Нур-Султан

Алматы

SSE

FTSE 100

Dow Jones

KASE

Brent

WTI

Золото

PTC

USD

RUB

EUR

CNY

9/11: Очевидец о том, как на самом деле изменились США за 20 лет после теракта в Нью-Йорке

10 сентября 2021, 13:179573

Американский военный контингент после 20-летнего пребывания в Афганистане покинули эту страну. Талибы, бывшие у власти в 2001-м, снова правят Афганистаном. Круг замкнулся.

11 сентября исполняется 20 лет с момента крупнейшего в истории США проявления акта терроризма. Алматинец Шарип Алниязов, оказавшийся в Нью-Йорке в тот злосчастный день, много раз для широкого круга СМИ рассказывал, что тогда происходило в мегаполисе. Корреспондент Делового Казахстана побеседовал с ним о другой стороне того события: переменах в сознании людей в США за эти 20 лет и том, как сохранить человечность даже в самых тяжелых ситуациях.

Про это событие многие СМИ писали много раз, описывая ситуацию в хронологическом порядке, а про чувства и эмоции, которые переживал человек, попавший в зону теракта 11 сентября, у Шарипа Алниязова еще никто не спрашивал.

«Конечно, сейчас, по прошествии 20 лет, некоторые моменты, свидетелем которых я был, кажутся нереальными, и за эти годы, благодаря бурному потоку информации в интернете, иногда я сам уже не верю в то, что произошло. Какие-то детали стираются из памяти, их восстанавливаю уже по общедоступной информации. Также спустя время я осознал, что 11 сентября 2001 года – это, возможно, мой второй день рождения, потому что в тот день я проспал встречу с приятелем во Всемирном Торговом Центре в 9 утра (как раз утром и произошло столкновение самолетов с башнями Всемирного торгового центра- Прим. авт). Тогда, как ни странно, я не ощущал страха, было лишь какое-то истерическое любопытство, которое вело меня к месту событий. Вероятно, это было своеобразное состояние аффекта», - рассказывает Шарип Алниязов.

В 2001 году соцсетей еще не было. Поэтому и информация о событиях вокруг этого теракта распространялась и воспринималась иначе, чем это происходит сегодня в случае подобных происшествий. Если бы тот терракт случился сегодня, весь мир за считанные минуты узнал бы обо всем, в первую очередь, из соцсетей, и, конечно, сразу бы возникла масса версий и интерпретаций. А тогда, по словам Шарипа, основную информацию он, как и все вокруг, получал из прямого эфира CNN, многие жители Нью-Йорка узнавали о чрезвычайном событии в родном городе из прямого эфира телеканалов.

«Конечно, ньюйоркеры бурно обсуждали произошедшее. Но не сразу стало понятно, что это теракт. Сначала говорили об авиакатастрофе, о том, что самолёт потерял управление и врезался в башню. Но, как бы то ни было, меня поразило, насколько люди вокруг оказались сплоченными перед лицом этой катастрофы, насколько подготовленными оказались специальные службы. По Бродвею, вдоль которого я шел, постоянно неслись в сторону даунтауна и обратно пожарные и полицейские машины, реанимобили.

Таксисты Yellow Cab бесплатно увозили людей подальше от места катастрофы.

Люди на Бродвее, работники местных дайнеров и просто прохожие, активно помогали друг другу, выносили воду, медицинские аптечки. Меня удивило то, как много рядовых американцев умеют оказывать первичную медицинскую помощь. Вероятно, основам безопасности жизни их учат еще в школе.

И, не будучи американцем, в тот момент я почувствовал искреннее единение с окружающими меня людьми. Когда ты находишься в гуще событий, и видишь, как все вокруг сплачиваются и самоорганизуются, ты невольно становишься частью всего этого, такой уровень коллективной эмпатии придает сил и вселяет уверенность в том, что все будет хорошо» – вспоминает Шарип Алниязов.

