Нур-Султан

+4

Алматы

+14

SSE 3518.42

FTSE 100 7221.86

Dow Jones 35490.70

KASE 3 763,84

Brent 83.89

WTI 82.03

Золото 24 432.57

PTC 1 879.46

USD 426.01

RUB 6.05

EUR 493.75

CNY 66.62

Ещё раз о науке и новых технологиях

17 сентября, 17:5431558

«Технологии, которые изменят мир» – этот заголовок стал таким же привычным, даже рутинным, как и «прогноз погоды на завтра». И людей эта тема интересует не меньше, чем погода. У нас в Казахстане обсуждение технологий будущего рано или поздно выходит на вопрос: что должен сделать Казахстан, чтобы не остаться в стороне от технологического мейнстрима. Об этом мы поговорим с Азаматом Батыркожой, в прошлом вице-министром МЦРИАП, курировавшим вопросы инноваций.

Азамат Байкуанышевич, что Вы думаете о месте новых технологий и инноваций в сегодняшнем Казахстане?

Сегодня нет необходимости доказывать необходимость инноваций для успешного развития страны. Курс на инновационное развитие закреплен в документах системы стратегического планирования всех уровней. Выполняется уже третья пятилетка индустриально-инновационного развития.

 

В мире накоплен и проанализирован огромный опыт (как положительный, так и отрицательный) применения различными странами в различных условиях разнообразных форм и методов инновационного развития. Эксперты международных организаций (ОЭСР, Всемирный Банк) готовы оказать практическое содействие в применении лучших практик и рекомендаций в Казахстане.

 

У нас создана национальная инновационная система – совокупность государственных и негосударственных стейкхолдеров, так или иначе участвующих в инновационном и научно-технологическим развитии. Проблема в том, что эта система во многом работает вхолостую, она неэффективна. Инновации должны быть синонимом конкурентоспособности. У нас есть отдельные удачные примеры, но они скорее подчеркивают общую неудовлетворительную ситуацию.

Сегодня Правительство делает ставку на цифровизацию. В Национальном плане развития до 2025 года слова «цифровой», «цифровизация» встречаются так же часто, как слово «технологии» и его производные. А сами цифровые технологии названы ключевым фактором конкурентоспособности бизнеса. Вы согласны с этим?

Цифровизация меняет нашу жизнь, а пандемия эти перемены ускорила. Изменились торговля, образование, финансы и связь. Меняются практически все сектора экономики. Видеоконференции стали нормой не только для бизнесменов, но и для чиновников, и для политиков. Безусловно, цифровизацией заниматься нужно. Однако цифровизация сама по себе не сделает эффективным ни правительство, ни бизнес. В течение этого года Глава государства неоднократно оценивал работу Правительства как неэффективную. В своем недавнем послании он воздержался от столь жестких формулировок, но смысл был тот же. Правительство не справилось с инфляцией, убыточностью нацкомпаний, проблемами животноводства и многими другими проблемами. А ведь Казахстан занимает 29 место в рейтинге ООН по уровню развития электронного правительства. Для наших госорганов перевод работы в цифру – это порой не средство повышения эффективности, а просто исполнение приказа. Цифровизация превращается в освоение бюджета. То же самое и в бизнесе. Если оцифровать неэффективный проект, он не станет эффективным. Это будет всего лишь оцифрованная неэффективность. Давно известно - если дать компьютер дураку, это не сделает его умнее, а просто расширит его возможности делать глупости.

Тогда что может сделать эффективным наше правительство и бизнес?

Знаете, здесь можно было бы вспомнить слова из коммунистического гимна «Интернационал»: ни бог, ни царь и не герой. Или, как сегодня принято говорить, - волшебной таблетки у нас нет. Правительство и бизнес сами могут сделать себя эффективными.

 

Причем в том, что касается научно-технологической и инновационной политики правительства, главный принцип государства можно было бы обозначить как невмешательство. То есть реализацией этой политики должны заниматься ученые, изобретатели и бизнесмены, а задача государства – сделать все для того, чтобы взаимодействие, согласование интересов и поиск компромиссов были стали для них обязательными. У государства достаточно инструментов для этого, как кнутов, так и пряников.

 

С точки зрения интересов государства важно, чтобы национальная инновационная система включала в себя институты, обеспечивающие выбор технологических приоритетов и реализацию этих приоритетов.

