Олжас КУРМАНБЕК: «Мои цель и мечта – чтобы кобыз стал всемирно известным инструментом»

176286
Фото: Dimash News и из архива Олжаса КУРМАНБЕКА

Друг Димаша - "лучший кобызист мира.

То, что Народный артист Казахстана Димаш Кудайберген, поставивший перед собой цель показать миру красоту казахской культуры, собрал в свою команду молодых и лучших музыкантов-народников, хорошо знают те, кто следит за его концертной деятельностью.

Сегодня мы знакомим вас с Олжасом Курманбеком, руководителем инструменталистов-народников певца и «лучшим кобызистом», как обычно представляет его своей интернациональной аудитории Димаш.

Олжас – друг и соратник Димаша, талантливый и многосторонний музыкант, чьи мелодии стали украшением не одного казахского фильма и благодаря которому кобыз прозвучал со сцены во многих странах Европы, Азии и Америки. Он не останавливается на достигнутом и ставит перед собой цели по дальнейшей популяризации в мире древнейшего смычкового инструмента.

Это интервью состоялось несколько месяцев тому назад во время визита в Гонконге, куда наша команда приехала на сольный концерт Димаша Кудайбергена.

Предновогодний, празднично украшенный Гонконг встречает своих гостей нетипичной для него прохладной погодой. В поиске тихого уголка в шумном фойе отеля мы с удивлением наблюдаем, как Олжас свободно общается с персоналом. Присев за столик у рояля, интересуемся, откуда он знает китайский язык.

Улыбаясь, музыкант объясняет: «Я родился в Китае в 1992 году, в городе Кульджа, который расположен в СУАР, в 100 км от границы с Алматинской областью. Мои родители – оба классические вокалисты, закончили Пекинскую консерваторию. В 1992 году отец по гранту был направлен из Китая в Алматы, где прошел обучение в Казахской национальной академии искусств имени Жургенова по специальности музыкальная драма. Затем родителей перевели в Синьцзян – большой китайский район, где живут казахи. Там они основали первый Казахский оперный театр».

Олжас рассказал о судьбоносном моменте, который предопределил его будущую профессию, о том, как он впервые увидел традиционный казахский инструмент.

фото Dimash News и из архива Олжаса КУРМАНБЕКА

«Отец был директором Казахской оперы, и поэтому я с детства слушал оркестр в театре. Однажды я услышал на втором этаже игру кобыза и стал искать источник этого звука. Никогда раньше я ничего подобного не слышал. Дома отец часто играл на баяне и домбре, но звука кобыза я не знал. Мне было тогда лет 6-7. Потихоньку приоткрыв дверь, я долго смотрел на диковинный инструмент, который нашим музыкантам преподавала одна молодая женщина. Оказалось, что к нам из Казахстана приехали на мастер-класс инструменталисты: домбрист Секен Курсшпеков и его дочка Жапас Каламбаева. Именно от нее я впервые услышал звук кобыза. Она заметила меня и пригласила войти. Когда я зашел, женщина поинтересовалась, нравится ли мне этот инструмент. «Да, а как он называется?» – спросил я ее. «Это кобыз. Хочешь поиграть на нем?»

Я взял инструмент в руки. Конечно же, ничего не умел. Просто играл, и мне понравилось. Вдруг женщина говорит: «Открой рот!» – и, плюнув мне в рот, добавила: «Ты будешь кобызистом!»

У казахов есть такая традиция – аузына түкіру, но я о ней не знал и очень возмутился. Разозленный, я позвал отца: «Она мне плюнула в рот!» А он, наоборот, обрадовался: «Это же хорошо, – говорит, – значит, ты будешь великим музыкантом».

Вспоминая свое детство, Олжас Курманбек рассказывает о том времени, когда его родители решились на нелегкий шаг – переезд из Поднебесной в Казахстан, на свою историческую родину.

«Тогда я учился в обычной китайской школе. Первый и второй классы я окончил там. В то время я не знал ни казахского, ни русского языков, а только китайский. Родителей, видимо, это очень беспокоило. Отец хотел, чтобы мы с сестрой росли в РК. Хорошо помню, как вдруг ночью меня забрали, и мы с мамой и сестренкой оказались в Казахстане. Это случилось в 2001 году. Папу не пропустили. Он был главным директором, важным специалистом. Поэтому его остановили на границе и отправили назад на работу. А мама, я и сестренка прошли».

Те, кто сами в своей жизни пережили тягости освоения нового местожительства, наверняка поймут, как сложно дался тогда семье музыканта переезд в другую страну.

«У нас были какие-то деньги с собой, но средств ни на что не хватало, потому что в тот момент в Китае был очень низкий обменный курс. В Казахстане мы поселились в старом двухэтажном общежитии в Алматы и втроем жили где-то 6 месяцев одни, без отца. Мама сразу же нашла работу по хозяйству и бралась за все, чтобы нас прокормить. Спустя полгода приехал отец после того, как ему вернули паспорт, и он смог продать дом в Китае. Папа перешел границу, и мы воссоединились».

С большим интересом мы слушаем рассказ Олжаса о его первых шагах в освоении кобыза – инструмента, ставшего его визитной карточкой.

«Я сразу сказал, что хочу быть музыкантом, и поступил в школу им. Ахмета Жубанова в Алматы. Это очень сильная школа. Там преподавали самые лучшие учителя, в том числе из России и Германии. Требовательная школа, но мы и сами от себя многого требовали и хотели больше.

Моим учителем по игре на кобызе был Абдиманап Жумабеков. Его ученики – самые лучшие кобызисты. У него совершенно уникальная методика индивидуального подхода преподавания. Как, например, в моем случае. Я при исполнении казахских кюев часто забывал ноты, но не терялся, а начинал сочинять дальше. Он заметил это качество и отправил меня к Куату Шильдебаеву, нашему известному композитору. Вы его, наверняка, знаете как автора песни «Аманат», которую поет Димаш, и песен Батырхана Шукенова».

Кобызист делится своими яркими воспоминаниями о первых шагах в мире композиции, который открыл ему на своих уроках Куат Шильдебаев, автор саундтрека отечественного фильма «Шал».

«Куат Шильдебаев – один из великих казахских композиторов современности. Он вел у нас уроки композиции. Мой учитель Абдиманап Жумабеков взял Куата за руки и попросил его заняться мной. Именно Куат научил меня грамотно сочинять музыку. Уже через 2 года я написал свою первую работу, которая вошла в саундтрек отечественного фильма «Шал»».

«Шал» – картина казахстанского режиссера Ермека Турсунова, снятая по мотивам повести Эрнеста Хемингуэя «Старик и море», премьера которой состоялась 11 октября 2012 года, хорошо известна в Казахстане. Она завоевала многочисленные премии, и тем интереснее узнать, как педагог развивал интерес своих учеников к композиции, привлекая их к работе над саундтреком этого фильма.

«Мне было тогда 15 или 16 лет, – вспоминает Олжас. – На уроках композиции Куат давал нам посмотреть всего одну минуту кадров из фильма. Нашей задачей было сочинить музыку под увиденное и передать настроение. Каждый день в течение 9-го класса школы мы получали такое домашнее задание. Так по минуте мы прорабатывали весь фильм, сочиняя свои композиции. Когда фильм закончился, мой наставник сказал мне: «Молодец! Твоя первая работа. Дальше давай сам».

«Так получилось, что мою работу – струнный камерный оркестр с кобызом – одобрили и включили в саундтрек фильма», – с понятной гордостью добавляет музыкант.

На сегодняшний день в арсенале талантливого кобызиста не один десяток композиций собственного сочинения, по большей части вошедших в оте­чественные фильмы.

«Это мое. Я много работал с симфоническим оркестром, много играл. Я ближе к классике: люблю виолончель, скрипку, классическую музыку, но и саундтреки. Еще в школе Куат Шильдебаев давал мне слушать «Властелина колец». «Слушай, – говорил он мне, – и бери оттуда то, что тебе нравится», – продолжает Олжас. – Мне нравится Ханс Циммер, и я хотел бы попасть к нему. Я хочу, чтобы кобыз звучал в голливудском фильме, как это сделал в свое время Дживан Гаспарян в фильме «Гладиатор». Это была его легендарная коллаборация с Хансом Циммером, благодаря которой дудук – национальный армянский инструмент узнали повсюду. Мои цель и мечта – чтобы таким же всемирно известным инструментом стал кобыз».

В этой связи сразу вспоминается уже состоявшаяся очень удачная международная коллаборация Олжаса Курманбека с известным российским композитором Игорем Крутым. Именно звучание древнего казахского инструмента придало композиции «Stranger», которая прочно вошла в репертуар Димаша Кудайбергена, берущий за душу мистический характер.

фото Dimash News и из архива Олжаса КУРМАНБЕКА

«В последней нашей с Димашем работе, «Stranger», которую Игорь Крутой написал в эпическом стиле, кобыз стал идеальным дополнением к вокалу. Димаш предложил тогда сделать это вместе: «Песня рассчитана на международную публику. Слова английские. Давай попробуем?» Я согласился. Это была инициатива Димаша, –уточняет музыкант. – Он всегда все делает сам. Потому что он сам хорошо знает, что будет лучше звучать. Я же, со своей стороны, как инструменталист, знаю, что надо сделать, чтобы полностью раскрыть потенциал инструмента. Моя цель – создать атмосферу, раскрыть кобыз в его лучшем виде, показать его этническое звучание. В «Stranger» у нас получился хороший тандем».

Наблюдая за реакцией людей, смотрящих выступления Димаша в интернете, мы часто видим их неподдельное восхищение при звуках кобыза. Вывод напрашивается сам собой: звучание казахского национального инструмента нравится людям.

«А знаете, почему нравится? – интересуется у нас кобызист и поясняет – потому что кобыз считается самым древним струнным инструментом в мире. Мы связываем его с Коркыт ата. Он создал этот инструмент в IX веке. Раньше его использовали шаманы. Все классические музыканты знают, что такое кобыз. Скрипка и виолончель взяли свое начало от этого древнего инструмента. Он стал прародителем всех современных четырехструнных инструментов».

О том, что инструмент, на котором играет на сцене Олжас, традиционный, можно догадаться с первого взгляда. Но почему он выбрал именно его, а не примкобыз?

«Примкобыз был создан для оркестра, а я всегда говорил, что буду солировать. Это был мой принцип. Кобыз – сольный инструмент, и я буду солистом. Так или никак», – поясняет музыкант свои юношеские амбиции, которые привели его к выбору инструмента.

Кобыз музыканта привлекает внимание не только удивительным звучанием, но и своим необычным видом. Но один и тот же инструмент он держит в своих руках на сцене и использует в своих музыкальных видео или клипах Димаша? 

«Инструмент я меняю часто. Первый мой кобыз, который прозвучал в клипе «Qairan Elim», – старый инструмент. Ему лет 40, наверное. Он сделан так, как делались древние кобызы. Классный звук, но у него такие колки, что сложно настраивать прямо на сцене. А мне нужно быть максимально мобильным: когда песня заканчивается, я должен быстро перенастроиться на следующую, – поясняет он. –

Дело в том, что кобыз состоит из натуральных материалов, где звук резонирует от верблюжьей кожи – она чувствительна к температуре и свету. Поэтому я заказал себе инструмент с гитарными колками. Струны сделаны традиционно из конского волоса, но смычок я использую академический. Так проще управлять звукоизвлечением в технически сложных моментах».

В свое время благодаря Димашу многие его фанаты начали изучать игру на домбре. Теперь же с легкой подачи Олжаса некоторые решаются играть и на кобызе.

«Я это видел. Девушка-иностранка пробовала играть «Qairan Elim». Это потрясающе! Ведь какими огромными должны быть желание, интерес и мотивация, чтобы самостоятельно, без учителя начать играть», – восхищается музыкант.

О том, как состоялось его знакомство с Народным артистом Казахстана Димашем Кудайбергеном и его музыкальной командой, которое привело к таким выдающимся результатам в деле популяризации казахских народных инструментов, Олжас рассказал более подробно:

«После окончания 12-ти классов специализированной музыкальной школы я поступил в Казахский национальный университет искусств в Астане, где учились мы все: Димаш (вокал), Санжай Альмишев (сыбызгы) и наши ребята-домбристы Темирлан Олжабай и Ернат Наурыз. С первого же курса мы начали проявлять активность, увидев, что мы можем здесь творить, давать концерты и гастролировать. Айман Кожабековна Мусахаджаева, ректор КазНУИ, сразу же заметила нас и часто отправляла за рубеж. С первого курса мы уже начали гастролировать по Европе: Австрия, Франция, Сербия, Словения. Нас с Димашем всегда заселяли в один двухместный номер. Мы много общались. Вот так и познакомились».

В беседе с корреспондентом Tengrinews Олжас поделился своей мотивацией в достижении поставленных перед собой целей: «Я всю свою сознательную жизнь играю на кобызе. Да, были моменты, когда хотелось бросить музыку. К сожалению, пока кобыз не так востребован, как, к примеру, домбра.

Нелегко найти музыкантам работу, прокормить себя, семью. Поэтому да, были такие моменты, когда хотелось сдаться. Но удерживало желание показать, как можно играть современную музыку на кобызе, и желание пройти свой путь до конца.

Поэтому продолжаю постоянно работать над собой, экспериментировать, искать новые жанры. Мечтаю показать все возможности кобыза. Хочу выступать на мировом уровне».

Сейчас интернет буквально взрывается просмотрами музыкальных видео с записями известных произведений, которые Олжас адаптирует для своего инструмента. Будь то каверы композиций Ханса Циммера «Honor him» из фильма «Гладиатор» и «Time» или «Tattoo» Loreen – миллионные просмотры демонстрируют, насколько слушателям из разных стран нравится то, что делает этот скромный, но амбициозный и невероятно талантливый казахский музыкант.

Мы желаем Олжасу Курманбеку творческих успехов и исполнения его заветной мечты – сделать кобыз инструментом, узнаваемым во всем мире. Уверены, что Олжас, благодаря таланту и недюжинному трудолюбию, достигнет своих целей уже в ближайшем будущем.

Ольга ТЕРИКОВ, Гонконг, DK Media Europe 

Международное информационное агентство «DKnews.kz» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Тема
Обновление
МИА «DKnews.kz» © 2006 -