Принцип Е – это наш принцип?

16896

Газета «Деловой Казахстан» продолжает освещать тему вовлеченности страны и конкретно ее частного сектора в повестку ESG. В этом материале мы сделаем акцент на таком принципе ESG, как экология. Находит ли данный принцип место в бизнес-стратегиях компаний? Соблюдается ли он? Является ли самым «популярным» из всех главных составляющих ESG, таких как окружающая среда, экология (Е – environment), социальный аспект, забота о людях (S – social) и управление (G – governance).

Принцип Е определяет, насколько компания заботится об окружающей среде и включает влияние на изменение климата, учитывает выбросы парниковых газов и меры по его сокращению, расходы воды, соблюдение экологических законов, инициативы в экологии и использование природных ресурсов.

Стратегические экоцели

Стратегические экоцели страны, являющиеся главным ориентиром и для компаний, таковы: к 2050 году – снизить энергоемкость ВВП на 50% от уровня 2008 года; увеличить долю ВИЭ в структуре энергобаланса до 50%; снизить выбросы углекислого газа в электроэнергетике на 40% от результатов 2012 года. Они были описаны в Концепции по переходу Казахстана к «зеленой экономике» – документе первого уровня, который, собственно, и регламентирует зеленый транзит экономики страны.

Во всем мире уже много лет говорят об ответственном отношении к планете, и в Казахстане это тоже стало мейнстримом. Страна не только декларирует приверженность повестке ESG, но и активно внедряет ее принципы и критерии, как в стратегических документах – Стратегии достижения углеродной нейтральности РК до 2060 года, Концепции инвестиционной политики РК, так и в крупных национальных компаниях АО «ФНБ Самрук-Казына», Национальный управляющий холдинг Байтерек и др.

Частный сектор страны также берет на себя обязательства ответственного отношения к окружающей среде, причем добровольно. Отчасти, да, причины этого довольно прагматичные. Для любой компании внешнее финансирование – банковские кредиты, инвестиции от частных лиц или крупных международных фондов – крайне важны. А без соответствия ESG-критериям крупный бизнес теперь не может претендовать на серьезное финансирование. Банки, инвестфонды и государство не хотят работать с теми, кто не стремится к устойчивому развитию.

На данный момент «зеленая повестка» и внедрение соответствующих ESG-практик стали для казахстанских компаний одними из самых актуальных и в то же время непростых задач: хорошо, мы согласны, но как это внедрить? Нет вопроса: надо ли ESG и ЦУР заниматься? Есть вопрос: как?

И здесь бизнесу РК помогают, в том числе, те организации, чьи эксперты прокомментировали «ДК» ситуацию с внедрением принципа Е в казахстанских компаниях: UN Global Compact в Казахстане, Центрально-Азиатский институт экологических исследований, PwC, «Рейтинговое Агентство ESGQ».

Кто уже соблюдает экоповестку ESG?

Айгерим Оспанова, руководитель ESG-консалтинга Центрально-Азиатского института экологических исследований (CAIER), считает, что ESG стал неотъемлемым элементом деятельности любой компании и в свете глобального тренда на ответственное отношение к природе и ресурсам, формирования уважения к людям, этичность и прозрачность бизнеса, те компании, которые игнорируют эти важные вопросы, рискуют сузить круг потенциальных инвесторов и иметь более дорогое финансирование. Более того, она считает, что ESG-аспекты напрямую связывают задачи бизнеса и государства.

«Экологические требования в Казахстане были актуальными и ранее, а с развитием ESG-повестки продолжают ужесточаться, что отражает растущее внимание к охране окружающей среды и необходимость законодательных изменений. В частности, были обновлены Экологический кодекс, законы и нормативные акты. В стране разработана Стратегия достижения углеродной нейтральности, что будет требовать дальнейшего развития программ по снижению выбросов парниковых газов, планов по повышению энергоэффективности» Айгерим Оспанова

Эксперт отметила, что за последние два года в ряде компаний уже разработаны программы низкоуглеродного развития, в соответствии с которыми они берут на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов.

«Климатическая повестка – это не единственная актуальная тема для Казахстана, на данный момент ведется обновление водного законодательства, которое стремится к определению более жестких требований к использованию и охране водных ресурсов» Айгерим Оспанова

Дарья Гончарова, директор по устойчивому развитию в компании по добыче драгоценных металлов, выделяет две категории компаний в Казахстане, которые стараются соответствовать повестке ESG. В частности, такому ее аспекту как экология. В первую категорию входят довольно зрелые и крупные бизнес-структуры, с достаточным количеством капитала, который дает возможность инвестировать в экологические программы.

«Допустим, существует норматив выбросов в атмосферу, но компания готова купить новый фильтр и выбрасывать еще меньше. Этого никто не требует, но они добровольно хотят данные принципы исполнять» Дарья Гончарова в интервью BaegeNews.kz

Другая категория компаний – те, от которых более серьезной экологичности требуют жители, местные власти и закон, наконец. Они вынуждены внедрять лучшие практики, которые способствуют более бережному отношению к окружающей среде. Но, тем не менее, эксперт уверена, что в Казахстане довольно много компаний, которые созрели до добровольного внедрения лучших Е-практик. Пока это в основном крупные национальные компании, публичные бизнес-структуры, часто – с иностранным капиталом и инвестором.

