Настройки
Язык
Тема
Обновление

Жить с нефтью, жить без нефти

67134

В этом месяце мы вполне могли отпраздновать, пусть даже виртуально, знаменательный юбилей. Ровно 30 лет назад, 6 апреля 1991 года в эксплуатацию был введен Тенгизский нефтегазовый комплекс, что положило начало промышленной добыче на данном нефтеместорождении.


Сабир Чопуроглу, картина нефтью

Вообще-то залежи на Тенгизе были открыты еще в 1979 году, а первую нефть у нас добыли аж в ноябре 1899 года на месторождении Карашунгул. Но мне кажется, что именно апрель 1991 года явился точкой отсчета «Эры нефтяного процветания» суверенного Казахстана. 

Можно много спорить на тему «Что было бы, если бы…», «Как бы развивался Казахстан без нефти» и так далее. Только это ничего не даст, кроме излишнего напряжения ума, ведь в истории нет сослагательного наклонения. Что было, то было. И именно нефтяные месторождения на территории страны нужно считать величайшим даром судьбы и, одновременно, посланным нам тяжким наказанием. 

Разумеется, добыча нефти играла и будет долго играть главенствующую роль в экономике республики. Уже в 1991-1992 годах, после объявления суверенитета, руководством страны было принято решение о развитии в первую очередь – нефтегазового сектора с привлечением больших иностранных инвестиций.

Нефть спасла Казахстан от многих ужасов 1990-х, от еще более массовой эмиграции населения в поисках лучшей доли. Нефть дала казне валюту, которую направили в другие сферы экономики. Сегодня даже не верится, что в 2000-е годы, во время нефтяного бума, средние темпы роста экономики в Казахстане составляли 7% в год! Это было время эйфории и грандиозных планов. 

Но пришел один кризис, за ним – второй, бабахнула пандемия, и страна встала перед вопросом: «А вдруг придется вообще жить без добычи нефти? Что делать?» Ведь по оценкам аналитической группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings, Казахстан даже более зависим от экспорта нефти, чем Россия. Казахстан потребляет всего 12% от произведенной нефти, а 88% экспортирует. В структуре нашего экспорта нефть составляет 78,4%! При этом, как говорят многие эксперты, рост ВВП Казахстана возможен лишь, если нефть стоит $60 и более за 1 баррель. Если будет дешевле – наступает рецессия. 

Власти страны постоянно говорят о диверсификации. Чего мы только за эти десятилетия не услышали! И про индустриализацию, и про модернизацию, и про цифровизацию. Не пошла у нас индустриализация, не сработала модернизация, а о том, как с треском проваливается цифровизация, вам расскажет любой сельский школьник, пытающийся учиться онлайн.  

В сентябре 2018 года министр национальной экономики Тимур Сулейменов сообщил, что правительство страны разработало семь механизмов развития экономики, которые сделают страну независимой от нефтедобычи. Вот какие это инструменты. Первый – подготовка кадров, масштабное обновление учебных программ и непрерывность обучения на протяжении всей жизни. Второй – технологическое обновление и цифровизация. Третий – кардинальное дерегулирование экономики, приватизация. Четвертый – победа над коррупцией. Пятый – сильные регионы. Шестой – модернизация общественного сознания. Седьмой – госсектор как лидер изменений. 

Я бы добавил еще один пункт – Декларация. Ибо, как я уже говорил, всё это нам уже обещали. Если же серьезно, то, как мне кажется, начинать нужно с базовых изменений, поскольку уничтожить зависимость страны от добычи нефти в ближайшие тридцать лет нереально. Ведь все остальные отрасли хозяйства находятся в печальном состоянии (за исключением, может быть, строительства). 

А чтобы начать все с нуля, нужны деньги и люди. Люди – значит, прежде всего, ученые из разных областей науки, причем, науки востребованной. Ведь время показало, сколько мало смысла в создании отечественных планшетов, самолетов и смартфонов. Почему бы не начать усиленно развивать биотехнологии, точную агротехнику, цифровую медицину? Нужно просто взять и поднять финансирование науки хотя бы до 3% от ВВП. Без всяких деклараций и модернизаций! И фундаментальная наука потянет за собой науку прикладную. 

А вот еще одно предложение. «Считаю, что приведенные семь факторов роста не достаточны. Мною несколько лет назад опубликованы статьи и книга «Безинвестиционное повышение эффективности производства», где на конкретных примерах обоснованы четыре фактора роста: использование рационализаторских предложений, оптимизация структуры производства, технологичность проектных решений и информатизация передового опыта. Я верю, что Казахстан сможет выжить без нефти!» – пишет ученый-экономист, академик МАИН Серик Сапаргалиев. 

«Развивать сельское хозяйство – значит прокормить себя. Поднимать уровень здравоохранения и образования – повышать человеческий капитал. Внедрять цифровизацию и высокие технологии – следовать мировым трендам. Тем самым создавать благоприятную  инфраструктуру», – говорит внештатный советник министра индустрии и инфраструктурного развития РК по ИПДО Татьяна Седова.

Словом, предложений много. Они обязательно сработают, но не сразу, а лет через пятнадцать-двадцать. 

Ну а пока еще есть время и в мире нужна наша нефть, нужно максимально это использовать. Без дорогих прожектов, спокойно и вдумчиво. На пользу людей, а не «прорывных проектов».


Андрей ЗУБОВ

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -