Настройки
Язык
Тема
Обновление

«Чемоданные гастроли» с надёжной классикой

18504
Фото: предоставлено пресс-службой КазНТОБ им. Абая

В связи с трагическими январскими событиями и карантинными ограничениями Казахский национальный театр оперы и балета им. Абая больше месяца не принимал зрителей. Но и в это непростое время артисты выступали перед публикой, но… за рубежом. С 27 декабря по 23 января Азамат Аскаров и Нельсон Пенья – ведущие солисты балетной труппы КазНТОБ им. Абая гастролировали по Великобритании в составе «Санкт-Петербургского театра классического балета Марины Медвецкой».

Наряду с традиционными балетными театрами во многих странах мира работают многочисленные антрепризные труппы. Не стала исключением и Россия, где балетные продюсеры продолжают традиции «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Но нынешние антрепренеры не рискуют, не идут на эксперименты, предпочитая делать ставку исключительно на многократно проверенное классическое наследие.

«Санкт-Петербургский театр классического балета Марины Медвецкой» в течение напряженного гастрольного тура по Англии и Шотландии показывал три безусловных шедевра XIX века – «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» Петра Чайковского, а также «Жизель» Адольфа Адана. Нельсон Пенья и Азамат Аскаров, исполнявшие ведущие партии в спектаклях российской балетной труппы, ответили на вопросы нашего корреспондента.

– Как вы попали в гастрольный тур по Великобритании?

Нельсон ПЕНЬЯ: Компания «Санкт-Петербургский театр классического балета Марины Медвецкой» пригласила нас для участия в туре в качестве ведущих солистов. Сначала пригласили меня, а я посоветовал Азамата. Я исполнял главные партии в «Лебедином озере» и «Жизели». Азамат в «Лебедином озере» был занят в роли Ротбарта, а в «Щелкунчике» исполнял партию Дроссельмейера. Поездка интересна тем, что мы выступали не на знаменитых лондонских сценах, а ездили по другим городам. В их числе были и совсем небольшие, где люди редко видят балет, тем более легендарный российский балет.

Публика повсеместно встречала нас с большим энтузиазмом. Обычно в компании Медвецкой работают преимущественно российские артисты, причем на постоянной основе. Они ездят по миру круглый год. Кроме россиян приглашаются танцоры из стран СНГ. Но сейчас, из-за пандемии, компания привлекла много иностранцев из дальнего зарубежья. Как известно, все вакцинированные «Спутником» по приезду в Западную Европу вынуждены проходить долгий карантин. Поэтому для компании было выгодно привлечь европейцев. С нами в труппе были танцоры из Италии, США, Армении, Англии, Украины, Молдовы. Получилась интересная, веселая, колоритная, дружная международная труппа.

В течение всей поездки нас сопровождал оркестр из Венгрии. Мы попали в трудную ситуацию, когда половина оркестра заболела коронавирусом и пришлось набирать местных музыкантов. В таких условиях очень тяжело работать дирижеру, но музыканты справлялись. Они молодцы!

Мне уже приходилось работать в подобных гастрольных компаниях. В 2016-18 годах я сотрудничал с московским «Русским национальным балетом Сергея Радченко». Объездил с ним США и Испанию.

Азамат АСКАРОВ: Мне также приходилось гастролировать с московской труппой. А в этот раз посчастливилось поехать с петербургской. Она одна из многих, но с хорошими условиями. Финансовые, творческие, организационные моменты нас устраивали. К тому же, нам с Нельсоном было комфортно находиться вместе. Подобные туры мы называем «чемоданными гастролями». Труппа работала в напряженном режиме: один день спектакль, затем несколько дней подряд по два спектакля, утром и вечером. Потом переезд в другой город. Приезжаем, заселяемся в отель, два дня проходят в бешеном ритме, затем автобус и новый город с новым отелем и т.д. У нас с оркестром и техническим персоналом было два больших автобуса. Труппа давно ездит, возит с собой декорации, только костюмы наши, личные. Естественно, чем больше будет спектаклей, тем выгодней всем нам.

В начале тура мы оба переболели. Я подхватил коронавирус раньше, и раньше вышел. После двух недель карантина было тяжело входить в норму. Не было условий для занятий. Но мы быстро влились в работу и нами были довольны. Публика принимала нас очень тепло, особенно дети. Они были в восторге, когда шел «Щелкунчик». Некоторые дети тут же рисовали персонажей спектакля и дарили нам. Были города, где из-за карантинных мер залы заполнялись не полностью. Но чаще были аншлаги. К тому же нам везло – расписание по туру совпадало со снятием карантинных ограничений в городах, где нам предстояло выступать.

