Настройки
Язык
Тема
Обновление

История одного солдата

1963

18 января 2023 года исполнилось ровно 80 лет окончанию блокады Ленинграда, а 27 января – 79 лет полному освобождению города от немецких захватчиков.  Это одна из самых скорбных дат в истории Великой Отечественной войны. 8 сентября 1941-го года кольцо гитлеровских войск вокруг города на Неве замкнулось. Блокада продолжалась 872 дня. По разным данным, погибли от четырехсот тысяч до полутора миллиона человек.

Долгожданный прорыв

Во время блокады сообщение с городом поддерживалось только по Ладожскому озеру и по воздуху. 12-30 января 1943 года Ставкой верховного командования была проведена операция «Искра». Она стала переломным моментом в битве за Ленинград. Все южное побережье Ладожского озера было очищено от противника, инициатива ведения боевых действий на этом направлении перешла к Красной Армии. 18 января 1943 года стало днём прорыва блокады.

Как повествует история, тогда в далеком 41-м немецкие и финские войска окружили Ленинград и началась его многолетняя блокада. Захват второго по величине и значимости города СССР предусматривался гитлеровским планом «Барбаросса». Для этого вермахтом была сформирована группа армий «Север».

Довоенное население Ленинграда составляло 3,2 млн человек. На город приходилась почти четверть всей продукции тяжелого машиностроения, треть – электротехнической, и на 333 крупнейших предприятиях работало свыше полумиллиона специалистов, выдававших три четверти всей оборонной продукции.

Ленинград был городом ученых, в нем насчитывалось 130 НИИ и КБ, а также 60 вузов. То, что случилось с жителями многомиллионного города, относят к величайшим преступлениям нацизма. Не взяв город с ходу, Гитлер прев­ратил его в источник постоянного ужаса для сражающегося СССР, запретил принимать перебежчиков, отдал приказ стрелять по мирным жителям, пытающимся выбраться из города на занятую немцами территорию, уничтожать склады с продовольствием. Так, 8 сентября гитлеровцам удалось разбомбить Бадаевские склады, где было безвозвратно утеряно 3 тыс. тонн муки и 700 тонн сахара. Впоследствии голодающие жители собирали землю на пепелище, заливали ее водой, кипятили и пили, называя этот напиток «земляным кофе».

Приказ от 7 октября 1941 года требовал не принимать беженцев, выталкивать их обратно: «Кто покинет город против наших линий, должен быть отогнан назад огнем. Небольшие неохраняемые проходы, делающие возможным выход населения поодиночке для эвакуации во внутренние районы России, следует только приветствовать. Население нужно принудить к бегству из города при помощи артиллерийского обстрела и воздушной бомбардировки. Чем многочисленнее будет население городов, бегущее вглубь России, тем больше будет хаос у неприятеля и тем легче будет для нас задача управления и использования оккупированных облас­тей. Все высшие офицеры должны быть осведомлены об этом желании фюрера».

Гитлер рассчитывал уничтожить окруженные и оборонявшие город советские войска, не допустив их появления на других участках фронта. Город в будущем также планировалось уничтожить до основания: «Приказываю: окружить Ленинград кольцом как можно ближе к самому городу, чтобы сэкономить наши силы. Требование о капитуляции не выдвигать. Для того чтобы избежать больших потерь в живой силе при решении задачи по максимально быстрому уничтожению города запрещается наступать на город силами пехоты… Любая попытка населения выйти из кольца должна пресекаться, при необходимости – с применением оружия».

Наступление германских войск сдерживали оборонительные сооружения, построенные руками ленинградцев, в основном женщинами и детьми (оставшееся взрослое мужское население уходило в ополчение). В городе продолжали работать оборонные заводы, хотя и в меньших масштабах. С июля по декабрь 1941 года в Ленинграде было выпущено 713 танков, более 3 тыс. полковых и противотанковых орудий, более 10 тыс. минометов, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, 3 млн снарядов и мин, 40 тыс. реактивных снарядов. Продолжалась работа на этих заводах и впоследст­вии, все годы блокады, несмотря на частичную эвакуацию.

8 сентября войска группы «Север» захватили Шлиссельбург, завершив кольцо блокады. С севера город блокировали финские войска. Общая площадь города и пригородов, находившихся внутри «кольца», была примерно 5 тыс. км², были разорваны все железнодорожные, речные и автомобильные коммуникации.

Символом блокады стала хлебная карточка, где нормой хлеба для «иждивенцев» – неработающих граждан – и детей до 12 лет считалось 125 г в день (причем наполовину это были несъедобные наполнители). Такие нормы установились 20 ноября 1941 года, месяц спустя после начала блокады.

