«Ангел в тюбетейке» – сияние сквозь время…

666842

В День памяти легендарного казахстанского актера, режиссера, сценариста Шакена Айманова, в год 55-летия его знаменитой картины, исполнительница главной роли Айши, сыгравшая в музыкальной комедии «Ангел в тюбетейке» Шолпан Алтайбаева в беседе с нашим корреспондентом поделилась своими воспоминаниями.

Имя легендарного Шакена Айманова (1914-1970), которое долгое время носит алматинская киностудия, знакомо каждому жителю мегаполиса. Его хлесткий юмор, граничащий с сарказмом, боготворят многие, кто знал Шакена-ага при жизни. Не понятно бывало, то ли он шутит, то ли говорит серьезно. Его называют лучшим актером-импровизатором прошлого столетия. Ему легко давались остросюжетные роли, острохарактерные эпизоды.

Пройдя путь от молодого актера до главного режиссера и художественного руководителя, Шакен Айманов был новатором в своем деле, стоявшим у истоков казахского кинематографа. По воспоминаниям Шолпан Алтайбаевой – героини картины «Ангел в тюбетейке», Шакен-ага был лучшим кинорежиссером, истинным мастером казахстанского киноискусства.

«Столько добрых, светлых воспоминаний, что овладевает трепет перед светлой памятью Шакена-ага. С большим уважением и чувством глубокой благодарности я всегда вспоминаю о нем, даже спустя 55 лет тяжело сдерживать слезы невосполнимой и преждевременной утраты.

Потому что он был очень редким человеком, музыкально одаренным, разносторонним, многогранно интересным, талантливым, веселым, эрудированным. Обладал искрометным юмором, любил жизнь, любил людей. В каждом, кто окружал его, он замечал творческую искру, пытался уловить, выявить и показать этот дар в своих кинокартинах. За это его любили все! За его большое, заботливое, доброе сердце. За умение вносить в жизнь окружающих свет и радость.

Он был человек-праздник, умевший приподнять настроение, рассмешить, обрадовать. Своим творчеством в каждодневную обыденность он привносил свои, аймановские, краски, потому и все фильмы его очень душевные, теплые, добрые, наполненные счастливым светом давно ушедшей эпохи».

– Шолпан Жусуповна, как так получилось, что студентка иняза, не имеющая опыта актерского мастерства, вдруг стала главной героиней в фильме Шакена Айманова «Ангел в тюбетейке»?

– Начну с того, что я изучала когда-то итальянский язык, хотела ехать в Москву, чтобы поступить на факультет романо-германской филологии. Я полюбила итальянскую литературу, мне нравились их песни, фильмы, и тогда я сама, по самоучителю, самостоятельно стала изучать итальянский язык. Я знала, что в те годы в республике не было кадров, не хватало специалистов по итальянскому языку. Я вообще увлекалась языками, у меня была рекомендация преподавателя по французскому языку, я была настроена ехать в Москву, но в последние минуты папа не отпустил меня.

Это было катастрофой для меня, планы рушились, настроение на нуле. Из этого состояния меня спасло лишь то, что меня утвердили на роль Ляйли в фильме «Крылья песни» по роману Николая Анова. В романе, который я читала еще до съемок фильма, фигурировали такие имена, как Курманбек Джандарбеков, Шара Жиенкулова, Куляш Байсеитова, и другие корифеи нашего театрального искусства. Музыку к фильму писала Газиза Жубанова.

И поскольку это был дебют выдающегося казахстанского режиссера Азербайжана Мамбетова, к нему на съемки в Шымкентскую область приехал тогда Шакен Кенжетаевич Айманов, он в то время был художественным руководителем киностудии Казахфильм. Все были в большом восторге, узнав, что приехал сам Шакен Айманов.

И вот, 1 сентября 1966 года, вместо того чтобы сесть за парту аудитории алматинского Института иностранных языков, куда я успела подать документы по настоянию старшей сестры, на факультет французского языка, меня отпрашивают на целый месяц для съемок в фильме «Крылья песни». Безусловно, я горжусь, что мне посчастливилось сняться в этом фильме, повествующем о становлении первого казахстанского музыкального театра.

Именно там, на съемочной площадке, Шакен Кенжетаевич впервые увидел меня. Моим партнером в роли Хаджимукана был Алимгазы Раимбеков. В фильме есть эпизод, где главный герой Муса приводит меня в Кумыс-Хану, напивается там, а моя героиня – девочка аульная, которая на ярмарке яблоками торговала. Оказавшись в непредвиденной ситуации, она стоит в углу и горько плачет, и тут появляется Хаджимукан со свитой джигитов, успокаивает, утешает мою героиню. Во время этой сцены как раз присутствовал Шакен Кенжетаевич, увидев контраст хрупкой девушки и крупного, здорового джигита, он решил, видимо, обыграть это в своей музыкальной комедии «Ангел в тюбетейке». Мы оба были приглашены на съемки его фильма.

