Нур-Султан

+7

Алматы

+18

SSE 3642.22

FTSE 100 7084.77

Dow Jones 34725.17

KASE 3 385,46

Brent 76.65

WTI 72.88

Золото 24 301.31

PTC 1 752.25

USD 425.75

RUB 5.85

EUR 499.32

CNY 65.88

Лечить коронавирус с дельта штаммом стало сложнее- врачи инфекционного стационара ЗКО

29 июля 2021, 15:453772

В Казахстане вновь наблюдается резкий рост заболеваемости коронавирусом. Минздрав и медики связывают это с дельта-штаммом, который быстро распространяется и ухудшения состояния пациента наступают уже на 4-5 сутки. Врачи говорят, что ситуация с тяжелыми пациентами намного хуже, чем была в прошлом году. И почти все, кто находится в реанимациях, - это невакцинированные, передает Деловой Казахстан со ссылкой на BaigeNews.kz

Нурасыл Ержанов

Корреспондент BaigeNews.kz побывала в "грязной зоне" областного инфекционного центра в Уральске Западно-Казахстанской области.  Новый модульный стационар обнесен забором с предупреждающими надписями о том, что это карантинная зона и вход сюда запрещен. Передавать посылки пациентам можно через специальный пункт. 

Стационар рассчитан на 200 коек, из которых на момент подготовки репортажа занято было 187 мест. Пациенты поступают в центр каждый день. Половина из них - в тяжелом состоянии с поражением легких от 50 процентов. По словам медиков, клиника болезни сегодня более агрессивная, чем была раньше. Врачи связывают это с дельта-штаммом коронавируса.

"Сейчас клиника стала агрессивной, а инкубационный период - короче. Раньше до двух недель длился. Сейчас ухудшения наступают на третьи-пятые сутки. По сравнению с прошлым годом лечить стало сложнее. И 99 процентов поступающих пациентов невакцинированы", - говорит врач приемного отделения Айбек Нурекешев.

Нам разрешили войти в "грязную зону" и увидеть состояние пациентов своими глазами. Но для этого нужна была защитная экипировка, в которой работают сами медики. Без нее вход в "грязную зону" невозможен.

Сотрудникам BaigeNews.kz предоставили все необходимое. Перед тем как облачиться в СИЗ, нужно снять с себя все золотые украшения, потому что металл, как говорят врачи, "притягивает вирус". Сначала надевается специальная "пижама" на голое тело. Брюки заправляются в носки, которые тоже выдают. Рукава в перчатки. Рубашка в брюки. Все это фиксируется скотчем. Следом еще одна пара перчаток. На голову - специальный платок. На лицо - маска.

Далее - идет следующий слой защиты. Халат, который похож на хирургический, защитный медицинский "шлем". Поверх маски надевается плотный респиратор. Далее - очки и резиновые сапоги. В таких СИЗах медики работают каждый день. Дышать в них непросто. Сами медработники признаются, что не у всех получается выдержать с первого раза. Надевшего все это может охватить паника и страх задохнуться. Но большинство медиков уже свыклись с этой каждодневной участью. Ведь такая защита - неизбежная необходимость. И такая рабочая форма - результат, достигнутый методом проб и ошибок. В 2020 году, впервые столкнувшись с опасным вирусом, медики не знали, как правильно защитить себя от него. Многие тогда пострадали, защищая на передовой жизни соотечественников.

После выхода из "грязной зоны" нужно обязательно принять душ и мыть голову, потому что вирус также с большой вероятностью может попасть и на волосы. Душевые кабины расположены прямо у входа к инфекционному отделению. Административный блок связывается с "грязной зоной" через специальные рации.

И вот, после долгого переодевания мы ступили на опасную территорию. По коридорам ходит много врачей в такой же экипировке. Пациентам из палат выходить запрещено.

Всего в больнице восемь корпусов, пять из которых - палатные отделения. Сначала пациенты поступают в приемный покой. Там есть возможность пройти абсолютно все необходимые обследования - ПЦР, рентген, КТ и другие.

