Нур-Султан

Алматы

Продажа иностранцам: разрешить нельзя запретить

2 апреля 2021, 18:096308

Земельный вопрос многих испортил. Казахстанцы не исключение. Они готовы терпеть если не все, то многое. Но когда на повестке дня вопрос земли, просыпается все и вся. Нынче этот вопрос вновь на повестке дня.


фото из архива ДК

Один этап обострения земельного вопроса был спровоцирован в начале апреля 2016 года, когда на брифинге в Службе центральных коммуникаций тогдашний министр национальной экономики Ерболат Досаев заявил о планах реализовать через аукционы 1,7 млн гектаров земли. По его словам, для продажи тогда было подготовлено 645,4 тыс. гектаров, или 1271 участок.

 

На перепутье

«Действующим арендаторам будут предоставлены льготы на выкуп земель в размере 50% от ее кадастровой стоимости с рассрочкой до 10 лет. Кадастровая стоимость земель является стартовой ценой земельного участка, выставляемого для продажи на аукционе», – заявил тогда  Досаев.

Начать аукционы планировалось с 1 июля 2016 года. Реакция общественности оказалась мгновенной. На 21 мая был назначен общенациональный сход против продажи земли иностранцам. Власти делали все возможное, чтобы не допустить массовых протестов, однако бродившее в массах возмущение они услышали. Тогдашний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ввел мораторий на продажу земли иностранцам в июне 2016 года. Документ касается предоставления иностранцам (как физическим, так и юридическим лицам), лицам без гражданства и компаниям, в уставном капитале которых доля иностранных граждан выше 50%, права на земельные участки сельхозназначения.

Но назвать тогда возникшее недовольство людей реакцией в моменте никак нельзя. Летом 2019 года в Восточно-Казахстанской области появились слухи о продаже десятков тысяч гектаров земли сельхозназначения в Курчумском, Бескарагайском и Урджарском районах. Чтобы предотвратить протесты, глава региона Даниал Ахметов вынужден был на специальном брифинге назвать эту информацию «ложью и клеветой».  

Поэтому неслучайно власти продлили мораторий до 31 декабря 2021 года.

И также неслучайно 12 марта текущего года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев направил в Мажилис законопроект, устанавливающий запрет на продажу и аренду земли сельскохозяйственного назначения иностранцам. Видимо, настало время, когда мораторий необходимо заменить полноценным законом.

На днях в Казахстане был утвержден состав Комиссии по земельной реформе, в которую вошли депутаты, заместители акимов, представители НПП и ассоциаций, общественные деятели. Тем самым, власти стремятся поставить точку в земельном вопросе. Но политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников считает, что сам по себе мораторий создает фактор неопределенности. 

«Решение о запрете продажи земли иностранцам вполне логично в рассматриваемой ситуации. Земля в рыночной экономике – это актив, и соответственно так и рассматривается в государственной экономической политике. Мораторий – это временная мера, создающая фактор неопределенности. Мораторий есть, и может быть отменен или закончится. Соответственно нет уверенности в сохранении правил пользования землей», – заявил он.

Принятие полноценного закона, продолжил спикер, однозначно определяющего правила продажи и владения земельными участками, конечно, позитивная мера.

«А дальше – выбор: сохранить в законе правила, определенные мораторием, или готовить закон к его завершению и, соответственно отмене ограничений», – добавил специалист. По мнению Солонникова, в Казахстане принято решения о внесении норм моратория в будущий закон.

«Чтобы обезопасить рыночный актив земельного рынка, в разных странах существуют разные системы ограничений относительно купли-продажи. В разных ситуациях принимают разные решения. Сильные и богатые государства часто не опасаются скупки земли иностранцами и иностранными компаниями. Для них это не играет роли для потенциального подрыва суверенитета», – заметил он.

С другой стороны, полагает спикер, находятся страны, где суверенитет не находится в зоне повестки дня, но стоит задача любыми средствами пополнить бюджет, в том числе и распродав землю.

«На внутреннем рынке покупателей в таких ситуациях зачастую недостаточно. И тогда, несмотря ни на что, все, что возможно, продается в иностранную юрисдикцию. С противоположной стороны стоит вариант, когда государство, заботясь о собственной безопасности, стремится сохранить национальный контроль над землей и имеет возможности зарабатывать на иных активах. Или же существует вообще вне рыночных законов, и тогда земля активом не является. Собственно Казахстан сейчас и делает выбор в этих координатах», – отметил Солонников.

 

Латифундисты и 10 соток

Правозащитник, глава общественного фонда Liberty Галым Агелеуов призывает для начала открыть для общественности список казахстанских собственников земли.

«Главная невыполненная проблема земельной комиссии и власти – это отказ опубликовать весь список собственников земли (земельный кадастр)», – подчеркнул он. 

Но как раз из-за латифундистов, по словам спикера, нет возможности дать 10 соток земли жителям Алматы, которых обманули.

«Вопрос справедливого перераспределения земли боятся поднять, потому что для этого должны быть определены четкие критерии, когда земля должна перейти из рук латифундистов и быть передана безземельным гражданам», – считает активист.

 

Спелость норм зависит от целеполагания

Норма, когда землю продавать нельзя иностранцам, лицам без гражданства и компаниям, в уставном капитале которых доля иностранных граждан выше 50%, перекочевала и в законопроект. Вопрос, как это повлияет на рынок земли, волнует многих.