Зная, что Шарип оказался в Нью-Йорке во время теракта, ему стали звонить и писать сокурсники, профессура и друзья, как из США, так и из Казахстана. Но никакой связи в первые часы после теракта не в Нью Йорке не было. Молчали таксофоны на улицах, сотовые телефоны, и наземные линии в отелях. Интернет тоже исчез. Уже позднее, по прибытии в университетское общежитие 13 сентября, я был поражен тем, какое количество даже не очень близко знакомых со мной  людей меня искало, предлагало помощь, спрашивало номер моей карты, чтобы перевести деньги, просило отозваться и сообщить о месте нахождения, чтобы можно было приехать на  машине и забрать меня, потому что из города иначе невозможно было выбраться ни самолетом, ни поездом, ни автобусом.

По словам Шарипа Алниязова, он не ощутил сразу после терактов, что каким-то образом отношение к нему как к выходцу из Центральной Азии поменялось, хотя, были  инциденты с арабскими студентами на бытовом уровне. Но, в целом, никаких проблем в дальнейшем не возникало.

Меры безопасности, скорее всего, в Штатах были усилены, но на бытовом уровне и повседневной жизни это никак не отразилось.

Например, спустя 3 месяца после терактов Шарипу по служебной необходимости нужно было подняться на Капитолийский холм в столице США Вашингтоне Ди. Си., чтобы попасть на общественные слушания.

«Я взял с собой все: паспорт с визой, справку с работы (когда ее брал на работе, там очень сильно удивились) и еще целый пакет документов, памятуя о наших казахстанских реалиях, когда нужно попасть в парламент, например. Для меня было неожиданностью, что уже после атаки 9/11, несмотря на усиление мер безопасности повсюду, я прошел в здание конгресса США достаточно легко.  Меня не попросили предъявить никакого удостоверения личности. Я только провел вещи через просвечиваемый бокс, как в аэропорту, и сам прошел через магнитную арку, и все. Я спокойно прошел по этим коридорам власти, зашел в огромную аудиторию, где было много журналистов и просто заинтересованных людей. Я насчитал около 50 телекамер, которые вели прямой эфир с общественных слушаний, и дажене будучи гражданином США, или журналистом, я мог поднять руку и задать вопрос сенатору или конгрессмену», - вспоминает Шарип Алниязов.

«Вот, пример национального единения – рассказывает Шарип. - Если бы в сентябре 2001 года сразу после нью-йоркской трагедии 9/11 вы оказались даже в моем маленьком городке State College в Пенсильвании, не говоря о больших городах, вы бы заметили, как по всему городу курсируют передвижные станции забора крови, так называемые «блад-драйвы» (Blood Drives), к которым выстраиваются длинные очереди доноров. Мэр Нью-Йорка Джулиани уже выступил по телевидению, поблагодарил американцев и сказал, что запасов крови всех групп в хранилищах Нью-Йорка и близлежащих населенных пунктов больше, чем достаточно. А люди шли и шли к блад-драйвам в каком-то упрямом исступлении, и станции продолжали забирать кровь у всех желающих. И тогда было непонятно, зачем, если запасов крови больше не требуется. А ответ прост:

Блад-драйвы стали символомединения американской нации. В очередях к блад-драйвам терпеливо стояли и женщины, и мужчины, и чернокожие, и белокожие, и латино, и азиаты разных возрастов, разных конфессий. Это был жест свободы выбора и проявление эмпатии. Именно поэтому станции забора крови продолжали работать, чтобы дать людям возможность почувствовать себя нужными, объединенными и причастными к одному большому делу.

Казалось бы, такая незначительная деталь на фоне масштабной национальной трагедии, но решение не останавливать курсирование станций, вероятно, было тщательно продуманным и принималось на национальном уровне. И это было потрясающе тем, насколько продуманной в мелочах бывает американская внутренняя политика.