"Поступают в основном в тяжелой форме. Бывает и до 90 и 100 процентов поражение легких. Тотальное. Раньше такого не было. Картина ухудшается. Сейчас каждый второй кислородозависимый. К нам в основном поступают невакцинированные пациенты. И те же самые невакцинированные в момент получения лечения, тяжелеют и попадают в реанимацию. Высказывают сожаление, что не успели вовремя вакцинироваться. Если бы вакцинировались, было бы все по другому. Вакцинированные тоже поступают. Но у них течение болезни совсем другое. Они переносят в более легкой форме. В реанимацию они не попадают. В реанимации все - невакцинированные", - сказал заместитель директора центра Ержан Ниязов.

Разговор с противниками вакцинации. Отвечаем на вопросы

В прошлом году было много паники по поводу коронавируса, и еще больше ограничений. А сегодня, когда, казалось бы, многие свыклись с пандемией и перестали бояться, ситуация намного хуже, чем в прошлом году. И большинство людей, по мнению медиков, этого не понимают.

"Все пациенты, попадающие к нам, сожалеют о том, что не до конца оценивали серьезность ситуации. Сейчас на улице не соблюдают карантинный режим. Попадая сюда, они уже видят истинную картину. Там на улицах не видно того, что происходит здесь", - добавил Ержан Ниязов.

"Есть пациенты, которые при выписке спрашивают, когда можно ехать и вакцинироваться. Они сами уже у докторов спрашивают. Хотят вакцинироваться", - отметила старшая медсестра центра Зауреш Султумова.

Еще убедительнее выглядит морг, куда отправляются в последний путь те, кто не смог победить болезнь. На момент нашего посещения там лежало пять тел...

"Это при том, что мы до обеда тела уже передавали родственникам. Умирает сейчас больше пациентов, чем раньше. В морге имеется три холодильника на девять мест. Здесь также производят вскрытие - приезжают специалисты и уточняют диагноз", - сказал Ержан Ниязов.

Каждую смерть медики пропускают через себя.

"Все пациенты запоминаются. Мы помним их глаза и взгляды. Иногда плачем вместе с родственниками, соболезнуем. Через себя каждый доктор это пропускает. Есть пациенты, которые после 80 процентов поражения легких смогли выйти из реанимации и пойти домой. И есть те, кому не смогли помочь, кого держали за руки… Но мы врачи, нам некогда плакать, расслабляться… Нас ждут другие пациенты", - делится заведующая модульным стационаром Дергуль Агадилова.

В стационаре принимают роды и проводят операции

В стационаре находятся не только те, кто имеет тяжелое течение коронавируса. Помощь там оказывают и covid-положительным с легким течением болезни, но имеющим сопутствующие заболевания. Например, если человек ходит на гемодиализ - после заражения ему уже нельзя посещать общественные места. Его помещают в стационар, где он может получать эту услугу. Пациент на фото - получает гемодиализ.

Палаты в основном двух и трехместные. При распределении пациентов по палатам учитывается цикличность, разница в поступлении между пациентами, лежащими рядом, не должна превышать двух-трех дней.

В центре могут провести любую операцию, не связанную с коронавирусом, от удаления аппендицита до кесарева сечения. Одним словом, для ПЦР-положительных пациентов с различными сопутствующими заболеваниями созданы все условия.

Также есть специальное отделение для беременных с положительным результатом. Там же принимают роды.

"Проводим роды, операции. Внутриутробно вирус плоду не передается. Но при рождении ребенок может заразиться от матери воздушно-капельным путем. У нас таких случаев не было. Мы ребенка сразу изолируем и отправляем в чистую зону областного перинатального центра. Роженицы остаются здесь под наблюдением на трое-четверо суток в зависимости от состояния. Бывают и кислородозависимые беременные. Была беременная, которая попала в реанимацию. Но слава богу исход был хорошим", - сказал Ержан Ниязов.

