Нур-Султан

Алматы

Франц Кафка «Дневники»

10 июня 2021, 19:443407



Амирлан Мурат – молодой литературный критик. Глубоко разбирается в литературе разных жанров,  имеет к ним творческий подход, углубленные знания к Западной классике ХХ века. Фундаментально изучал творчество Моэма, Мисимы, Гессе, Стейнбека, Гамсуна. Хорошо знаком с кинематографией всей фильмотекой Бергмана, Трюффо, Куросавы, Андерса Томаса Йенсена и т.д. При этом может участвовать в ток-шоу как спикером так и критиком в сфере исскуства кино и литературы. Хорошо анализирует сюжеты, композиции, некоторым произведениям пишет рецензии. Имеет большое знание в сфере живописи, особенно увлекается работами художников постимпрессионистов и импрессионистов. Деловой Казахстан предлагет читателям очередную статью-рецензию молодого критика и исследователя Амирлана Мурата о «Дневнике» Франца Кафка.

Франц Кафка, как это часто бывает с творчески одаренными людьми, не признанный при жизни мастер пера. Он 16 лет провёл за работой в конторе, жил скромно, изредка публиковался и писал всё своё свободное время, несмотря на то, что писательство его обременяло, и вел дневник половину своей жизни.

Кафка происходил из еврейской семьи, он родился в 1883 году, в то время ещё в Австро-Венгерской империи в районе Йозефов – это один из кварталов Праги, где проживала еврейская община. Отец торговал галантерейными товарами, мать была домохозяйкой. Кроме Франца, в семье росли ещё два сына и три дочери. К сожалению, оба младших брата Франца, скончались, не дожив до двухлетнего возраста.

Франц рос в строгой семье, у него часто случались конфликты с отцом, коммуникации с людьми давались ему сложно. С самого детства он не отличался ни здоровьем, ни обычными мальчишескими интересами, поэтому тирания отца, начатая с раннего возраста, занимает особое место в его творчестве. Он всегда казался загадочным для окружающих, да и в его творчестве можно наблюдать мистические, абсурдные, давящие на читателя явления и обстоятельства.

Франц закончил Карлов университет в 1906 году, и получив докторскую степень по праву, до конца жизни работал в страховой компании. Он был прилежным сотрудником, свои обязательства выполнял с высокой ответственностью. Как я и писал ранее, все свободное время от работы – Франц трудился над своими литературными произведениями. Романы, повлиявшие на культуру ХХ века («Процесс», «Замок»), были опубликованы посмертно. При жизни выходили маленькие рассказы, но они не пользовались спросом.



Трудясь с 1906 года, здоровье Франца ухудшалось в геометрической прогрессии, ненависть к своей работе росла, он не принимал этот мир, почти все его любовные отношения заканчивались крахом. Единственным своим утешением, смыслом своей жизни – считал писательство. Хоть и отмечал неоднократно, как его тяготит литература.

В 1924 году Франц скончался от осложнения туберкулёза и истощения. С 1910 до 1923 года он вёл дневник.


Рассмотрим записи этого дневника.

1910 год, Кафка начинает свой дневник:

«Наконец-то после пяти месяцев жизни, в течение которых я не смог написать ничего такого, чем был бы доволен, и которых никто и ничто не в силах мне возместить, хотя все обязаны бы это сделать, я надумал снова поговорить с самим собой. На это я ещё всегда способен, если действительно задаюсь такой задачей, здесь всегда ещё можно что-то выбить из той копны соломы, в которую я превратился за эти пять месяцев и судьба которой, кажется, в том, чтобы летом её подожгли и она сгорела быстрее, чем зритель успеет моргнуть глазом. Пускай бы это случилось со мной!
 

И пусть хоть десять раз случится – я ведь не сожалею о времени, даже злополучном. Моё состояние – не состояние «несчастности», но это и не счастье, не равнодушие, не слабость, не усталость, не интерес к чему-то другому, тогда что же оно такое? То обстоятельство, что я не знаю этого, связано, вероятно, с моей неспособностью писать. А её я, кажется, ощущаю, не зная причины. Все вещи, возникающие у меня в голове, растут не из корней своих, а откуда-то с середины. Попробуй-ка удержать их, попробуй-ка держать траву и самому держаться за неё, если она начинает расти лишь с середины стебля. Пожалуй, кто-то умеет это, например японские акробаты, взбирающиеся по лестнице, которая стоит не на земле, а на поднятых вверх ступнях полулежащего человека и не прислонена к стене, а вздымается вверх прямо в воздухе. Я этого не умею, не говоря уж о том, что под моей лестницей нет даже тех ступней».

Ему было 27 лет, при написании этого текста. Дальше Вы сможете проследить, как его стиль почти не менялся, то есть уже в этом возрасте язык Франца был насыщенным и богатым. И это при том, что здесь он сам корит себя за неумение выразить свои мысли. 


22 декабря 1910 года он пишет:

«Сегодня я не решаюсь даже делать себе упрёки. Прозвучи они в этот пустой день, они имели бы отвратительное эхо».

Читая его заметки и письма, прекрасно понимаешь одно: как писатель он был весьма требователен к себе, и ни минуты не жалел себя, постоянно опуская в свой адрес колкости.


Спустя 6 дней Франц пишет:

«Когда я несколько часов веду себя по-человечески, как сегодня с Максом и позже у Баума, то перед сном уже исполнен высокомерия».

Макс Брод – единственный близкий друг Кафки, именно ему при смерти Франц завещал сжечь все свои труды, тем не менее, Макс ослушался и опубликовал всё, что хранилось в архивах. Благодаря Броду, мир узнал о Франце Кафке.

В следующем письме, 28 марта 1911 года, Франц сам подробно описал, почему же не мог уйти с работы и целиком посвятить себя писательскому труду:

«Но литературе я не могу отдаться полностью, как это было бы необходимо, – не могу по разным причинам. Помимо моих семейных обстоятельств, я не мог бы существовать литературным трудом уже хотя бы из-за долгой работы над своими вещами и их особого характера; кроме того, моё здоровье и моя натура не позволяют мне жить жизнью человека, плохо обеспеченного. Поэтому я стал чиновником в обществе социального страхования. Но эти две профессии никогда не могут ужиться друг с другом и допустить, чтобы я был счастлив сразу с обеими. Малейшей счастье, доставляемое одной из них, оборачивается большим несчастьем в другой. Если я вечером написал что-то хорошее, то на следующий день на службе весь горю и ничего не могу делать. Эти метания от одного к другому становятся всё более мучительными. На службе я внешне выполняю свои обязанности, но внутренние обязанности не выполняю, а каждая невыполненная внутренняя обязанность превращается в несчастье, которое отныне уже не покидает меня».

Письмо датируется 1911 годом, Франц скончался в 1923 году, следующие 12 лет он вёл свой дневник, работал в одном и том же месте, хотя пытался досрочно выйти на пенсию, ссылаясь на свой туберкулёз, но его не отпускали, изредка давая ему отдохнуть в моменты бессилия. Он не прекращал литературную деятельность, успевал писать новые романы и рассказы, параллельно записывая в свой дневник важные мысли и неотправленные письма.
Главное отправленное письмо в жизни Кафки, посвящено его отцу: Франц ещё раз вспорол не заживающие детские раны, чтобы, наконец, дать понять отцу, какие последствия имели его поступки по отношению к нему. Набравшись смелости, уже не убегая и не страшась, он полностью открылся отцу и написал обо всем, что не давало ему покоя в течение многих лет. Ниже прикрепляю отрывок одного из последних писем, написанных Францем:

«Непосредственно мне вспоминается лишь одно происшествие из ранних лет. Может быть, Ты тоже помнишь его. Однажды ночью я все время скулил, прося воды, наверняка не потому, что хотел пить, а отчасти чтобы развлечься. После того как сильные угрозы не помогли, Ты вынул меня из постели, вынес на балкон и оставил там на некоторое время одного, в рубашке, перед запертой дверью. Я не хочу сказать, что это было неправильно, возможно, другим путём тогда среди ночи нельзя было добиться покоя, я только хочу этим охарактеризовать Твои средства воспитания и их действие на меня. Тогда я, конечно, сразу стал послушным, но мне был нанесён внутренний ущерб. По своему складу я никогда не мог установить правильной связи между совершенно понятной для меня бессмысленной просьбой о воде и неописуемым ужасом, испытанным при выдворении из комнаты. Спустя годы я все ещё страдал от мучительного представления, что огромный мужчина, мой отец, высшая инстанция, может почти без всякой причины ночью подойти ко мне, вытащить из постели и вынести на балкон, вот, значит, каким ничтожеством я был для него».

После прочтения письма, становится понятно, откуда Франц брал некоторые идеи для своих рассказов и романов, возьмём повесть «Превращение», где Кафка проводит прямую параллель между собой и героем этой повести –Грегором Замзой. Грегор Замза в один из дней абсурдно просыпается насекомым в своей комнате, семья (отец, мать, сестра) просит его открыть дверь, Грегору это не удаётся, чуть позже узнав, что с ним случилось – семья ужасается и запирает его в комнате. Только сестра из сострадания приносит ему еду и жалеет его. Однако и она со временем отворачивается от Грегора, ведь он был кормильцем семьи, а без его вклада – все они начали голодать. Эти события в повести – прямые отсылки к жизни самого Франца. Он ощущал себя мерзким насекомым, ладил исключительно с сёстрами, в свободное от работы время, оставался постоянно в своей комнате,  и таких параллелей в его творчестве много.

Франц Кафка – писатель, чья боль сплелась воедино с талантом, который в нем не разглядели. И это сплетение дало ХХ веку разнообразие в литературном поприще. Абсурдизм, мистика и незаконченность – все эти слова стали синонимами фамилии Кафка. Через его произведения мы можем ещё раз понять (уже в которой раз) и прийти к некоторым незыблемым явлениям: психологические травмы нанесённые в детстве, делают человека до конца жизни калекой; сублимирование негативной энергии в дело, которое тебе нравится – приносит пользу, в случае Кафки – писательство спасло его, хоть и ненадолго при жизни, но после смерти его имя теперь будет жить века, наверняка и вовсе не умрет.

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+

info@dknews.kz

novosti@dknews.kz