Н.П: Перед началом гастролей мы сидели 10 дней на карантине, потом я заболел и пришлось сидеть еще 10 дней. В итоге я пропустил 6 спектаклей. Но в гостинице старался держать форму, занимался в духе workout. Это помогло. 6 января вышел на первый спектакль – «Жизель». Станцевал достаточно хорошо.

Артисты после спектакля «Лебединое озеро»

– Каковы ваши впечатления от поездки?

Н.П: Сама возможность поработать в международной труппе для меня очень привлекательна. Прежде всего, это интересное профессиональное общение. В «Жизели» мне повезло с партнершей, примой петербургской труппы Натальей Романовой. С ней было очень легко. Мы сразу стали понимать друг друга. Классно, когда ты никогда не видел человека, всего раз порепетировал и все получается так, как будто мы давно знаем друг друга. Она всегда была готова пойти на компромисс. Это очень важно.

Наталья Романова закончила петербургское Вагановское училище, и уже 20 лет гастролирует с этой компанией. Выделялся исполнитель ведущей партии принца в «Щелкунчике». Он из Казахстана, лауреат многих конкурсов. Несмотря на то, что он возрастной артист, танцует легко и чисто. Это не может не нравиться. В российских гастрольных труппах вообще ценят казахстанских балетных артистов. Потому что здесь хорошая школа, много талантливых танцоров. К тому же казахстанские артисты всегда готовы работать в сложных условиях.

В таких труппах приобретается другой опыт, он отличается от театрального. В театрах все условия для занятий и репетиций, для работы с оркестром. А в гастрольных труппах постоянно дефицит времени, и ты всегда должен быть готов к выступлению, порой на неприспособленных и очень маленьких сценах. Но так приобретается хороший опыт, когда ты готов выступать в любых условиях. Это полезно на короткое время, постоянно так быть не должно. С Азаматом танцевали в «Лебедином озере», мы хорошо подходим друг другу, оба высокие. На сцене это смотрится. «Лебединое озеро» с Азаматом танцуем и в Алматы. Сейчас ждем, когда пойдет «Спартак» и мы вновь будем танцевать вместе, он – Спартак, я – Красс.

А.А: Я первый раз сталкиваюсь с такой ситуацией. Труппа из России, называется «Санкт-Петербургский театр…». А в ней только 7-8 русских, остальные иностранцы. Им было интересно поговорить с нами, кто-то вообще не слышал о Казахстане. Занятно, что мы – солисты алматинского театра, и тоже иностранцы в российской труппе, Нельсон – кубинец, я – казах… И танцуем главные партии в труппе Санкт-Петербургского балета! Это тоже какое-то достижение!

Принца в «Лебедином озере» исполнял Нельсон, я – злого гения. В «Щелкунчике» у меня партия волшебника Дроссельмейера. Это одна из главных партий, где больше работаешь не физически, а делаешь упор на актерское мастерство. Это для меня было новым, подобные партии я никогда ранее не исполнял. В нашем театре в «Щелкунчике» у меня партия принца.

Впечатлений от поездки много. Гастрольные туры позволяют развеяться, сменить обстановку. Когда долго делаешь одно и то же на одном месте, то… артист как-то творчески гаснет, появляется рутина. А когда все резко меняется – творческая атмосфера, ритм работы, режим, это все дает больше сил, стимулов, чтобы работать. Я считаю, что для каждого артиста такие выезды полезны. Конечно, не на большие сроки. Хорошо так поездить месяц, два, быть в хорошей форме, обогатиться творчески и финансово. И конечно, посмотреть мир.

Н.П: Англия очень развитая, уютная, интересная страна. Особенно запомнился Манчестер, там я был впервые. Это город, где началась индустриальная революция. Было интересно побывать в «Музее науки и промышленности», городской художественной галерее с замечательным собранием классического искусства. Это для меня наиболее сильный момент. Я люблю историю, изобразительное искусство, архитектуру. Лучше, чем в Европе, этого нигде не найдешь. Жаль, что в таких насыщенных гастролях остается мало времени на достопримечательности. Но все равно получил много незабываемых впечатлений, которые останутся со мной навсегда.

– Были ли у вас сложности с хореографией в российской труппе?

Н.П: «Лебединое озеро» танцевали в версии Марины Медвецкой. Предварительно нам выслали запись, и по ней готовились. А «Жизель» шла в мариинской версии, т.е. в той же, что и в театре им. Абая. Так что с хореографией сложностей не было.

