Нур-Султан

+3

Алматы

+14

SSE 3518.42

FTSE 100 7232.47

Dow Jones 35490.70

KASE 3 773,73

Brent 83.87

WTI 81.97

Золото 24 432.57

PTC 1 874.65

USD 426.01

RUB 6.05

EUR 493.75

CNY 66.62

2002: Новое правительство, новые игроки на рынке нефти

17 сентября, 07:3516285

2002 год войдет в историю независимого Казахстана как год формирования нового правительства, создания компании «Казмунайгаз» и масштабных инвестиций в нефтегазовый сектор страны в условиях кризиса в Персидском заливе после террористической атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.

Смена правительства и назначение на должность премьер-министра страны 45-летнего Имангали Тасмагамбетова, заменившего Касым-Жомарта Токаева, явились ответной реакцией президента страны Нурсултана Назарбаева на политический кризис, разразившийся в стране после создания политического движения ДВК осенью 2001 года. Нурсултан Назарбаев, комментируя причины отставки правительства Токаева, заявил, что стране «необходимы быстрые преобразования». Представляя кандидатуру Тасмагамбетова, президент подчеркнул, что он «имеет достаточный потенциал, чтобы вести этот важный участок государства», а «правительственная команда является командой единомышленников». «Все они профессионалы своего дела, прошедшие опыт хозяйственной и политической работы, способные осуществлять крупные задачи», – сказал после назначения членов правительства президент (из архивов Reuters).

Интересный факт того события: во время обсуждения кандидатуры нового премьер-министра парламентарий Татьяна Квятковская, «прославившаяся» во время роспуска парламента в 1995 году, задала кандидату вопрос: «Хватит ли (новому премьеру) мудрости, чтобы не поддаться интригам «младодемократов» и «развести» последствия новой оппозиции?» Со словами «конструктивная оппозиция является показателем цивилизованности общества» Тасмагамбетов, как известно, был поддержан большинством голосов и приступил к работе на должности премьер-министра Казахстана.

 

Приоритет – на нефть

Несмотря на принятие резких решений по назначению нового главы правительства и смены Кабинета, в 2002 году в стране не произошло кардинальных сдвигов в экономической политике, и ставка по-прежнему возлагалась на нефтегазовый сектор. По данным за 2000 год, суточный объем добычи нефти в Казахстане составлял 0,7 млн баррелей, что примерно составляло 10% от объема добычи в России и почти в два раза больше объема добычи нефти в Йемене (по данным МВФ). Объем государственных доходов от нефтяного сектора в 2000 году составлял 15% (по сравнению с 5% в 1999 году).

Как мы уже описывали в предыдущем выпуске, в 2001 году объем добычи нефти в Казахстане вырос по сравнению с 2000 годом на 14%. При этом, как подчеркивает в своих ранних исследованиях МВФ, этот показатель мог быть на 2% выше, если бы не двухмесячная приостановка работ на одном из крупнейших газоконденсатных месторождений, вызванная спорами с Россией по поводу применения НДС, которые завершились лишь в октябре 2001 года.

В 2002 году Казахстан продолжил вкладываться в добычу нефти, и, немного недотянув до отметки добычи нефти в 1 млн баррелей в сутки, новое правительство отложило эту целевую установку на 2003 год. По официальным данным, объем добычи нефти и газового конденсата в 2002 году составил 47,24 млн тонн (948578 баррелей) в сутки, что на 19% превысило уровень 2001 года и намного «перешагнуло» планируемый правительством уровень добычи в 45 млн тонн в сутки. На 2003 год Казахстан поставил амбициозную задачу – довести суточный объем добычи до 52,7 млн тонн (1 млн баррелей в сутки), что должно было превысить уровень 2001 года на 11,6%. В целом по итогам 2002 года Казахстан удвоил добычу нефти по сравнению с 1996 годом, и в тот период правительство поставило задачу увеличить объем добычи нефти к 2015 году до 150 млн тонн, включая 100 млн тонн за счет нефти из казахстанского сектора Каспийского моря. Следует подчеркнуть, что 83% от всего объема добываемой нефти в тот период направлялось на экспорт.

Как показывает анализ, крупнейшим производителем в нефтегазовом секторе в тот период оставался «Тенгизшевройл», объем добычи нефти у которого по итогам 2002 года составил 13,4 млн тонн, или 28% от общего объема по стране. Ключевым поставщиком нефти на мировые рынки также стало Карачаганакское месторождение, разрабатываемое в тот период компаниями «Бритиш Газ», «Аджип» (Италия), «Шеврон Тексако» (США) и «Лукойл» (Россия). В 2002 году объем добычи нефти на этом месторождении составил 5,2 млн тонн, что было на 29,1% выше уровня предыдущего года.