Всего с  начала года в Казахстане зарегистрировали 13 новорожденных с КВИ

"Некоторых родственники привозят умирать"

Самое жестокое поле боя в инфекционном стационаре - это реанимация. Там медики отвоевывают из лап смерти крайне тяжелых пациентов. Сейчас в реанимации центра находится более 20 пациентов. Каждый из них может умереть в любой момент.

"Пациенты к нам поступают каждый день. Бывает шесть, восемь, десять в сутки. Тяжелые и крайне тяжелые. Большинство поступает сразу из приемного покоя, со скорой - сразу в реанимацию. Есть пациенты настолько тяжелые, что через полчаса или час они уже в терминальном состоянии (обратимое угасание жизни организма, которое предшествует клинической смерти. - прим. авт.). Возраст пациентов разный. Есть и 87-го года пациенты, есть возрастные", - рассказывает старшая медсестра реанимации Ольга Гусева.

Реанимация разделена на две части - женскую и мужскую. Картина, которая творится там, - не для слабонервных. Самостоятельно дышать пациенты не могут, у всех торчат трубки изо рта и носа, кто-то дергается всем телом, пытаясь жадно получить глотки кислорода, кто-то лежит без сознания. К каждому подключен монитор, который отражает показатели жизненно-важных функций.

"Последние две недели чаще стали поступать пациенты с диареей. Дельта штамм как раз этим и отличается – профузной диареей (обильный частый жидкий стул, при котором суточный объем испражнений превышает 200 мл, кал становится водянистым, иногда в нем появляются патологические примеси: кровь, слизь, гной, непереваренные комочки пищи. - прим. авт.), неукротимой рвотой. У нас в реанимации таких пациентов немного. Но по отделениям их достаточное количество. На фоне лечения диарея купируется, но дыхательная недостаточность сохраняется", - рассказывает реаниматолог Кристина Барсигиян.

Помимо медицинской помощи, по ее словам, каждый пациент нуждается в простой человеческой заботе.

"Они все здесь лежат, обделенные вниманием своих родных. Видят вокруг себя не очень хорошие вещи, которые происходят с другими пациентами, понимают, что и им очень плохо. Когда пациенты в совсем тяжелом состоянии на ИВЛ, они уже без сознания. Родственники просятся, чтобы попрощаться. Конечно пытаемся идти навстречу, кого-то запустить. В защитных костюмах, естественно. Но есть и пациенты, которых привозят, простите за грубость, чтобы они умерли здесь. Возрастные. У которых много других заболеваний. Привозят с пролежнями, неухоженных. Ненужный человек, от которого просто пытаются избавиться, привозя сюда. Да, такие пациенты тоже есть", - с горечью говорит реаниматолог.

Некоторых пациентов при смерти родственники забирают домой - чтобы попрощаться. Такое право есть - если пациент в сознании напишет отказ от медпомощи. Если он без сознания, это могут сделать близкие родственники.

"Родственники говорят: "Это наш родной человек, он же умрет скоро. Пусть это дома произойдет". Они юридически оформляют и забирают домой", - сказала Кристина Барсигиян.

От врачей зависит не все, отмечает она. Пациент тоже должен приложить усилия, чтобы выиграть в схватке со смертью. Но некоторые опускают руки. К примеру, возрастные пациенты просятся домой, готовые умереть. Есть и молодые, не прилагающие усилий к выздоровлению.

"Есть такой тип людей, которые гораздо хуже переносят и хуже вылечиваются. Те люди, которые ничего не хотят делать. Есть те, кто болеют, им тяжело но они пытаются дыхательную гимнастику делать, упражнения, они борются за жизнь. А есть другой тип, их пытаешься перевернуть, массаж сделать, они не хотят. Есть пациент, состояние которого ухудшается. Он ничего не делает, хотя в полном сознании, вроде молодой мужчина, должен бороться за жизнь. Но лежит, к нему подходишь, обращаешься по имени: "Давай будем так делать, заниматься". Он ничего не выполняет. И жена с ним беседовала, плакала. Такие пациенты, к сожалению, имеют меньше шансов на хороший исход", - говорит реаниматолог.