Надо сказать, что при первом же знакомстве я сразу почувствовала со стороны Шакена Кенжетаевича доброе, благосклонное отношение к себе. В те годы я еще не понимала, что же он сумел разглядеть во мне? Сейчас понимаю, что помимо внешних данных, его привлекла моя начитанность, образованность, интеллигентность, воспитание, владение иностранными языками.

Я из семьи известного казахстанского журналиста, писателя Жусупа Алтайбаева. Причем Шакен-ага знал моего отца. Вращались в одних кругах, встречались на совместных светских мероприятиях. Шакен-ага, видимо, уловил это мое стремление к искусству, к творчеству, его что-то внутреннее привлекало во мне. Надо сказать, что Шакен-ага пригласил меня тогда не только сняться в его комедийной картине «Ангел в тюбетейке», но и включал в состав всех делегаций.

Будучи студенткой 3-го курса иняза, я была включена в состав делегаций Союза кинематографистов Казахстана на всесоюзный кинофестиваль в Ленинграде, потом в Минске, была в Риге, позже в Тбилиси. Ему нравилась моя речь и то, как я могла представлять Казахстан на крупных международных площадках. Могла выступить с речью на иностранных языках. Надо сказать, что в промежутке перед фильмом «Ангел в тюбетейке» я еще снялась в небольшой роли в картине режиссера Жардема Байтенова «Синий маршрут».

Шакен Айманов еще пригласил меня сняться в роли Марьям в драматическом фильме «Земля отцов», оператором картины был сын Шакена-ага Мурат Айманов, а уже летом – в картине «Ангел в тюбетейке». Роли были написаны специально для нас троих: для Амины Умурзаковой – заботливой мамы Тайлака, Алимгазы Раимбекова, который утвержден был на роль Тайлака, и меня – его избранницы в роли Айши.

Нам также сказали, что не будет никаких фото- и кинопроб, что мы уже утверждены на роли. Такой была история моего вхождения в кино. Не исключено, что со временем Шакен-ага хотел сделать из меня профессиональную актрису, ведь все предпосылки, на его взгляд, на то были.

– Чем примечательна для вас роль Айши, с какими сложностями приходилось сталкиваться?

– Сложностей особых не было, потому что я играла саму себя. Шакен-ага знал, что и Тайлак – Алимгазы Раимбеков, и я с ролью справимся, хоть мы и не были профессиональными актерами. Роли были написаны специально для нас, под наши характеры, этим они и примечательны.

Но был единственный сложный момент, когда Амина Умурзакова – гиперактивная мама Тайлака сообщает, что он падал с лошади, имеет серьезные отклонения. В этот момент я не знала, как правильнее выразить свое изумление. У меня не было актерских навыков, хотелось выглядеть на экране как можно естественнее и правдоподобнее. Молодой была, неопытной, не знала, как правильнее выразить гнев или растерянность. Для меня, как для человека правдивого, ложь и притворство – неприемлемые вещи. В этом и состояла сложность, сыграть состояние искреннего смятения, когда мать любимого человека сообщает нелицеприятные вещи о нем.

Слегка растерявшись, я сделала какое-то зверское выражение лица, сейчас понимаю, что это неправильно было и получилось неестественно и недостаточно красиво. Сейчас понимаю, что каждая киноактриса должна думать, как правильнее преподнести себя в кадре, потому что картина выйдет в широкий прокат и останется в истории. Меня, к примеру, в двух-трех эпизодах снимали вообще без грима, а это попросту недопустимо. Поэтому в некоторых местах я сама себе не нравлюсь, например, в сцене, где мы поднимаемся на фуникулере на Шымбулак, там я вообще без грима.

Оказывается, другие актрисы пересматривают все детали, требуют пересъемок, наносят дополнительный грим, макияж, требуют нужного освещения, ну а здесь все так прошло. Можно сказать, что сложность заключалась в недостатке опыта.