Солонников считает ее вполне достаточной. «Но смотря для чего и как будет действовать эта норма. Это, конечно, будет сокращать объемы финансов на рынке земли. Если нет необходимости их наращивать, то это действенная мера. Национальный контроль, в определенной мере, будет сохранен», – уверен он.

Другой вопрос, какие еще будут разрешены формы использования земли: долгосрочная аренда, создание на территории Казахстана дочерних предприятий зарубежных компаний и т.д.

«Как будет осуществляться гарантия инвестиций? Будут ли различия для земель различного вида: сельскохозяйственных земель, земель под жилую застройку, земель промышленного использования, рекреационных проектов? Вообще-то в мире часто на разные земли действуют разные нормы. И это тоже логично. Так что вопрос – какая задача стоит в итоге. Отсюда и ответ – достаточна мера, принимаемая в законе, или нет», – ответил вопросом на вопрос спикер.

 

Эффективность важнее всего

Агелеуов акцентирует внимание на эффективности использования земель. По его мнению, дело не в том, что мы запрещаем иностранцам владеть землей Казахстана, а в том, что мы неэффективно используем землю сами.

«Вторая важная проблема – это анализ эффективности используемых земель. Если они захвачены, скуплены и не используются по прямому сельскохозяйственному или промышленному назначению, то обязать собственника заняться растениеводством или производством», – рекомендует он.

Также спикер предлагает вариант, если собственник «ерепенится». «В течение какого-то времени государство должно иметь право взять эти земли в аренду или передать другому более рачительному арендатору с последующим правом выкупа. Самое важное, государство должно предоставить выгодные условия для сельхозпроизводства. Прежде всего, должны быть отработаны лизинг и ипотека», – пояснил активист.

Например, для властей принятие соответствующего закона жизненно необходимо. Как представляется, таким образом, они раз и навсегда снимут с повестки дня земельный вопрос.  

Солонников просит обратиться к мировому опыту. «В мире действуют разные законодательные нормы. Общих правил нет. И каждая страна выбирает, исходя из своих задач и своих возможностей. В любом случае рост стоимости земли – это баланс спроса и предложения. В большинстве стран действуют различные ограничения на покупку сельскохозяйственных земель. По времени проживания в стране, по целевому использованию, по приоритету для местных жителей в случае продажи и так далее», – перечислил он.

А потом обратился к конкретным примерам. «В ряде стран – Франции, Соединенном Королевстве, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Австралии – иностранцы имеют такие же права на приобретение земли, как и сами ее подданные. В Литве, Латвии, Эстонии, Венгрии и Словакии купить землю может только резидент ЕС. В Норвегии и Польше иностранцы должны получить специальное разрешение. А в Германии, Финляндии, Италии, Таджикистане продажа разрешена только местным жителям и компаниям. В США и Канаде жесткие ограничения на продажу земли вводятся на уровне штатов. В России продажа земли иностранцам и иностранным компаниям разрешена с определенными ограничениями. Иностранцы и иностранные компании не могут выкупить земельный участок, который находится на приграничной территории или в границах морского порта. Земли сельскохозяйственного назначения, участки недр, участки континентального шельфа, участки лесного фонда иностранцы могут использовать исключительно на правах аренды», – уточнил спикер.

 

Главное – чтобы было выгодно Казахстану

Агелеуов считает, что прагматизм лучше запретов и соответствующих законодательных инициатив. «Наоборот, надо оживить конкуренцию в сельском хозяйстве, и иностранный капитал мог бы поддержать казахстанцев. Более того, иностранный капитал мог бы стимулировать коммерческие земельные отношения, но для этого надо детальное законодательство, регулирующее права иностранцев на землю, чтобы это было выгодно Казахстану», – подчеркнул он.

Может, это длительная аренда на 50 лет, детализирует спикер, но в любом случае главное – это развитый экологический контроль, стимулирующий безотходное и экологически чистое производство.

«Наша боязнь вызвана, прежде всего, коррупцией наших чиновников, которые ради наживы забудут про интересы защиты трудовых прав граждан Казахстана, которые абсолютно не развиты и написаны в пользу работодателя. Встает вопрос, а насколько наши чиновники готовы отстаивать экологические интересы страны, даже если будет создан замечательный закон по защите экологии РК?» – задается вопросом активист.

Пока не будет этого доверия и защищенности, подчеркнул Агелеуов, лучше, если иностранцы не будут иметь права покупать землю в собственность. «Но только до решения обозначенных задач. Весь современный мир построен на конкуренции и недискриминации, и запрещать – это противоречить рыночным отношениям и тормозить развитие страны», – конкретизирует он.

Даже если в Казахстане появится закон, запрещающий иностранцам покупать землю, многое остается неясным. У Солонникова тоже осталось много вопросов.

«По опыту других стран могу сказать, что такого рода законы работают достаточно эффективно. Особых сложностей в их применении нет. Но, еще раз, вопрос в том, какие задачи будут ставиться при его реализации и какие дополнительные возможности и условия пользования землей будут регламентированы? В соответствии с этим и будет формироваться конечный результат», – считает он.

Агелеуов меньше задается вопросами и крайне категоричен, считая, что вся работа не должна свестись только к принятию закона о запрете иностранцам владеть землей. Это не решение земельного вопроса Казахстана. И в итоге может оказаться проектом, который мало что даст стране.



Арман ЕЛ

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+

info@dknews.kz

novosti@dknews.kz