Нур-Султан

+25

Алматы

+24

SSE 3397.36

FTSE 100 7032.31

Dow Jones 34935.48

KASE 3 086,66

Brent 75.41

WTI 73.95

Золото 24 832.42

PTC 1 625.76

USD 424.44

RUB 5.81

EUR 504.91

CNY 65.72

Продукты дорожают. При чём тут узбекская черешня?

10 июля 2021, 01:4014924

Правительство изо всех сил старается остановить рост потребительских цен. Этому мешает несогласованность действий министерств и слабая проработка стратегических вопросов.

СР

Июньская инфляция существенно ускорилась и в сравнении с июнем 2020 года составила 7,9%. Майская инфляция была значительно ниже и достигала 7,2%. Из-за более высокой инфляции Бюро национальной статистики зафиксировало быстрый подъем цен на продовольственные товары. В июне он составил 10,6% (9,3% в мае), а стоимость непродовольственных товаров выросла на 6,9% (6,7% в мае). Платные услуги подорожали на 5,6% (5,1% в мае 2021 года).

Планку под 8% инфляция взяла впервые с 2017 года. Все-таки в последнее время у Национального банка получалось сдерживать ее в сжатом коридоре. Что же случилось на этот раз? А случилось то, что весной этого года правительство отпустило на свободу очень важные для экономики тарифы на бензин и на электроэнергию.

Затраты на энергию и топливо входят в себестоимость товаров и услуг и в конечном счете отражаются на их отпускной стоимости. О том, что либерализация тарифов в итоге скажется на кошельках потребителей, эксперты стали говорить уже тогда. Ну и свою ложку дегтя в рост цен добавили уже традиционные причины – дорогой доллар и менталитет отечественных производителей.

А теперь – по порядку. С 1 апреля этого года Министерство энергетики увеличило предельные тарифы на электроэнергию от теплоэлектростанций в среднем на 15% для финансирования их модернизации. Выступая перед СМИ, вице-министр энергетики Кайрат Рахимов отмечал, что большая часть энергетических источников Казахстана введена в эксплуатацию 50-60 лет назад, и к концу 2020 года износ энергетических активов составляет 53%. И надо пойти навстречу энергетикам, изыскать пути получения ими дополнительных денег.

Как это сделать? Первый способ – поднять тарифы. Надо отдать должное правительству. В вопросе роста тарифов оно подержало «золотую» середину. Изначально энергетическое лобби просило повысить предельные цены на 36%. Но, судя по всему, правительство побоялось так резко поднимать тарифы.

Частично, потому что понимало последствия такого шага, частично – из-за тщательной проверки обоснованности поданных энергетиками заявок. На самом деле никто не спорит с тем, что материальная база ТЭЦ давно устарела. Давно говорится, что в Европе вводятся налоги на товары, в изготовлении которых участвовал уголь – «грязное» топливо с выбросами в атмосферу, но это – главное сырье для многих казахстанских ТЭЦ.   

Кроме того, правительство не упускает случая напоминать, что стоимость электричества в Казахстане – одно из самых дешевых в мире и неплохо бы помочь энергетикам. Вопрос в том – почему техническое обновление материальной базы ТЭЦ должно происходить исключительно за счет роста тарифов? Потребление электроэнергии ежегодно растет, за исключением 2020 года, когда экономика находилась в режиме карантина. Производители получат хороший доход, который может вырасти еще больше, если сократить воровство и потери.

Если ТЭЦ все эти годы не занимались модернизацией, но получали хороший доход, скорее всего, он шел в карман акционерам, которые, судя по всему, не сильно заботились о будущем своих активов. А теперь этим вопросом почему-то должны заниматься потребители.

Второй момент для роста потребительских цен – увеличение стоимости бензина весной этого года. С 1 марта 2021 года цены на бензин определяет рынок – оптовый дизель и бензин реализуют на биржевых торгах для прозрачности ценообразования и сокращения числа посредников. Биржевые торги зависят от спроса и предложения и от ценовой игры поставщиков. Если сырьевой трейдер задался целью получить сверхприбыль – он все равно ее получит.

Все хорошо, но цены на бензин в Казахстане в сравнении с соседними странами тоже низкие. Посредники этим пользуются и вывозят драгоценное топливо в сопредельные страны. В ответ правительство обычно временно запрещает вывоз автотранспортом из Казахстана бензина и дизтоплива. Весной этого года в цене бензина «поучаствовали» и ремонт двух нефтеперерабатывающих заводов, и подорожавшее российское сырье. Хотя правительство отрицало дефицит бензина, очереди на автозаправках и растущие цены говорили об обратном, что еще больше накручивало розничные цены. 

В итоге очередной бензиновый «кризис» потихоньку рассосался. А что касается повышенных тарифов на электричество, то в этом вопросе правительство не стало ломать голову и отыграло назад прежнее решение. С 1 июля в Казахстане тарифы на электроэнергию понизятся.

Снижение стоимости двух важных составляющих для конечной стоимости товара и услуг сократит темпы роста потребительских цен, но не сможет этот процесс остановить. Цены в принципе будут расти и дальше – мировая экономика вступила в новый цикл растущих цен. К тому же экономика Казахстана выходит из кризиса и потребление восстанавливается, а вместе со спросом растут и цены. 

Есть еще и дорожающий доллар. Да, с начала июля курс падает. Но основной нарратив на рост остается. «Средний курс тенге слабел во втором квартале и эффект от переноса ослабления тенге в инфляцию также негативным образом отражается на инфляционных ожиданиях населения», – говорится в макроэкономическом отчете «Инфляция в июне 2021 года» компании Halyk Finance. 

С учетом «восходящей динамики цен и роста общего инфляционного давления на экономику, усиливаемого через внешнеторговые каналы», аналитики компании повысили свой прогноз по инфляции до 7,8-8,0% по итогам 2021 года, при этом они «не исключают более существенного ускорения темпов инфляции в случае сохранения устойчивого тренда роста цен на энергетические товары и сельскохозяйственную продукцию».

Ну и «вишенка на торте» – рост сельскохозяйственных цен весной. Южане внезапно подняли отпускные цены, мол, давайте уважать наш труд, поэтому свежая морковь и картофель в северных и западных областях продавались по цене заморских устриц.

Правительство, как обычно, призвало местные власти противодействовать росту цен и строго выявлять сговор поставщиков. При этом совсем не понятна была посредническая деятельность с Узбекистаном министра торговли и интеграции Бахыта Султанова. В конце июня чиновник заключил договоры с узбекскими поставщиками на черешню на 500 тысяч долларов и еще на 500 тысяч на поставку другой плодоовощной продукции.

Миллион сырьевых долларов – на овощи и фрукты. Импортные продукты вырастут в цене при первом порыве доллара вверх. Национальный банк для сдерживания роста цен, а это его прямая обязанность, будет вынужден держать курс, совершая интервенции валютные. Хотя очень жаль тратить резервы на какую-то черешню.

 

Анна ЧЕРНЕНКО

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+