 

 

Создание «Казмунайгаз»

В 2002 году, вдобавок к вышеупомянутым компаниям, работающим в секторе добычи казахстанской нефти, присоединился «новый» игрок. В том году, как известно, практически сразу после назначения нового правительства было принято одно из самых ключевых решений в нефтегазовой сфере Казахстана. Речь идет о создании четвертой по счету государственной нефтяной компании за предшествующие десять лет – компании «Казмунайгаз».

Это решение было сделано первым президентом страны Нурсултаном Назарбаевым 20 февраля путем слияния активов нефтедобывающей компании «Казахойл» и компании по транспортировке нефти «Транснефтегаз». Эта сделка ознаменовала, по выражению экспертов EIU, «реконституцию» бывшей государственной монополии «Казахстанмунайгаз», которая была образована в 1993 году и разделена на отдельные компании в 1997 году. Главой новой госкомпании стал Ляззат Киинов, который до назначения на должность занимал позицию главы Мангистауской области. Кроме того, в послужной список Киинова входил опыт работы в качестве заместителя министра нефти и газа в период «премьерства» Нурлана Балгимбаева (1995-1997 годы). Первым вице-президентом компании «Казмунайгаз» стал Тимур Кулибаев, до этого занимавший должность главы «Казтрансойл», дочерней компании «Транснефтегаз».

По мнению экспертов лондонского EIU, создание нефтегазовой монополии явилось «кульминацией процесса по постепенному снижению влияния компании «Казахойл» в пользу «Транснефтегаз». Кроме того, по оценкам EIU, проведение сделки пришлось на «странное» время. Дело в том, что за несколько дней до слияния компания «Казахойл» выпустила пятилетние еврооблигации на сумму €125 млн. По данным еврооблигациям, выпуск которых был проведен для «Казахойл» нидерландским банком ABN Amro, купонное вознаграждение составляло 9%, что означало, по данным EIU, спрэд в 416 базисных пункта над выпуском германских бондов с пятилетним сроком погашения (бенчмарк). По мнению EIU, «сдирание» активов с «Казахойл» привело к снижению рейтинга «Казахойл» компанией Мудис в ноябре 2001 года. Поэтому, если бы сделка была проведена немного ранее, то купонное вознаграждение могло быть ниже, поскольку «Казмунайгаз» представлял собой более мощную в финансовом плане компанию, чем «Казахойл».

По состоянию на 2002 год, стоимость активов «Казмунайгаз» равнялась порядка $2 млрд, а объем добычи нефти – 200 тыс. баррелей в сутки. Это говорило о том, что по сравнению с крупными иностранными нефтяными компаниями «Казмунайгаз» все еще был скромной по международным меркам компанией. К примеру, «Шеврон Тексако» в 2001 году имела показатели добычи нефти на уровне 1,9 млн баррелей в сутки, размер ее прибыли составлял $3,3 млрд, а стоимость активов (на конец 2000 года) оценивалась в $72 млрд. Поэтому для достижения своих целей, как предсказывали в своих ранних исследованиях эксперты EIU, «Казмунайгаз» станет частым заемщиком на международных рынках капитала.

 

Основной интерес – экспорт нефти

Одним из приоритетов новой государственной компании, таким образом, стал контроль над экспортом нефти. Как известно, «Транснефтегаз», ставшая частью «Казмунайгаз», объединила в свое время под собой компании «Казтрансойл» и «Казтрансгаз», которые были извлечены из состава «Казахойл» в 1998 году. В 2000 году компания «Казтрансгаз» получила право над контролем казахстанского экспорта нефти и газа.

В частности, особое внимание многих нефтяных компаний, работающих в Казахстане, в тот период было приковано к участию в проекте Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), первая загрузка нефти в рамках которого состоялась осенью 2001 года. Этот крупнейший международный проект, как известно, был создан с участием компаний России, Казахстана и других ведущих иностранных компаний, в целях строительства и эксплуатации магистрального трубопровода общей протяженностью более 1500 км) для транспортировки нефти из Тенгизского месторождения через российский порт в Новороссийске на Черном море.

Как мы уже подробно описывали в предыдущем выпуске, до ввода в эксплуатацию КТК Казахстан был полностью зависим от нефтепроводной системы России, экспортируя нефть через магистральный нефтепровод Атырау-Самара. Такая зависимость, по выражению исследователей МВФ, способствовала появлению так называемой монопсонистической практики – множеству продавцов в условиях одного покупателя. Это, в свою очередь, привело к тому, что Россия принимала казахстанскую сырую нефть со значительными скидками, применяя внутренние российские цены на экспорт нефти из Казахстана в Россию. По официальным данным, в 2002 году через эту нефтепроводную систему, контролируемую российским оператором «Транснефть», Казахстан экспортировал 15,2 млн тонн сырой нефти (из общего объема добытой нефти на уровне 36 млн).