– Вам приходилось выступать в неприспособленных залах.  С какими техническими проблемами вы сталкивались?

Н.П: Иногда не было залов для занятий, для разогрева или отсутствовали балетные станки. Но в целом в английских театрах хорошие условия, за исключением полов. Порой они были жесткие, без специального покрытия. Меня выручал опыт, я знаю, как танцевать в подобных условиях.

А.А: Некоторые площадки совсем не были предназначены для балетных спектаклей. К примеру, бетонный пол, на который просто постелен линолеум без заклейки швов. Выступать на такой сцене, прыгать, выполнять сложные элементы, конечно же, очень травмоопасно. Получается, стараешься выступить на 100%, но страхуешься на 90%. Но все же основа балета остается, и ты должен сделать это!

Санкт-Петербургский театр классического балета Марины Медвецкой в Великобритании

– В алматинском театре им. Абая преобладает классика и мало современной хореографии. Вас устраивает такой репертуар?

Н.П: Я люблю как классический балет, так и современную хореографию. Если есть выбор, то я, конечно, выбираю. Но все же мне ближе классика. Считаю, что пока есть здоровье и возможности, надо танцевать классику. Потому что современная хореография, как и неоклассика, требует меньших усилий. В репертуаре нашего театра был балет «Анна Каренина», это, конечно, неоклассика, но очень современный спектакль. Когда он шел, то в театре всегда был аншлаг. Он нравится и артистам.

Я бы хотел, чтобы в репертуаре театра было больше современной хореографии. Надеюсь, что к нам придут новые хореографы, и это будет полезно для театра. Казахстанскому балету вообще не хватает сильных современных хореографов. Хотя для их появления вроде бы все есть, и школа, и академия.

А.А: Наш театр им. Абая прежде всего – академический театр, колыбель казахстанского балетного искусства. Здесь должен быть и есть большой классический репертуар. Но артисты хотят почувствовать что-то новенькое, пропустить через себя новую хореографию, новую пластику. Когда каждый день классика, классика и классика … и от классики переходишь на современную хореографию, то улучшаешь ту же классику. Потому что работают другие мышцы, которые не работают в классике. Когда тело привыкло и к современной хореографии, и к классике, намного легче танцевать.

Я тоже хочу, чтобы в нашем театре было больше постановок современной хореографии. На премьере балета Бориса Эйфмана «Анна Каренина» я танцевал Вронского. Тогда мне было 18 лет. Это одна из моих больших, запоминающихся партий. Это самый любимый спектакль в нашем театре. Приезжал Борис Яковлевич Эйфман, репетировал с нами. Это событие для 18-летнего мальчика. Тогда был мой первый год работы в театре, к концу сезона появилась «Анна Каренина». А в начале сезона ставилась «Красная Жизель», тоже спектакль Эйфмана. Там я также исполнял главную партию – чекиста. Прошло 10 лет, и сейчас эти спектакли, к сожалению, не идут. Они долго присутствовали в репертуаре, были кассовыми, нравились зрителям. Последний раз мы показали балеты Эйфмана в Астане. Две ведущие партии в «Анне Карениной» и «Красной Жизели» вошли в мое сердце и больше никогда не выйдут оттуда. Каждый раз, когда танцую эти спектакли, добавляю что-то от сердца, не меняя постановку, не меняя хореографию …

В 2019 году приглашенные хореографы «Астана-Балет» Дэвид Джонатан и Рикардо Амаранте поставили для нашего театра два современных балета на музыку Баха и Равеля. Для труппы театра им. Абая это был какой-то новый этап. С этими одноактными балетами мы с успехом ездили в Астану и за рубеж. Нам хотелось бы больше таких постановок, но о классике тоже нельзя забывать. Это с детства знакомые «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Жизель», «Щелкунчик» – спектакли, которые я очень много перетанцевал и здесь, и за границей. В прошлом году у нас была возобновлена постановка «Спартака». Я исполнял Спартака – одну из любимых своих партий. Она очень сложна физически, но подходит мне душевно.

Н.П: Я доволен, что работаю в театре им. Абая. Здесь многому научился, здесь многое для меня открылось в мире балета. Я стал другим артистом, по сравнению с тем, каким пришел сюда. Стал понимать балет и мир балета совсем по-другому. Спасибо театру, педагогам и зрителям!

Вадим КРАВЦОВ

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Приложение DKNews для Android Приложение DKNews для iPhone
МИА «DKNews» © 2006 -