 

Во-первых, нужен мониторинг и оценка технологического состояния отраслей – не раз в пять лет, а в режиме реального времени. Чтобы управлять чем-то, надо иметь максимально полную информацию о предмете управления. В нашем случае важно иметь информацию об уровне технологического развития предприятий по отраслям и регионам, о реализуемых инновационных проектах, о мерах господдержки. То есть нужна карта инновационной экономики.

 

Во-вторых, важен максимально полный учет пожеланий и возможностей отечественных предпринимателей, а также выбор приоритетов – как на национальном, так и на отраслевом уровне. Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития в своем последнем докладе по научно-технологической и инновационной политике отмечают - текущий кризис еще раз напоминает нам о важности направлять инновационные усилия туда, где они больше всего необходимы. Прекрасным примером успешного решения приоритетной задачи является создание отечественной вакцины.

 

Сейчас принято решение о постепенном увеличении финансирования НИОКР до 1% от ВВП. Я считаю, что при ежегодном увеличении выделенных средств их основная часть должна направляться на решение тех задач, которые были признаны приоритетными.

 

Я всегда говорю о том, что функцию выработки предложений по стратегии технологического развития и технологическим приоритетам на общенациональном и отраслевом уровне необходимо передать от правительства (от чиновников) экспертам – ученым и производственникам. После рассмотрения предложений правительство принимает решение с учетом социально-политических факторов, финансовых возможностей, а также рекомендаций экспертов из международных организаций. Этот процесс должен быть прозрачным для общества. Эксперты при необходимости должны обосновать значимые для общества решения, например, строительство АЭС.

 

В-третьих, необходимо снизить прямое участие государства в практическом функционировании национальной инновационной системы (в бизнес-процессах), сохранив возможность управления и коррекции. На уровне практический реализации госполитики ключевую роль могут сыграть технологические платформы. Их задача – согласовывать интересы и объединять усилия всех стейкхолдеров – представителей государства, бизнеса, науки, образования и общества вокруг общего видения инновационного развития и общих подходов к разработке соответствующих технологий.

 

Например, анализ позиций представителей науки и бизнеса показывает, что для научно-исследовательских институтов принципиально важно сохранить возможность заниматься фундаментальными исследованиями и долгосрочными проектами, а для бизнеса – самостоятельно формировать техзадания на НИОКР.

 

Технологическая платформа с участием уполномоченного госоргана, институтов развития, отраслевых НИИ и корпоративного сектора может стать площадкой, на которой будут согласованы задания на НИОКР и предложения от НИИ, а также вопросы финансирования фундаментальных исследований и долгосрочных проектов. В качестве инструмента технологической платформы может быть использована предлагаемая АКФ ПИТ цифровая платформа SIMP - супермаркет инновационных решений для промышленных предприятий, дополненная столом заказов от этих предприятий на инновационные решения.

 

Наконец, необходимы координация и мониторинг государственной инновационной и научно-технологической политики. Сфера НТИ не должна рассматриваться как нечто самодостаточное. Цель технологического развития – не создание и внедрение новых технологий и даже не переход на новый технологический уровень. Его цель – сделать технологии и инновации ключевым фактором социально-экономического развития, направить усилия всех стейкхолдеров НИС на решение приоритетных задач. Как сказано в отчете ОЭСР, «правительствам следует связать поддержку новых технологий, таких как инженерная биология и робототехника, с более широкими задачами, такими как обеспечение устойчивости здоровья, которые включают в себя принципы ответственных инноваций».

Но разве у нас сегодня ученые и эксперты не участвуют в выборе технологических приоритетов?

Их участие носит довольно формальный характер. Предполагалось, что таким независимым органом, выражающим мнение ученых и практиков, станет Высшая научно-техническая комиссия при Правительстве. Однако, как показал опыт, ВНТК находится под очень сильным влиянием правительства. Вы знаете, так часто бывает: Правительство собирает экспертов вроде бы для того, чтобы узнать их мнение, а на самом деле говорит им: мы решили делать вот так и так, а вы обоснуйте, пожалуйста.

 

Поэтому я бы предложил передать мониторинг и координацию научно-технологического и инновационного развития Инновационной обсерватории, которая создается в рамках проекта Всемирного Банка «Стимулирование продуктивных инноваций». Я в свое время был руководителем этого проекта, который начинался с программ по коммерциализации технологий, то есть по их внедрению. Он успешно прошел два этапа и сегодня вышел на проект по укреплению координации национальной инновационной системы Казахстана и увеличению потенциала институциональных структур. В практическом плане речь идет о создании Инновационной обсерватории. В нее войдут отечественные и зарубежные эксперты, которые будут осуществлять мониторинг и анализ научно-технологического и инновационного развития. Куратором со стороны государства было бы правильней сделать не Правительство, а Администрацию Президента или Совет Безопасности.

А какое место в этой системе должна занимать фундаментальная наука?

Как сказано в концепции «Ұлы ғылым жолы» - «Великий путь науки» Эльдара Кнара и Серикбола Токмолдина, нужен переход от парадигмы «Страна бюрократии» к парадигме «Страна науки». В их концепции предложены и модели реализации такого перехода, начиная с преобразования министерства образования и науки в министерство образования и передачи всей научной политики в руки ученых. Наверное, могут быть и другие модели. Может быть, стоит вернуться к министерству науки и новых технологий, которое было у нас в начале 90-х. Но то, что сегодняшняя модель научной политики в Казахстане недостаточно эффективна, признают практически все ученые. Я думаю, что могут быть разные решения этого вопроса, главное - результат.

Как Вы знаете, ученые жалуются на недостаточное финансирование науки. Правительство в свою очередь пытается переложить финансирование науки на крупный бизнес. Корпорации заявляют, что хотят сами тратить деньги на те НИОКР, которые им нужны, а финансировать непрофильные для них проекты не будут.

Безусловно, нужно увеличивать бюджетные расходы на НИОКР, причем не до одного процента ВВП, а намного больше, до трех-четырех процентов. Перефразируя Наполеона, можно сказать: если государство не будет кормить своих ученых, оно будет кормить чужих. Но увеличение финансирования даст эффект лишь тогда, когда будут созданы механизмы, обеспечивающие прозрачность расходования средств и внешний контроль за целевым расходованием – то есть, проще говоря, антикоррупционные механизмы.

 

Что касается крупного бизнеса, то правительство и акимы требуют, чтобы он был социально ответственным. А фактически перекладывают на него ответственность за выполнение своих социальных обязательств. Неудивительно, что бизнесмены называют требования о финансировании НИОКР «налогом на науку». Считаю, что бизнес надо не принуждать к финансированию науки, его надо заинтересовать в этом. В последнее время в большинстве стран используют налоговое стимулирование. Оно не дает быстрой отдачи, но в среднесрочной перспективе формирует устойчивый тренд к росту расходов бизнеса на НИОКР. При этом вопросы финансирования отраслевой науки могут быть решены в рамках отраслевых технологических платформ, через диалог между корпорациями, профильными НИИ и университетами. Недропользователь может сделать заказы на прикладные и фундаментальные НИР и ОКР на сумму в пределах 1% от затрат на добычу, оставшиеся деньги – перечислить на технологические приоритеты по решению отраслевого центра компетенций. Предложенный АКФ ПИТ QazR&D – модуль мониторинга исполнения 1% на НИОКР с применением технологии блокчейн может быть использован для обеспечения прозрачности исполнения обязательств недропользователей, централизованного сбора данных о НИОКР, надежной защиты данных. При этом функция государства будет заключаться в «принуждении к диалогу», к созданию стимулов для сотрудничества бизнеса и науки, с одной стороны, в обеспечении прозрачности расходования предпринимателями средств на НИОКР – с другой.

И тогда у нас появятся свои Илоны Маски?

Ну, Илон Маск всего один, таких больше нет и не будет. Но мы можем сделать так, чтобы у нас появилось много молодых людей, для которых люди типа Илона Маска станут кумирами и образцами для подражания. Которые захотят стать богатыми и знаменитыми не благодаря родственным связям, не с использованием коррупционных схем и распилу бюджета, а благодаря своей способности изобретать, рисковать, создавать новый бизнес.

 

Чтобы у нас стало больше таких людей, инновационное развитие должно стать новой парадигмой развития Казахстана. Я постоянно подчеркиваю, что нам надо формировать инновационную культуру общества. Важно создавать привлекательные для молодежи модели самореализации в науке, инженерных разработках, венчурном бизнесе, обеспечив так называемый «социальный лифт». Образование должно стать инструментом подготовки кадров, обеспечивающих инновационное развитие. В сфере науки технические направления должны пользоваться приоритетной поддержкой государства. Работа в сфере высоких технологий должна обеспечивать человеку высокий социальный статус и заработок существенно выше среднего.

 

В целом, научно-техническое и инновационное развитие должно стать фактором не только повышения конкурентоспособности экономики, но и повышения качества жизни всех граждан.

 

Алма Сейфуллина

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+