не попадают под критерии МСБ.

Следуя логике, можно предположить, что в отношении товарных бирж вместе с их сырьевыми товарами начнется обсуждение вопроса нового правового поля их регулирования. А беглый взгляд найдет в сетевых СМИ тексты про «карманные» биржи, ориентированные на крупный бизнес и обеспечивающие реализацию (опять) угля посредникам. Судя по активности темы, возникает вопрос: можно ли ждать серьезных изменений в списке крупных владельцев угольных ресурсов? И в количестве сырьевых бирж?

Кто купит немного экономики?

Третье. АЗРК буквально кричит о высоком уровне госучастия в предпринимательстве. И, наверное, по делу и по своим прямым обязанностям. Но, как всегда, есть «но». Почему вопрос поднимается только сейчас. Неужели в АЗРК наконец-то прикинули данные и посчитали статистику?

Документ говорит, что по итогам анализа более чем на 50% выявлено присутствие государства на базовых для экономики страны рынках производства электрической энергии, оптовой и розничной реализации товарным газом, грузовых, пассажирских железнодорожных перевозок, связи, гражданской авиации, медицинских, образовательных услуг. То есть, фактически везде.

Хотя в стране не прекращаются волны приватизации, под них обновляются государственные программы, в них участвуют государственные институты развития и местные исполнительные органы. Наверное, дела в приватизации пойдут быстрее, если к вопросу подключились антимонопольщики.

И похоже, с подачи их легкой руки, на продажу все-таки выставят хотя бы части крупных нацкомпаний, крупнейшие государственные вузы и медицинские центры. Ведь в документе говорится, что разгосударствление рассматривается важным направлением децентрализации национальной экономики, укрепления частного бизнеса, насыщения рынка товарами и услугами, повышения их качества, ликвидации монополизма государственных предприятий. Хотя есть субъекты экономики, где государственное владение гораздо удачнее, чем частная собственность. Но мнение потребителей по этому поводу вряд ли кто спросит.

Пенсионеры и хипстеры

Четвертое. Конечно, нельзя говорить, что о потребителях не думают. АЗРК, к примеру, озаботилось слабой правовой защищенностью населения. Пишет об отсутствии фактического возмещения ущерба по делам о нарушении прав неопределенного круга потребителей. А все потому, что общественным объединениям потребителей не хватает финансирования, а сами они инертны. По республике зарегистрировано 178 общественных объединений потребителей, из них на сегодняшний день по данным налоговых органов действуют менее 40%. Объединения в большинстве случаев представлены людьми пенсионного и предпенсионного возраста, работающими на общественных началах, – вот корень проблем, заключает документ.

Здесь можно спорить о нескольких вещах. О том, почему и зачем АЗРК идет на поле общественных организаций, которые сами должны разбираться в своих проблемах. А также о том, что молодежь нельзя упрекнуть в безыдейности и отсутствии желания защищать свои позиции. Каждый март мы наблюдаем за маршем феминисток. Они активные и шумные и находят способ донести свои позиции. Может, вопрос в том, что общественные организации по правам потребителей морально устарели, раз туда идут работать пенсионеры? Если у молодой части общества нет к ним интереса, зачем вести разговор о реанимации таких объединений? Если есть спрос потребителей на защиту своих прав, он проявится в других формах. И без участия АЗРК.

Недобрый доктор

Пятое. АЗРК попутно пожаловалось на низкое качество медицинских услуг в государственных поликлиниках. Что очень верно. Работающее население отчисляет деньги в ФОМС. За неработающих платит бюджет. Видимо, отчисляют недостаточно, раз АЗРК пишет про дефицит финансовых средств в государственных поликлиниках.

«На сегодняшний день тарифы на медицинские услуги, предоставляемые в рамках ГОБМП и в системе ОСМС, являются малофинансируемыми, что зеркально отражается на качестве данных услуг. Таким образом, население в целях получения более оперативной и качественной медуслуги обращается в частные медицинские организации, при этом стоимость медуслуг по сравнению с государственными поликлиниками может отличаться в 2-3 раза» Говорится в документе АЗРК

Медицина, как и спорт, кино, образование и отдых, – темы, о которых можно говорить очень долго. Ограничимся главным. К государственным поликлиникам вопросов у потребителей достаточно. Это и бесконечные изменения порядка записи к специалистам, их нехватка и квалификация. А ведь деньги, и немалые, в поликлиники идут. Но как они осваиваются – вот вопрос!

Здесь стоит вспомнить, что как-то уж совсем слабо работает с помпой презентованное в 2017 году мобильное приложение медицинских сервисов DamuMed. Но сейчас оно критикуется пользователями. И пока не будет предложен механизм контроля за этим процессом, не будет хватать финансирования по-любому.

Гюльчатай, открой… личные данные

Шестое. Здесь – на десерт – читаем про самое главное. АЗРК жалуется на отсутствие доступа антимонопольного органа к информации и базам данных госорганов. Один из принципов государственной политики по развитию конкуренции – приоритетность профилактических мер антимонопольного регулирования. Но вот беда. Доступ к ведомственной информации государственных органов законодательно ограничен. В этих условиях антимонопольный орган вынужден увеличивать административную нагрузку многократными и объемными по своему содержанию запросами, так как проведение анализа рынков без необходимой информации не представляется возможным.

Спасти ситуацию и работников структуры может доступ к сведениям, составляющим банковскую, налоговую тайну и тайну статистики. Доступ к ним, по версии АЗРК, позволит внедрить более эффективные и оперативные инструменты реагирования, в том числе в условиях риска социально-экономической дестабилизации и национальной безопасности (пандемия коронавируса, январские события 2022 года).

Наверное, не нужно много говорить о том, что на приватность личных данных населения с развитием технологий и так идет большая атака. Государственные базы данных совмещаются с банковскими и страховыми. Открыть счет, взять кредит, купить страховку во многих случаях можно, не заполняя про себя длинный формуляр в мобильном приложении. Такая информация там уже есть благодаря совмещению баз данных. И потребителю это нравится. Быстро и удобно.

Зачем еще нужно подключать к таким базам антимонопольное агентство, абсолютно не понятно. Оно хочет регулировать банки и страховые компании? Каким образом? Или, по мнению агентства, финансовый регулятор плохо справляется со своими обязанностями и нужен второй глаз? На будущий год Национальный банк запустит цифровой тенге. Тогда вообще все будет прозрачно и понятно. Такое ощущение, что ведомству не хватает масштаба и красоты антимонопольной борьбы.

…Кто-нибудь объясните им, что потребителю уже хватает контроля.

Анна ЧЕРНЕНКО

Международное информационное агентство «DKnews.kz» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Тема
Обновление
МИА «DKnews.kz» © 2006 -