Нур-Султан

Алматы

Нефть на пороге суперцикла?

22 февраля 2021, 13:092694

Рост цен на нефть выше уровня $60 за баррель ставит серьезный вопрос по поводу дальнейшего развития рынка и будущего стран, экономики которых зависят от экспорта углеводородных ресурсов.


Canva Pro

Согласно анализу Джона Кемпа, аналитика агентства Reuters, цена на нефть сорта Brent (скорректированная на инфляцию) в настоящее время находится в 58-м процентиле за все месяцы, начиная с 1990 года. Такая динамика роста цен происходит в унисон с медленным, но, как подчеркивает Кемп, устойчивым повышением нефтедобычи со стороны стран, не входящих в ОПЕК. 

Среди этих стран наиболее активную позицию заняли США. В течение прошлого десятилетия, если цена на нефть сорта Brent составляла в среднем более $57 за баррель, весь рост глобального потребления нефти заполнился предложением со стороны американских компаний, которые увеличили свою долю на рынке за счет стран ОПЕК и ее союзников. 

В настоящее время американские компании также следуют этой стратегии. Согласно информации Reuters (ссылка на Baker Hughes), с момента повышения цен на нефть они увеличили количество буровых установок до почти 300, тогда как в августе прошлого года их число составляло лишь 172.

По мнению Джона Кемпа, процесс увеличения буровых установок ими продолжится как минимум до конца июня т.г., и их число превысит 425 или 450. Это говорит о том, что объемы добычи нефти со стороны США будут увеличиваться и «угрожать» хрупкой стабильности рынка. По данным Reuters, уже прогнозируется, что к концу 2021 года объем добычи нефти со стороны континентальной части США (т.е. за исключением нефти Мексиканского залива) достигнет 340 тыс. баррелей в сутки. По оценкам Агентства по энергетической информации США, объем добычи нефти в стране к концу 2022 года составит 640 тыс. баррелей в сутки. В целом становится очевидным, что по мере роста цен на нефть во второй половине этого года и в 2022 году объемы добычи нефти со стороны США будут расти еще более быстрыми темпами. 

 

Рост цен: на сколько и надолго?

Вопрос заключается в том, насколько долго продолжится рост цен на нефть. Как показывает текущая ситуация, котировки на текущие фьючерсы перешагнули $60 за баррель, тогда как в ноябре 2020 года, в начале процесса иммунизации против коронавируса, они составляли менее $40, а в апреле прошлого года – менее $20 за баррель. Согласно Джону Кемпу, в настоящее время на фьючерсном рынке цена на нефть сорта Brent с условиями поставки в апреле торгуется на $2,7 выше, чем на контракты с поставкой нефти в октябре. Данная ситуация, называемая на биржевом сленге «backwardation», характеризующая условия, при которой цены на фьючерсы с ближними сроками выше фьючерсов с дальними позициями, имеет серьезные последствия для рынка нефти. Как подчеркивает Кемп, такая ситуация говорит о том, что биржевые трейдеры находятся в ожидании масштабного дефицита предложения нефти и снижения запасов нефти в хранилищах до уровня ниже долгосрочных средних показателей. В случае, если ожидания инвесторов оправдаются, то цены на нефть сорта Brent будут расти и в дальнейшем, причем, предсказывает Кемп, рост будет значительным. 

Со мнением Кемпа созвучны позиции двух крупнейших банков на Уолл-Стрит – эксперты инвестиционных гигантов JP Morgan Chase и Goldman Sachs предсказывают умопомрачительный рост цен на нефть после окончания пандемии. Как приводит в своем вторничном выпуске лондонская The Financial TImes, прогнозы экспертов этих банков доходят до порога свыше $100 за баррель – уровня, невиданного с 2014 года. Основой для таких прогнозов является вера в то, что фискальные программы стимулирования (в США в основном) повлекут бум внутреннего потребления углеводородных ресурсов в условиях сокращения инвестиций в отрасли и снижения коммерческих запасов нефти.

Такой дисбаланс между спросом и предложением, по словам FT, подогреет долгосрочный подъем цен на нефть и станет основным условием так называемого «суперцикла». По мнению Кристина Малека, главного эксперта JP Morgan по нефти и газу, «мир столкнется с дефицитом нефти до момента, когда она станет никому не нужна», и цена на нефть, по его мнению, перешагнет уровень $100 за баррель. 

Джеффри Карри из Goldman Sachs, который, по выражению лондонского издания, был «ключевым голосом» в последнем нефтяном суперцикле 2003-2014 годов, также считает, что нефть будет продаваться в этом году в пределах $80 за баррель и выше. По его мнению, в этот раз «суперцикл» будет иметь отличительную особенность – рост цен будет вызван не растущим спросом со стороны основного мирового потребителя нефти – Китая, а масштабными программами госрасходов, принимаемыми в развитых странах для противодействия пандемии. 

В основном это касается почти $2-триллионного плана Байдена, который, скорее всего, будет одобрен Конгрессом США в ближайшем будущем. Ироничным здесь выступает тот факт, что масштабная часть этих стимулирующих программ нацелена на развитие «зеленой» инфраструктуры, призванной наложить крест на углеводородное сырье в будущем. 

История напоминает, что примерно такой же эффект имела инициатива 36-го президента США Линдона Джонсона, известная как «Великое общество», которая привела к буму среднего класса в стране и росту потребления нефти внутри страны. 

Как бы то ни было, даже скептически настроенные аналитики предрекают нефтяным ценам значительное повышение. В частности, по мнению Аржуна Мурти из Goldman Sachs, одного из самых знаменитых аналитиков рынка нефти, пока еще преждевременно говорить о «суперцикле», однако следует ожидать существенного повышения цен. По его расчетам, если темпы роста спроса на нефть в ближайшие годы будут равняться примерно 500 тыс. баррелей в сутки, это не приведет к недостатку предложения нефти. Однако если спрос поднимется на 1,2-1,4 млн, как это было после обвала 2014-2015 годов, то мы можем стать свидетелями «суперцикла». 


ОПЕК+: проверка на прочность

Логично задать еще один вопрос: какие меры в этой ситуации будут принимать ОПЕК и ОПЕК+? Приведут ли рост цен на нефть и усиление «backwardation» к повышению объемов добычи со стороны мировых производителей? Пойдут ли на это страны – участники ОПЕК+, которые, казалось бы, с таким трудом пришли к хрупкому балансу и сокращению объемов добычи нефти? Смирятся ли они с тем, что вакуум в поставках нефти поспешат залить сланцевой нефтью американские компании и другие страны, не входящие в ОПЕК+? Несомненно, эти вопросы являются основной причиной головной боли руководства стран – участников организации, которые наверняка будут обсуждать дальнейшие шаги на следующем заседании в начале марта. 

По мнению Пьера Андюрана, сделавшего, по выражению FT, себе имя во время прошлого «суперцикла» за счет ставок на рост цен на нефть, «направление нефтяных цен в огромной мере находится в руках ОПЕК и будет зависеть от того, сколько нефти страны альянса пожелают вернуть на рынок».

Однако, напоминает Джон Кемп, ОПЕК и ОПЕК+ имеют славу, мягко говоря, неадекватного реагирования на предотвращение ожидаемого дефицита нефти. В период с 2011 до середины 2014 года, а затем – с 2017 по 2019 год ОПЕК и ОПЕК+ «провалились» с принятием решения увеличить объемы добычи нефти для снижения напряженности по поводу ожидаемого сокращения предложения и растущих цен на нефть. В обоих случаях их нерешительность привела к тому, что цены не нефть резко возросли, рынок впал в масштабную и долгосрочную ситуацию «backwardation», и американские поставщики стали заполнять рынок сланцевой нефтью. 

Согласно выводам Кемпа, в обоих случаях неуверенность ОПЕК по увеличению добычи нефти обернулась тем, что спасти рынок было уже поздно, и растущий объем поставок сланцевой нефти подтолкнул его в обратную сторону – ситуацию «зарождающегося переизбытка предложения». По мнению Кемпа, участники ОПЕК сумели снять плоды с высоких цен на нефть, однако промедление с принятием решения увеличить объемы производства обернулось для них потерей доли на рынке, агрессивно занятой американцами. 

В марте и апреле т.г. мы станем свидетелями того, учтет ли ОПЕК эти уроки и примут ли участники альянса упреждающие меры по увеличению объемов добычи для предотвращения взрывного роста цен на нефть. По мнению Кемпа, для того, чтобы действия ОПЕК+ имели эффект во втором квартале и начале третьего квартала т.г., когда эксперты ожидают напряженности на рынке нефти, решение ОПЕК по увеличению объемов добычи должно быть принято в течение ближайших шести недель. 

Мнению Кемпа вторит и позиция Джулиана Ли, стратега по нефти для агентства Bloomberg, который считает, что предстоящее в начале марта заседание ОПЕК+ станет критической проверкой организации на сплоченность. Рост цен на сырую нефть и быстрое истощение запасов сырья в нефтехранилищах, по его словам, приведут к вопросу более быстрого увеличения целевых установок по добыче нефти, чем это предвиделось в декабре прошлого года. Как считает Ли, такая ситуация приведет к очередному разжиганию страстей между лидерами группировки – Саудовской Аравией и Россией, что сможет подорвать преимущества, полученные в результате восстановления цен. 

Несмотря на практически стопроцентное соответствие среднего показателя объемов добычи нефти участниками ОПЕК+ условиям соглашения по сокращению нефтедобычи, достижение небывалого (в сравнении с прошлым годом) роста цен на нефть, а также снижение уровня их запасов в развитых странах ОЭСР до «устраивающего» Саудовскую Аравию уровня, организация все же испытывает серьезные проблемы. 

Одна из них – тот факт, что, несмотря на высокий средний показатель соответствия объемов добычи условиям соглашения участников ОПЕК+, более половины стран, подписавшихся под сделкой, все же не выполняют своих обязательств в полной мере. И основная доля по сокращению добычи приходится на Саудовскую Аравию, которая к декабрю 2020 г. снизила объемы добычи на 37 млн баррелей больше, чем это было в ее обязательствах. 

Согласно данным ОПЕК+, Казахстан числится среди стран, «перевыполняющих» планы по нефтедобыче: с мая по декабрь 2020 г. объем его перепроизводства составил 32 тыс. баррелей в сутки. А самым большим нарушителем обязательств является Россия, которая с мая по декабрь выкачала на  90 тыс. баррелей в сутки больше, чем она изначально обязалась.

Проблема кроется в том, что такая ситуация отражает дисбаланс сил, наблюдаемый в альянсе, с перекосом влияния в сторону Саудовской Аравии и России. Поэтому, по мнению Ли, в марте этого года, когда участники будут обсуждать производственные планы на апрель, может возникнуть ситуация, когда начнется очередное перетягивание каната со стороны различных участников альянса. По мнению экспертов, сопротивления следует ожидать от России, которая, по мнению Ли, будет давить на повышение целевых установок по добыче нефти и не пожелает, чтобы все плоды тяжелого труда, приложенного участниками ОПЕК+ в прошлом году для повышения цен, достались другим. В особенности – производителям сланцевой нефти из США.

Ответы на эти волнующие мировое сообщество вопросы мы узнаем в ближайшее время, когда в начале марта ОПЕК+ проведет очередное заседание участников. Мы будем освещать эти события в наших выпусках.


Асель НУСУПОВА, Нью-Йорк

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+