Нур-Султан

+5

Алматы

+14

SSE 3518.42

FTSE 100 7229.92

Dow Jones 35490.70

KASE 3 762,04

Brent 84.11

WTI 82.29

Золото 24 432.57

PTC 1 879.53

USD 426.01

RUB 6.05

EUR 493.75

CNY 66.62

Светлана КАСЬЯН: «Люблю, благодарю и ценю»

17 сентября, 07:1522350

Папа Римский наградил ее орденом Святого Сильвестра за успехи в искусстве и посвятил ее голос Богу, греки называют ее «новой Марией Каллас» по внешности и качеству оперного пения, посол США в Москве, присутствовавший на ее выступлении на благотворительном концерте, заявил, что «это мировая звезда, ничего подобного раньше не слышал в своей жизни».

Светлана Касьян, которую многие любители классической музыки в более чем 40 странах знают, как блестящую исполнительницу партий сопрано в оперных спектаклях на лучших театральных сценах мира, выросла в Казахстане, в городе Актобе, где она закончила Музыкальный колледж имени А. Жубанова.

Перед празднованием 50-летнего юбилея Музыкального колледжа в Актобе редакторы DK Media World взяли интервью у одной из самых выдающихся его выпускниц.

– Добрый день, Светлана! Мы очень рады встретиться с вами по такому приятному поводу, как 50-летие колледжа, в котором вы учились. Как получилось, что вы стали заниматься пением? Кто повлиял на выбор вашей профессии?

– Моя мама-музыкант, она преподавала в одной из школ Актобе. В доме могло не быть еды или достаточно мебели на всех, но музыка звучала всегда. У нас было пианино, и с самых ранних лет я слушала Чайковского, Шопена, Рахманинова. Когда мне было 4 или 5 лет, мама застала меня у инструмента. Я играла популярную мелодию, которую подобрала сама, и таким образом обнаружила, что у меня абсолютный слух. Когда она привела меня в музыкальную школу, выяснилось, что у меня слишком масштабный голос для хора. Поэтому меня поставили на сольные партии. Практически сразу я начала принимать участие в концертах и конкурсах и занимать на них призовые места.

 

Таким образом, мой путь определился с самого начала, и сомнений в том, какую выбрать профессию, не было. Все мне говорили: «Надо петь». Но что петь, однозначно понятно не было. Я пела и народную музыку, и эстрадные песни, попробовала все жанры, пока дошла до классики, до оперного пения.

– То есть классика не была очевидным выбором с самого начала?

– Нет, у нас в городе нет оперного театра, и я не слышала оперу вживую до 17 лет. У меня даже изначально было такое представление об опере, что это что-то старое, большое, некрасивое, что-то непонятное на тарабарском языке, и в то время для меня это не было заманчивой перспективой.

– Как мы поняли, поступление в Музыкальный колледж было естественным выбором для вас.

– Да, и я до сих пор благодарна потрясающим педагогам, которые там работают. Дело в том, что у меня на момент поступления была очень серьезная гормональная перестройка, которая бывает не только у мальчиков, но и у девочек, только гораздо реже.  До этого я пела очень успешно, но вдруг в переходном возрасте, после 9 класса, произошла ломка голоса.  Я была очень напугана, но педагоги колледжа меня успокоили и объяснили, что такое бывает, что голос нужно беречь. Они посоветовали сначала поступить на дирижерско-хоровое отделение, где была хорошая музыкальная подготовка.

 

На тот момент я расстроилась, что меня не взяли на вокальное отделение, но сейчас я им очень благодарна за профессиональный подход. Это позволило мне сохранить, не сломать голос во время гормональной перестройки, пережить этот опасный возраст и плавно перейти в дальнейшем к занятиям вокалом. Это был правильный старт для меня и очень профессиональное отношение со стороны педагогов колледжа. Далеко не все вокальные школы в мире, даже самые лучшие, бережно относятся к здоровью студентов и их будущему. Такое мастерство и профессионализм не часто встречается, что вдвойне ценно.

