Нур-Султан

Алматы

Чему нас научит трагедия в Кордае

14 февраля 2020, 17:312151



В этой статье я не буду искать ответа на вопрос «Кто виноват?», не собираюсь разбираться в глубинных истоках печальных событий в Кордае, поскольку уже сотни экспертов разного уровня высказались на эту тему. Давайте попытаемся понять, есть ли ответ на другой сакральный вопрос: «Что делать?», чтобы подобного не произошло впредь.

Кстати говоря, я уверен «на все сто», что пока акимом Жамбылской области будет Бердибек Сапарбаев, в регионе все будет спокойно. Мало того, что Бердибек Машбекович – исключительный по своей эффективности «кризис-менеджер» (корявое, согласитесь, определение, но другого пока нет), он еще и прекрасный экономист, хозяйственник-«нархозовец». И, конечно, как никто другой, он понимает, что при нормальной жизни, хорошей работе и достатке никто не пойдет громить дома соседа. 

Как же сделать так, чтобы люди в маленьком Каракемере жили не хуже, чем их соотечественники в Нур-Султане? Как устроить так, чтобы дети из поселка Масанчи получали такое же образование, как их ровесники в Алматы? Как придумать средство, чтобы не болела голова ни у Б. Сапарбаева, ни у Ж. Касымбека, ни у А. Баталова, ни у других акимов, где бы взять средства на развитие области? 

Очевидно, что нужен серьезный орган, который бы ведал делами региональными. И такой орган у нас был. Недолго, всего три года, просуществовало Министерство регионального развития РК. Деятельности министерства придавалось огромное значение. Вот как видел его важность первый президент страны Нурсултан Назарбаев: «Сейчас слабое экономическое развитие ряда регионов ведет к тому, что не обеспечивается занятость. Происходит поляризация уровня доходов населения. Прежде всего, необходимо усилить координацию работы госорганов в области регионального развития. Задача – синхронизировать выполнение всех государственных и отраслевых программ с решением приоритетных задач развития регионов». 

Кстати, министром регионального развития был назначен Бакытжан Сагинтаев. И, надо сказать, он просто-таки рьяно взялся за дело. Было решено создать пять республиканских агломераций, начали разрабатывать межрегиональные планы мероприятий, обдумывать взаимодействие межрегиональных и межотраслевых интересов, скоординированное развитие инфраструктур города-ядра, пригородов и «зон притяжения» и так далее… 

Но не случилось Бакытжану Абдировичу воплотить планы в жизнь – министерство расформировали, а жаль. Очень жаль. Ведь упраздненное министерство должно было бы серьезно думать, как оптимально развивать и размещать на огромной территории производительные силы общества. А ведь главная производительная сила – это люди. Трудящиеся люди. К слову сказать, свою идею развития регионов Б. Сагинтаев пронес через года и сейчас успешно воплощает ее в жизнь в Алматы под девизом «Город без окраин». 

Чем занималось Минрегионов? Многими полезными делами, в числе которых: проведение децентрализации управления, разграничение ответственности и полномочий между центром и регионами, усиление местных исполнительных органов власти и даже введение выборности (!) сельских акимов через маслихаты. 

Еще одна сверхважная функция ведомства заключалась в сборе качественной информации о реальном положении дел в стране. Не просто в стране, а в стране с очень высоким уровнем региональных различий. Я говорю именно о «качественной» информации, потому что факты, которые нам сообщают из тех или иных регионов, практически всегда далеки от истины. Это отметила недавно спикер сената Дарига Назарбаева, сказав, что погоня за целевыми показателями заставляет акимов приписывать данные: «Потому что от этого зависит – «усидит» он в кресле или нет». 

Министерства регионального развития есть во многих странах. Самое известное – бразильское Министерство национальной интеграции, главная задача которого – внедрение программ территориального развития для устранения диспропорций между отдельными провинциями. А вот в Индонезии такого министерства нет, зато есть «министр без портфеля» по ускорению развития в слаборазвитых регионах. В Индии работает Министерство развития Северо-восточного региона, который объединяет восемь бедных штатов. В Пакистане есть Министерство координации между провинциями, схожее с бразильским. Это, так сказать, «недоразвитые» страны, которые, как и мы, десятилетиями стремятся войти в недоступную «тридцатку развитых». 

Самое интересное, что и у «развитых» государств есть схожие ведомства. В Японии существует Министерство по делам Окинавы и северных территорий, а в Канаде работают пять (!) профильных ведомств, занимающихся развитием отдельных территорий: Севера, Запада, Атлантической Канады, Квебека и Онтарио, и главы этих ведомств имеют места в правительстве.

Словом, будь я не скромным колумнистом «Делового Казахстана», я бы возродил Министерство регионального развития, добавив в его ведение еще одну важную функцию: исполнение национальной политики. Что сюда должно входить? Осуществление мер, направленных на укрепление единства народа РК, обеспечение межнационального согласия, этнокультурного развития народов, защиты прав национальных меньшинств, разработка и реализация программ в сфере межнациональных отношений, профилактика любых форм расовой, национальной, религиозной или языковой дискриминации, пресечение попыток разжигания национальной вражды и так далее.

Хотя, возможно, для этого нужно еще одно министерство – по делам национальностей.


Андрей ЗУБОВ

комментарии
Авторизуйтесь на сайте,чтобы писать комментарии!

2006 - 2020 © Деловой Казахстан. 16+

Сайт разработан веб-студией A-Lux