Сегодня нагрузка на медицинский персонал и койки неуклонно растет. Это может привести к печальным последствиям. Врачи просят граждан соблюдать все меры безопасности, чтобы не заразиться.

"Такие тяжелые инфекции встречаются каждые сто лет. Со временем и коронавирус станет таким же, как простой грипп, через два-три года. Все люди в какой-то степени переболеют, иммунитет выработается, и мы будем относиться к нему как к обычной инфекции. Но сейчас нужно повышать иммунитет, соблюдать меры безопасности. Из практики я вижу отдаленные результаты вакцинации. Например, к нам поступила пациентка 52 лет. Она ехала поездом из Шымкента, была в санатории с коллегами. Вчетвером они жили в одном номере. Ели одну и ту же еду, общались с одними и теми же людьми. Она очень тяжело переносила. У нее 75 процентов поражения легких было, кислородозависимая. К счастью она выздоровела. Но те ее коллеги были вакцинированы – они не заболели. Она была единственная непровакцинирована. Все-таки думаю, что их защитила вакцина. Но даже те, кто вакцинирован легко переносят коронавирус", - сказала Дергуль Агадилова.

Мы застали процесс перевода человека без сознания на ИВЛ.

"Я возмущена заявлениями неболеющих людей" - пациент

Удалось нам и пообщаться с пациентами. Каждый имеет свое мнение о течении болезни, отношении к пандемии и вакцинации. Единственная пациентка в реанимации, которая могла говорить, пожилая женщина по имени Асылай.

"Я поступила с 50 процентами поражения легких. Сейчас наверное уже 70. Слабость, тошнота есть. Отхаркивающий кашель. Вакцину я не ставила, зачем в 73 года вакцина?" - вопрошает она.

Другого мнения придерживается ее ровесница Фаина Абулкасова. Она вакцину получила. От заражения это ее не спасло. Но картина болезни у нее совсем другая. Женщина не попала в реанимацию и уже собирается выписываться.

"Я виновата сама. Соблюдала карантин, но умер родственник, пошла на похороны. Заразилась там и заразила свою семью. Но мне кажется, благодаря вакцине, течение болезни было не таким тяжелым как у остальных. Я глубоко возмущена заявлениями неболеющих людей, которые не понимают серьезность ситуации. Может это слишком, но я их считаю врагами своего народа. Несерьезное отношение. Я до глубины души благодарна врачам которые здесь работают", - сказала она.

Другая пациентка не успела привиться, но собирается это сделать после выписки.

"Было плохо, температура была три дня. Стало трудно дышать. На скорой меня забрали. Было очень плохо. Но вот потихоньку все налаживается. Я не успела привиться. Было то все нормально. Теперь думаю надо вакцинироваться. Через три месяца обязательно нужно будет. Я не хочу заражать своих родных, близких", - сказала Людмила Петровна.

Долго пробыть в "грязной зоне" нам не удалось - дышать в респираторе становилось все тяжелее, и мы поспешили покинуть эту территорию.

Минздрав уже прогнозирует дефицит коек в ряде казахстанских городов. По словам министра Алексея Цоя, сегодня система здравоохранения по сравнению с прошлым годом работает с удвоенной нагрузкой. В июле число тяжелых больных в два раза больше, чем в июне, около 1000 больных находятся на аппаратах ИВЛ.

"Если в прошлом году заболеваемость составляла до двух тысяч человек в сутки, то в июле текущего года рост составил более чем в три раза. В два раза увеличилось число пациентов, находящихся на лечении. На сегодня в ряде регионов ковидные стационары переполнены, что приводит к перегрузке системы здравоохранения, что может привести снижению своевременного доступа к медицинской помощи населения и неизбежно ведет к росту летальности, заболеваемости и дальнейшему распространению инфекции", – заявил глава Минздрава.

65 процентов суточной заболеваемости и летальности от общей по РК приходится на города Нур-Султан, Алматы, Шымкент, Атырау, Караганда. В этой связи, 27 июля решением Межведомственной комиссией утверждены дополнительные ограничительные меры в указанных регионах, которые вступят в силу со 2 августа.

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+