У многих, переживших блокаду, в том числе и из среды интеллигенции, необратимо изменилась психика. Физиологические и психологические последствия пережитого голода продолжали проявляться спустя многие годы – люди неосознанно прятали пищу, у них радикально изменилось отношение к еде.

В Ленинграде находился Всесоюз­ный институт растениеводства, обладавший гигантским семенным фондом, несколькими тоннами уникальных зерновых культур, но из него не было тронуто ни одного зернышка. 28 сотрудников института умерли от голода, сохраняя эти материалы.

К весне 1942 года положение несколько улучшилось, стало меньше смертей от голода, началось восстановление коммунального хозяйства и возобновилась работа некоторых предприятий, затем пос­тепенно повышались нормы выдачи продовольствия, налаживалась связь с остальной страной, многих удавалось отправить в эвакуацию.

29 марта 1942 года в Ленинград из тыла врага прибыл партизанский обоз с продовольствием, что имело огромное психологическое значение и показало возможность деблокирования города. Однако блокадное кольцо было прорвано после нескольких попыток лишь 18 января 1943 года в ходе операции «Искра», а полностью блокада снята 27 января 1944 года.

Боевой путь

Противостоять такой военной махине были переброшены основные силы Советской армии, в том числе и 314-я стрелковая дивизия, сформированная на севере Казахстана.  Приказом Верховной ставки 314-я дивизия в сентябре 1941 года была спешно переброшена из-под Москвы для того, чтобы не дать сомк­нуть фашистам второе кольцо вокруг Ленинграда. По замыслу войска вермахта должны были соединиться с финнами, которые к тому времени находились на подступах к Лодейному Полю.

314-я Кингисеппская ордена Кутузова стрелковая дивизия была сформирована в июле-августе 1941 года в Петропавловске. Более 70% первоначального состава дивизии были жителями районов области и города Петропавловска. По завершении формирования на основании директивы Ставки верховного главнокомандования дивизия была переброшена в район станций Хвойная и Песь (ныне Новгородская область) и включена в состав 52-й отдельной армии.

Затем направлена в район Селище – Веретье – Лынна – Усадище и включена в состав вновь сформированной 54-й отдельной армии, но почти сразу же была направлена на Карельский фронт, в состав Южной опергруппы 7-й армии. Со станции Хвойной дивизия проследовала пешим порядком на Малую Вишеру.

На полустанке Веребья стрелковые батальоны, оставив тяжелую технику, погрузились в вагоны и через Тихвин прибыли на станцию Оять. Передовой сводный отряд прибыл в город Подпорожье и 12 сентября 1941 года с ходу вступил в бой с финнами. Остальные подразделения и техника прибывали на станцию выгрузки отдельными эшелонами до самой зимы по маршруту: Малая Вишера – Окуловка – Неболчи – Будогощь – Тихвин – Волховстрой – Колчаново – Паша.

При отступлении от Подпорожья дивизия была разрезана надвое и отходила двумя группами. Одна отходила на восток вдоль реки Свирь, а затем на юг к деревне Юксовичи и райцентру Винницы. Вторая группа через Яндебу – Тениконду – Янегу отошла к Лодейному Полю и Заостровью, где и закрепилась до апреля 1942 года, вела бои на участке от деревни Горка до станции Тениконда.

По сути, тогда казахстанцев бросили на верную гибель, ведь в холодный октябрьский день они вплавь должны были преодолеть реку Свирь и сходу атаковать крепко укрепленные на высоком берегу позиции врага.

Но бойцы дивизии выполнили невыполнимое. Они не только форсировали реку, но и выбили врага с хорошо укрепленного берега и удерживали плацдарм в течение нескольких суток. Таким образом 314-я стрелковая дивизия не позволила немецким и финским войскам соединиться в районе Волхова и Тихвина, сорвав планы фашистов по созданию второго кольца блокады вокруг Ленинграда.

Пропавший без вести

В этих боях почти все бойцы дивизии сложили головы. Среди них был и без вести пропавший на войне наш дед Махметов Мукажан. Только 72 года спустя известие о воине, не вернувшемся с войны, достигло его родного аула.

10 лет назад весть и печальная, и радостная пришла в отдаленный аул Жанажол Северо-Казахстанской области. Администрация Лодейнопольского района Ленинградской области сообщала, что близ деревни Старая Слобода найдены останки погибшего в годы Великой Отечественной войны казахстанского воина Мукажана Махметова. Его останки нашли в четырехстах метрах от обелиска, установленного советским воинам, погибшим в боях за деревню Новая Сегежа. На обелиске среди нескольких десятков фамилий высечено и имя Махметова Мукажана, уроженца с. Жанажол Шалакынского района Северо-Казахстанской области.