И все-таки я низко преклоняюсь перед светлой памятью Шакена Кенжетаевича, который 55 лет тому назад пригласил меня, непрофессиональную, неопытную девушку-студентку, в свои кинопроекты. Вам не передать, с какой теплотой и любовью он относился к людям, особенно к тем, в ком видел проявление каких-то способностей. Он нес большую миссию художника, пытался показать жителям других стран красоту нашего народа, великолепие нашей природы. Сквозь кинокадры нес в большой мир всю уникальность наших красот. Пытался показать все лучшее, что у нас есть, и наш город, и доброту наших людей, и теплоту отношений, и дружбу, которой дорожил, а главное – любовь к своей Земле!

Шакен-ага никогда не думал о больших гонорарах, регалиях, званиях или почестях. Я свидетель того, как в Ленинграде он весь свой гонорар потратил на встречу гостей, кинематографистов, организовывал широкие банкеты, куда приглашен был весь звездный состав того времени, популярные корифеи театрального и киноискусства. Настолько открытой, щедрой и широкой была его душа.

– Его большой кинопроект – фильм об Абае, который так и не удалось осуществить, вы что-то знали о нем?

– Конечно. Я даже представляла, мечтала, что буду сниматься в нем. Трагизм ситуации состоял в том, что неожиданно для всех оборвалась жизнь Шакена-ага, а вместе с ней и все его проекты. Причем в тот период, когда он серьезно готовился к съемкам фильма об Абае, можно сказать, жил и дышал этим проектом. Все его задумки мысленно уже были выстроены.

Он ни с кем этим не делился, ни на бумаге и никак вообще. Он мысленно продумывал каждую роль, каждую деталь, каждый эпизод. Роли были нацелены на конкретных актеров. Проект об Абае Шакен-ага вынашивал много лет, готовился снять 4-серийный полнометражный фильм, но 23 декабря 1970 года в Москве его сбила машина и случилось непредвиденное. Ему тогда было всего 56 лет. Если бы не трагедия, сколько бы он всего создал!

– А во время съемок Шакен Кенжетаевич учил вас чему-то? Может, были какие-то советы, напутствия с его стороны?

– Он мог показать, как правильнее изобразить что-то. Получалось смешно, но вполне понятно. Его голос с легкой хрипотцой никогда не забыть и не перепутать. Наверное, сложные роли, где требовалась определенная подготовка, мне бы тяжело давались. Но те роли, какие исполняла я, большой сложности не представляли.

Помнится, стояли жаркие летние дни во время съемок «Ангела в тюбетейке»… В городе душно, и после съемок в обеденный перерыв все мы поехали на Медео, подышать горным воздухом. Стоим мы, помню, на мостике, внизу протекает речка Алматинка, и тут же на мостике случайно повстречала своего папу. Мой папа был главным редактором журнала политической сатиры при ЦК КП КазССР «Шмель». Работа его была не из легких, высмеивать и выводить на чистую воду мошенников, рвачей, спекулянтов и прочих несознательных элементов советского периода. Папа в обеденный перерыв тоже поехал подышать воздухом. Там они встретились с Шакеном-ага, поговорили по-свойски. Моя старшая сестра Дана тоже снималась в картине Шакена-ага, играла мать Тайлака – Тану в молодости.

А на вопрос папы, будет ли толк от того, что его дочери снимаются у него, Шакен-ага, похвалив обеих, сказал отцу, что толк будет, нужно только время. Шакен-ага и мой папа – мои духовные наставники, ориентиры, люди, которых я искренне уважала и ценила. Наставления папы, которые он давал своим дочерям: «Не отставать от своих сверстников!» и «Надо учиться, чтобы иметь финансовую независимость!», мы всегда выполняли. А духовная близость с Шакеном-ага объясняется, возможно, и тем, что мой день рождения тоже в феврале – 25 числа. В прошлом году мне исполнилось 75 лет. Я пережила Шакена Кенжетаевича на 20 лет.

С самой юности я очень любила жанр кино, и не за внешний его лоск, а за смысл, за глубину подачи материала, которую пытается передать режиссер своим зрителям. Со временем понимаю, что я могла бы стать неплохим сценаристом, учитывая, что мне очень нравится работать с текстами. Но стала преподавателем французского и итальянского языков, кандидатом филологических наук.

Мой труд востребован, преподаю французский и итальянский языки студентам консерватории – будущим вокалистам. Несмотря на пенсионный возраст, продолжаю трудиться вот уже 20 лет. В год 30-летия Независимости Республики Казахстан была удостоена государственной награды – медали «Ерен еңбегі үшін». Как вы поняли, в жизни моей два серьезных увлечения или, правильнее сказать, призвания – это кино и языки.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

Международное информационное агентство «DKnews.kz» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Тема
Обновление
МИА «DKnews.kz» © 2006 -