С вводом КТК, через который в 2002 году Казахстан прокачал на экспорт 11,8 млн тонн, ситуация для нашей страны значительно улучшилась. И хотя изначально в 2002 году в этот нефтепровод задумывалось загрузить 20 млн тонн казахстанской нефти, альтернативный проект по транспортировке нефти дал Казахстану множество преимуществ. Как подчеркивает МВФ в своих ранних исследованиях, несмотря на то, что этот нефтепровод также проходил через территорию России, он имел независимых собственников, функционировал на коммерческой основе и включил механизм банка качества нефти (механизм штрафных и компенсационных выплат нефтедобывающим компаниям в зависимости от качества прокачиваемой через нефтепровод сырой нефти). В дополнение к этим чертам, нефтепровод КТК стал покрывать меньшее расстояние, чем магистраль Атырау-Самара, и это означало, что издержки на экспорт тенгизской нефти потенциально могли сократиться наполовину. Начальный объем пропускной способности нефтепровода составлял в то время 28 млн тонн нефти в год, и ожидалось, что в среднесрочной перспективе он будет доведен до 67 млн тонн в год.  Также планировалось, что в системе КТК будет использована нефть только с Тенгизского месторождения. Однако, как показала история, в настоящее время через систему КТК проходит нефть из различных месторождений Казахстана, а с начала ввода проекта через эту магистраль было перекачано около 600 млн тонн казахстанской нефти.

Самым большим плюсом проекта КТК для Казахстана стал тот факт, что он обеспечил более конкурентную альтернативу монопсонистической позиции нефтепроводной системе российской компании «Транснефть». Помимо сокращения экспортных издержек (как минимум на 20-30% в течение 1998-2003 годов, по данным МВФ), ввод КТК также способствовал тому, что из-за конкурентного давления стала повышаться пропускная квота Казахстана и по Самарскому нефтепроводу. В частности, на 2002 год Казахстан получил право экспортировать по «старому» нефтепроводу 12,5 млн тонн нефти (вместо 10 млн тонн в 2001 году и при условиях пропускной способности нефтепровода в 15 млн тонн).

Помимо контроля над экспортом нефти, создание «Казмунайгаз» в «новой форме» означало в то время активизацию новой госкомпании на участии в будущих нефтедобывающих проектах. Так, несмотря на то, что в 2001 году средние цены на нефть снизились порядка на 14%, нефтегазовые компании продолжили усиленно инвестировать в расширение добычи нефти на территории Казахстана. В частности, компания «Тенгизшевройл», работая в Атырауской области на самом крупном нефтегазовом месторождении в Средней Азии, поставила в то время цель удвоить объем добычи в последующие 5 лет. Операторы другого крупного месторождения Казахстана – Карачаганакского месторождения на Северо-Западе страны – также объявили о намерении увеличить инвестиции в предстоящий трехлетний период. В основном эти цели были связаны с ростом добычи нефти и переориентацией транспортировки нефти на систему Каспийского трубопроводного консорциума, о которой мы подробно рассказали выше. И, наконец, огромные средства продолжили вкладываться в самый долгосрочный проект в нефтегазовом секторе Казахстана – работы по Кашаганскому месторождению, расположенному на севере шельфа Каспийского моря вблизи от города Атырау, которое было открыто в середине 2000 года.

 

 

Нефть и экономика

В результате масштабных инвестиций в нефтегазовый сектор, в 2002 году рост ВВП Казахстана составил 9,5%. При этом промышленное производство выросло на 9,8%, а строительство – на 19,3%. Сложность ситуации для Казахстана заключалась в том, что в тот период происходило существенное замедление экономической активности в развитых странах, которое грозило продолжиться вплоть до середины 2004 года. Причиной тому, как известно, был кризис в Персидском заливе, спровоцированный террористическим атаками на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2011 года.

Однако, учитывая географическую отдаленность Казахстана и слабое взаимодействие в мировых производственных и торговых цепочках, риск для нашей страны в основном состоял в волатильности мировых цен на сырье, потребителями которого являлись развитые страны. Опасность здесь заключалась в том, что потенциальное разрешение «иракского» конфликта грозило привести к резкому обвалу цен на нефть, что могло «навредить» планам казахстанского правительства и инвесторов, развернувших масштабную деятельность по освоению нефтяных месторождений на западе Казахстана в тот период.

 

Асель АЛИШЕВА

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+