В последнем своем письме домой он писал, что они насмерть бьются с фашистами на подступах к Ленинграду. О наших батырах, полегших в том бою, повествует надпись, сделанная на обелиске: «С 21 по 24 октября 1941 года длилась Ново-Сегежская наступательная операция, в ходе которой бойцы 314-й стрелковой дивизии форсировали реку Свирь, заняли плацдарм, не позволив немецко-фашистским захватчикам перейти в наступление на город Тихвин.

В неравных кровопролитных боях казахстанские воины проявили высокую боевую выучку, стойкость, мужество и массовый ге­роизм, многие из них сложили свои головы. Вечная память героям!»

Мукажан был младшим сыном в многодетной семье Махметовых – отца Махмета и матери Акбилек. Когда грянула война, одними из первых ушли на фронт старшие сыновья – Омар, Сергали и Нургали. Позже призвали и Мукажана. Живым в родной аул вернулся только Нургали, остальные полегли в боях за Родину.

Он рассказывал своим сыно­вьям и внукам, что Мукажан был высокого роста, богатырского сложения. Любил петь, играл виртуозно на домбре и всегда был душой компании на тоях.

Путь по следам героев войны

В мае 2013 года мы получили официальное приглашение от главы администрации Лодейнопольского района Ленинградской области для участия в торжественном захоронении останков солдат, найденных российскими поисковиками.

В воздушной гавани северной столицы России нас встретил командир поискового отряда «Свирский рубеж» Дмитрий Зибнев. Это он со своей командой поисковиков нашел останки казахстанских ­воинов. Ехать нужно было еще километров 300 в сторону Калининградской области. На границе двух областей расположен Лодейнопольский район, куда в годы войны судьба забросила наших бойцов из ­314-й стрелковой дивизии.

В пути меня поразило богатство природы этих мест: через каждые пять километров появлялась водная гладь озера или реки, вековые деревья хвойных пород стоят вдоль всего пути.

По дороге наш «гид» рассказал об истории районного центра – Лодейное Поле. Город был основан еще при Петре I, и его название исходит от слова «Лодея». На реке Свирь, впадающей в Ладогу, строили первые корабли для флота. Там сохранился дом, где в то время жил царь Петр. Тогда полным ходом шла его реставрация. Когда мы подъезжали к райцентру, наш собеседник велел водителю свернуть в пойму реки, где и шла Ново-Сегежская операция в октябре 1941 года.

Увидев место, откуда начинали наступление бойцы 314-й стрелковой дивизии, сформированной в Петропавловске, я был поражен. Ведь наши степняки вплавь преодолевали реку шириной около полукилометра и с судоходной глубиной.

Проехав через весь город, мы оказались на другом берегу Свири, где в живописном месте расположилась деревня Старая Слобода со старинным Александро-Свирским монастырем. Дальше начиналась территория Нижне-Свирского природного охранного заповедника. По пути к заказнику, где мы должны были по предложению Дмитрия Владимировича расположиться, сделали остановку возле обелиска у дороги.

На каменной плите были выбиты имена красноармейцев, геройски погибших за деревню Новая Сегежа. Среди них была и фамилия – Мукажана Махметова. Обелиск установили поисковики отряда «Свирский рубеж». Как рассказал нам Дмитрий, имена героев были установлены по данным архивных документов. Ровно через год, буквально в четырехстах метрах, в окопе были обнаружены останки бойцов, среди которых, по найденной капсуле и был опознан  без вести пропавший Мукажан.

На следующий день в сопровождении заместителя директора заповедника Василия Вичкунина пошли смотреть места давних боев. Вся чаща густого леса заповедника покрыта окопами и блиндажами. На стареньком «уазике» Василия Георгиевича мы доехали до Свири, а дальше пошли пешком.

Через минут десять ходьбы мы вышли на крутой берег, куда и стремились в наступлении наши земляки. О былом напоминали лежащие у кромки реки заржавевший снаряд, дырявые каски, котелки, противогазы и гильзы от патронов. Когда возвращались назад, Василий Георгиевич повел нас туда, где и были найдены воины. Нам рассказали, что останки восемнадцати бойцов лежали на небольшой глубине в середине окопа. Среди обнаруженных бойцов только у четверых нашли медальоны, благодаря которым были установлены имена.

Последний приют

На месте гибели земляков мы прочитали молитву и взяли горст­ку земли, чтобы положить рядом с могилами родителей и братьев деда. На следующее утро, в День памяти и скорби, 22 июня 2013 года на братской могиле вблизи монастырья состоялась траурная церемония захоронения останков воинов, погибших в октябре 1941 года во время Ново-Сегежской наступательной операции. Восемнадцать бойцов советской армии нашли упокоение в братском захоронении в деревне Старая Слобода. Траурная процессия, возглавляемая знаменной группой роты почетного караула школьников местной школы, проследовала к стенам монастыря, к братской могиле. Именно здесь начался митинг, открыл который глава районной администрации Илья Дмитренко.

Он выразил слова искренней благодарности членам поисковых отрядов, которые проводят большую работу по поиску непогребенных воинов и возвращению их имен.

"Нам удалось установить имена четырех солдат 314-й стрелковой дивизии. Они погибли в первые же дни боев, прибыв в Лодейное Поле из Казахстана в сентябре 1941 года. Рядовой Винников Дмитрий Иванович, сержант Курганов Сергей Георгиевич, рядовой Махметов Мукажан и сержант Поляков Павел Иванович – все они призвались на войну из Северо-Казахстанской области. Родственники погибших приехали в Лодейное Поле, чтобы поклониться воинам, о судьбе которых не было известно более 70 лет" Илья Дмитренко

В Вахте Памяти на лодейнопольской земле приняли участие бойцы поискового отряда «Свирский рубеж» совместно с Невской оперативной группой. Командир отряда Дмитрий Зибнев вручил нам капсулу с медальоном, в ней – узкая полоска бумаги, где записаны данные бойца 314-й дивизии рядового Мукажана Махметова.

Панихиду по погибшим отслужила братия Александро-Свирского монастыря. Мы по обычаю предков прочитали суры из Корана и на могилу посыпали землю, привезенную из родного аула Жанажол Шалакинского района Северо-Казахстанской области. На свежую братскую могилу легли цветы и венки от благодарных жителей Лодейнопольского района, а также родственников, прибывших из Казахстана. Вот так еще нескольких солдат Великой Отечественной войны удалось похоронить с воинскими почестями после 72 лет забвения.

Имя его живет

Важный для нас эпизод из боя поведала нам внучка сержанта Ивана Полякова, тоже приехавшая на захоронение. Мать ей рассказывала, что с той войны вернулся инвалидом односельчанин Полякова. Он и рассказал, как погиб ее дед на войне, спасая своего товарища. Иван Поляков служил санитаром, когда началось наступление, одна из вражеских мин взорвалась рядом с соседним окопом. От прямого попадания несколько бойцов погибли сразу, а Махметов Мукажан был тяжело ранен. Он звал на помощь. Не выдержав, под шквалом вражеского огня побежал выручать товарища санитар Иван Поляков. Следующая мина накрыла уже их обоих. Так мы узнали о гибели двух земляков.

Когда уже церемония подходила к концу, ко мне подошел коренастый мужчина с сединой в волосах и назвался Сергеем Ивановичем Голубем. Он оказался нказахстанцем, родом из Павлодара. Сам проживал в Москве и уже несколько лет занимался поиском казахстанцев, без вести пропавших во время Великой Отечественной войны. Сергей Иванович рассказал, что на это подтолкнул его поиск своего деда, тоже пропавшего без вести на войне. Когда он установил его мес­то гибели, решил дальше продолжать начатое дело.

Сам Сергей – предприниматель и оказывает большую спонсорскую помощь поисковикам. Но главное он много работает с архивными материалами, по крупицам собирая их в последубщем для установления мест боев с участием наших земляков. Мы уже собирались обратно в дорогу, когда он передал нам списки других погибших бойцов из Северо-Казахстанской области, местонахождение останков которых установили российские поисковики.

В последующем, эти списки были опубликованы в областной газете «Северный Казахстан».

Через месяц после поездки родст­венники установили надгробный камень на родовом кладбище в память о своем геройски погибшем деде, а рядом посыпали привезенную из далекой Ленинградской области землю. По обычаю, в селе Жанажол был устроен большой ас и за упокой его души прочитаны молитвы. Вот так через 72 года обрел покой аруах Мукажана.

Завершая свой рассказ, хотелось бы поделиться с читателями, что в честь героя нашей публикации, назван его правнук Мукажан, который радует всех нас своими спортивными достижениями. Он с 6 лет занимается восточными единоборствами. После окончания школы выб­рал для себя спортивную учебу в Евразийском национальном университете, сегодня третьекурсник является призером многих респуб­ликанских соревнований и международных турниров.

Полковник запаса  Куаныш Кожахметов

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -