Нур-Султан

Алматы

SSE

FTSE 100

Dow Jones

KASE

Brent

WTI

Золото

PTC

USD

RUB

EUR

CNY

Расцвела у дороги акация…

12 мая 2021, 14:1336259

В Алматы становится популярной знаменитая советская песенка, переделённая из марша В.Агапкина «Прощание славянки». «Расцвела у дороги акация, и хожу я уверенная! У меня началась реновация – в «человейник» поеду жить я». Говорят, эта незатейливая припевка прилетела в наши благословенные края аж из самой Москвы, где реновация бушует уже несколько лет. 


«Стройка начинается». Советский плакат 1930-х годов

Кстати говоря, реновация в прямом ее смысле не имеет ничего общего ни с московским сносом хрущёвок, ни с алматинским уничтожением камышитовых домов столетней давности. Ведь что такое реновация в градостроительстве? Это, как гласит Википедия - процесс улучшения, реконструкции, реставрации без разрушения целостности структуры (от лат. renovatio — «обновление»). 

У нас же всё преподносится так: «Реновация – процесс замещения зданий, отслуживших свой срок новыми, возведенными с учетом современных требований» (Читайте https://spk-almaty.kz/wp-content/uploads/2021/04/Программа-реновации-жилищного-фонда-в-городе-Алматы-на-2021-2025-годы.pdf). 

Настоящая реновация в нашей стране не проводилась ни разу. Была в 1960-х годах волна сноса частного сектора и предоставление гражданам жилья в панельных четырехэтажках на окраинах города, в новых микрорайонах. В одну такую волну попала и моя семья. Как рассказывают родители, наш частный дом с садом и огородом стоял в ста метрах от речки Большая Алма-Атинка. В нем жила многолюдная семья, возглавляемая моим дедом и бабушкой. Надо отдать должное советскому государству - в новом доме наша семья получила сразу четыре квартиры – столько много нас было. Все отпочковавшиеся семьи получили по личной фатере с отоплением, по 6-метровой кухне, по сортиру с ванной (где сама собой бежала вода!) и по балкону. Конечно, это была радость.   

И вот что характерно. В каждом алма-атинском микрорайоне тогда обязательно строилась школа, детский сад с яслями, летний бассейн (!), спортплощадка, магазин, почти всегда пивная, химчистка, парикмахерская и, еще, как говорит один чиновник, разный полезный андай-мындай. 

Сегодня в новых ЖК (в том числе, возводимых по плану «реновации») очень часто никто за заморачивается по поводу каких-то там школ-ясель, не говоря уже о бассейнах. Нынешние «элитные ЖК» (вообще слово «элитный» применимо только к породистым собакам и лошадям, ну да ладно) – это мрачная коробка из 16-17-этажных зданий, где в окна хорошо видна вся интимная жизнь соседей напротив. В центре коробки – огороженная спортивная и детская площадка. На первых этажах – магазины и разные бытовые конторы. Для деревьев, аллеек, клумб и т.д. места нет. 

Ясное дело, что часто люди, попадающие под реновацию, страшно не хотят сноса и даже готовы на отчаянные публичные акции, чтобы этого сноса избежать. Ну вот как объяснить гражданину, который живет в своем двухэтажном доме, пережившем и землетрясения, и наводнения, и трех генеральных секретарей вместе с одним президентом, что его дом плохой, и что его надо снести? Взамен ему предлагают два года помыкаться в углах географии, а потом жить здесь же, но уже на 7-м или 12-м этаже без любимого дворика, палисадника, без деревьев, которые он лично сажал в пионерском детстве тридцать лет назад? 

Кроме личных моментов, есть моменты и общественные. Под елейным соусом просходит тотальное перенаселение некоторых узловых районов, что грозит транспортными проблемами. Неизбежно вырубаются деревья, окончательно перекрывается роза ветров и т.д., и т.п. Ведь недаром же сказал президент Токаев: «Нынешнее поколение управленцев, да и предпринимателей рискует вляпаться в историю как недруги природы и зеленых насаждений. Городу нужны не новостройки в центре, а ухоженные парки, скверы, зеленые улицы. Горожанам сейчас негде гулять». Жалко только, что сказать-то он сказал, только никто его слушать не собирается… 

А может, не нужно сносить такие дома? Может, нужно сделать, как в Германии? Там в 1990-х годах в Берлине, в жилом районе Марцан (Marzahn), насчитывавшем 170 тысяч жителей, произошло комплексное переустройство. 

Реконструкторы брали по отдельности каждое здание, сканировали его на предмет несущей способности, изучали те сегменты, которые находились в аварийном состоянии, и их реконструировали. Они сносили некоторые секции, и у дома появлялся силуэт. Это обогащало визуальный фронт улицы, и во дворы поступал свет. Дома перестали быть монолитными стенами. 

Особое внимание архитекторы уделили качеству жилой среды в обновленных кварталах. «Проблема была в том, что людям на первых этажах было не совсем удобно, когда на улице шумят, и это пагубно влияло на качество жизни. Они решили эту проблему, сделав небольшие палисадники для жильцов первых этажей, и отодвинули на пять-шесть метров близость улицы, чтобы у человека было более приватное и безопасное пространство», – рассказал московский архитектор Р.Аракелян. 

Разумеется, множество домов в Южной столице Казахстана нужно безоговорочно снести. Я видел такие дома. Это бывшие камышито-каркасные коммуналки, построенные в 1920-1930-х годах. Они настолько ветхие, что туда, например, нельзя подвести газ – стена не выдерживает веса трубы. Таких домов очень много, и их жильцы просто мечтают о новых квартирах.

Но есть в городе и другие дома, которые стоят по 70-80 лет и простоят еще десять раз по столько. Их-то зачем сносить? Только из-за того, что кто-то хочет еще туже набить свой карман? А как же пресловутое «слышащее государство»? 

Может быть стоит, как предлагают общественники, разнообразить варианты реновации (у властей сегодня это только снос плюс уплотняющая застройка) и требовать выделения средств на обновление жилья? Не сносить крепкие кирпичные дома, а модернизировать? 

Я полагаю, что власти должны прислушаться к народному мнению. 

 

Андрей Зубов

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+