Одновременно с очередями к блад-драйвами другие очереди выстраивались в американские «военкоматы» – вербовочные пункты добровольцев в морскую пехоту. С началом афганской кампании парни живо интересовались вербовочной программой. И как в фильме «Форрест Гамп» им раздавали листовки бравые морпехи в парадных мундирах. Все как на подбор высокие и спортивные, всегда с улыбкой, всегда в сопровождении изящных красавиц, словно сошедших с обложек глянцевых журналов. Эти парни казались воплощением «Капитанов-Америка» — все герои, все народные любимцы. И любой юный простак из американской глубинки захочет оказаться на месте этих бравых парней. Каждый мнит себя героем в орденах и медалях, в парадной форме в окружении девиц. Престиж американского солдата поднят в этой стране на самый высокий уровень, и простые парни становятся в очередь. И как бы цинично это не выглядело, но в постановке роликов, в образе солдат во всем антураже вербовочной кампании видно точный расчет и большую стратегию», - поведал казахстанец.

Шарип Алниязов после 11 сентября 2001 года еще не один раз бывал в США, которые, по его мнению, сильно изменились.

«США сегодня и США 20 лет назад – как будто 2 разные страны. За этот период произошло много событий, трансформация в сознании людей. Если раньше мои права заканчивались там, где начинались права других, то сейчас ситуация как минимум странная.. Соцсети многое поменяли, безусловно. Мы все видели и протесты, связанные со смертью Флойда, и ситуацию с окончанием президентского срока Трампа, и еще много чего. Надеюсь, что американцы не лишатся способности критически мыслить, ведь этому их учат со школы., - говорит Шарип Алниязов.

Он был очень удивлен, когда к двери его комнаты в общежитии студенты со всего кампуса стали приносить новую детскую одежду и игрушки. «Для отправки детям Вашей страны» подписывали они свои сумки и рюкзаки. Так сработал пресловутый «стан», и под страной назначения подразумевался Афганистан.

Американцы не очень сильны в географии Восточного полушария, впрочем, так же, как и мы в массе плохо знаем географию западного.

«Я рассказал про это своему профессору— декану Колледжа коммуникаций, а последний, в свою очередь, неожиданно подал идею: пригласить кого-нибудь из казахстанских журналистов или режиссеров в университет, чтобы они через свое творчество рассказали студентам о Казахстане.
Уже через пару недель в США прилетела творческая группа: кинематографист, призер Чикагского фестиваля, Станислав Чернышев и два его помощника. Это было эпическое предприятие. На все десять дней гостям расписали почти круглосуточные выступления, встречи, дискуссии, презентации и демонстрации документальных фильмов о Казахстане в городах State College и в Филадельфии. На фоне сентябрьских событий, интерес к гостям из Казахстана был просто невероятным. Студенты загодя записывались на лекции. В кинотеатрах, где проходило большинство наших встреч, был аншлаг. Студенты выстраивались в длинные очереди, чтобы попасть внутрь и задать свои вопросы. После каждой встречи гости получали кипу отзывов от студентов и преподавателей.

Это был, вероятно, первый страновой пиар о Казахстане по частной инициативе. По крайней мере, в Штате Пенсильвания о Казахстане узнали десятки тысяч людей.  После выступлений нам присылали тысячи отзывов. У американских студентов невероятно высок интерес ко всему новому. Может быть, поэтому в США появляются такие персоналии как Стив Джобс и Илон Маск, которые меняют мир??» - задается вопросом Шарип Алниязов.

20 лет прошло с момента терактов. Много воды утекло и еще больше утечет. Мы все дальше и дальше уходим от событий того страшного дня, оказавшего влияние на развитие мировой современной истории. Экспертам предстоит еще немало работы, чтобы окончательно раскрыть все причины произошедшего, но ясно одно: несмотря ни на какие невзгоды, важно оставаться Человеком в любой ситуации.

 

Альберт Ахметов

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+