 

Их советы помогали мне вырасти, они направляли меня, давали правильный репертуар и привели, в итоге, к оперному пению. Поэтому я всегда говорю, что в маленьком городе Актобе могут быть потрясающие профессионалы, которых не встретишь в крупнейших центрах мира. В Музыкальном колледже Актобе работает топовый коллектив музыкантов. Это особенно хорошо понимаешь, поездив по миру, послушав, кто как играет, увидев, как преподают, какие где знания дают.

 

Я очень ценю все, что получила в колледже, и не устану выражать благодарность его педагогам. Таких мастеров, талантов, которые живут в Актобе, по миру – единицы. Я их всем сердцем люблю и, приезжая к ним, чувствую, что это моя родина, моя семья, мой дом.

 

Я – езидка по национальности, мы переехали в Казахстан из Батуми, когда я была еще ребенком. У меня осталось впечатление, что Актобе распахнул нам свои объятия, потому что там наша семья, которая жила очень бедно, получила много помощи. Это были в том числе и бесплатные дополнительные занятия у этих замечательных музыкантов, благодаря которым я могла выигрывать в конкурсах и поддерживать мою семью финансово.

 

Именно в колледже меня направили на оперную стезю, и ноты моей первой неаполитанской песни я вожу с собой, я недавно ее исполняла и вспоминала этот момент.

 

«Люблю, благодарю и ценю» – эти три слова я хотела бы передать всем педагогам Музыкального колледжа в Актобе.

– Положа руку на сердце, скажите, у вас были нелюбимые предметы?

– Нелюбимых не было. Был предмет, которого я боялась больше всего в жизни, – теория музыки. Было желание сбежать, придумать причину, чтобы не прийти, притвориться больной. До сих пор помню, как, встретив меня в коридоре колледжа, преподаватель теории музыки, Татьяна Николаевна Соловьева, мне сказала, что для смертельно больной у меня довольно цветущий вид. Потом, конечно, я повзрослела и взялась за учебу. В итоге, все, что мне дали в Актобе, не пропало бесследно и дало свои плоды.

– Это было, когда после колледжа в Актобе вы поступили в Московскую консерваторию?

– Да, именно по этим предметам, сольфеджио и теория музыки, я шла первой и закончила консерваторию с красным дипломом. Конечно, в этом есть и заслуга моих педагогов из колледжа.

– Поддерживаете ли вы отношения с другим известным выпускником вашего колледжа – Димашем Кудайбергеном?

– Конечно! Он выбрал другой жанр – кроссовер. У каждого из нас своя аудитория. Мне очень приятно, что несмотря на свою популярность, успех, которого он достиг, благодаря своему дарованию, его чудесной семье, подарившей ему такое наследство: харизму, культуру, энергетику, творчество в музыке, он не растерял человечность, сердце, свою душу, за которую его не только я, но и весь мир любит. Он настоящий. Это так необходимо музыканту! Я и сама стараюсь беречь в себе эту простоту.

– Наверное, это простота общения помогает вам найти общий язык с любым человеком, будь то Папа Римский или посол США в Москве?

– Если говорить об аудитории в мире, то публика, конечно, чувствует и любит это в исполнителях. Мне и самой комфортно с теми, кто не старается из себя что-то строить.  Наверное, я как была девушкой из Актобе, так ею и осталась, и не хочу это в себе менять.

– Напоследок, наш любимый вопрос: когда вы чувствуете себя счастливой?

– Когда все мои любимые и близкие здоровы и находятся рядом со мной. А еще когда светит солнце, и у меня в руке чашка кофе. Для меня это мгновения абсолютного счастья! То же самое я чувствовала, когда меня пригласили петь в опере «Сестра Анжелика» Пуччини, о которой я мечтала. Любимая музыка всегда делает меня счастливой.

 

Оксана ИВАНОВА, DK Media World

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+