Дарья Гончарова тоже считает, что хотя ESG-концепция и появилась недавно, но все эти экологические, социальные программы в казахстанских компаниях были уже давно, и они всегда соответствовали экологическому законодательству:

«Чтобы пройти государственную проверку технического, экологического надзора, здесь компаниям уже требуется сделать очень много: соответствовать наилучшим доступным технологиям, иметь деньги на поддержку местного населения, обучать жителей, брать их на работу. Это колоссальные затраты для компаний, особенно частных. Получается, что весь этот объем программ уже выполняли какие-то компании. А ESG – просто новое название для того, чтобы банкам и инвесторам было проще с этим разбираться» Дарья Гончарова

Гулим Абди, директор ESG-практики (Е) Рейтингового агентства «ESGQ», также в свою очередь отмечает то, что казахстанские организации уже много лет обязаны следить за экологическими вопросами:

«Казахстан, как страна с богатыми природными ресурсами, подняла статус экологических требований и нормативов до уровня законодательного акта прямого действия, государство обязало природопользователей выполнять нормативные требования» Гулим Абди

Гулим Абди обращает внимание на интересный аспект – до настоящего времени государственная политика РК в области охраны окружающей среды была сконцентрирована на ее защите, и в данном подходе приоритетом являлось ужесточение наказания за экологические нарушения, в то время как стимулирование устойчивого развития оставалось в декларативной форме.

«Однако в результате подписания нового Экологического кодекса РК 2 января 2021 года существенное значение было придано устойчивому развитию страны. В рамках нового документа предусматривается переход предприятий на наилучшие доступные технологии и автоматизированные системы мониторинга для сокращения выбросов. Таким образом, в качестве основного приоритета экологического законодательства определено содействие устойчивому развитию страны, в том числе в сфере охраны окружающей среды, переходу к зеленой экономике» Директор ESG-практики (Е) РА «ESGQ»

Эксперты приходят к выводу, что в Казахстане принципы ESG, особенно по аспекту Е, являются одним из ориентиров для бизнеса. Компании, действительно, на практике, а не на бумаге стремятся активно сокращать выбросы парниковых газов, участвовать в проектах по охране природных ресурсов и биоразнообразия.

Движущая сила в продвижении стандартов ESG

Президент Касым-Жомарт Токаев на 34-м пленарном заседании Совета иностранных инвесторов говорил, что необходимо поэтапно готовиться к большому энергетическому переходу путем внедрения наилучших доступных технологий. В этих целях, как сообщила Гулим Абди, принятый Экологический кодекс предоставляет предприятиям возможность модернизировать производство за счет полного освобождения от экологических платежей. Президент поручил правительству обеспечить своевременное и качественное исполнение данного требования.

«Без участия бизнеса, особенно крупных компаний, государство не сможет достичь поставленных стратегических целей» Гулим Абди

Крупные компании располагают необходимыми финансовыми и человеческими ресурсами для решения вопросов, связанных с устойчивым развитием, климатической повесткой и национальными стратегическими целями.

В августе 2023 г. Рейтинговое агентство «ESGQ» опубликовало Обзор крупнейших налогоплательщиков Казахстана на предмет их приверженности принципам ESG. По результатам обзора оказалось, что большой бизнес проявляет все более растущий интерес к устойчивой повестке и принципам ESG, однако пока отсутствует общее понимание обязательности предоставления и публикации информации о своем вкладе в устойчивое развитие.

«А проблемы, связанные с изменением климата и убыстряющимся исчерпанием природных ресурсов, требуют срочных действий со стороны бизнес-сообщества. Важно, чтобы крупные компании приняли на себя активную роль в решении этих глобальных вызовов» Гулим Абди

По экологическим критериям только 5 из 50 компаний набрали 5,5 балла – «Казахтелеком», «КазТрансОйл», НК «Казахстан Темир жолы», Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение и НК «КазМунайГаз». Но максимальный балл – 6 – не набрала ни одна компания.

«В контексте реализации Стратегии по достижению углеродной нейтральности Казахстана к 2060 году, компаниям рекомендуется поставить перед собой конкретные, измеримые, амбициозные климатические цели и периодически освещать достигнутый прогресс» Гулим Абди

Хочешь не хочешь, а природу беречь придется

ESG сейчас становится, по сути, доступом к инвестиционному капиталу, и, если у компании мало или совсем нет экологических или социальных программ, против нее могут проголосовать акционеры. Более того, в инвестфонды сегодня приходит неравнодушное к экологизации планеты молодое поколение, которое не хочет работать на грязные компании.

По данным исследования PwC, проведенного в 2021 году, 76% опрошенных потребителей перестанут приобретать продукцию компаний, которые отрицательно относятся к окружающей среде, сотрудникам или сообществу. 86% сотрудников предпочитают работать в компаниях, которые заботятся о тех же вопросах, что и они; 79% инвесторов считают, что риски ESG – важный фактор при принятии инвестиционных решений; а 75% считают, что следует решать проблемы ESG, даже если это снижает прибыльность в краткосрочной перспективе. 49% готовы отказаться от компаний, которые не предпринимают достаточных действий по вопросам ESG.

Казахстанские E-кейсы

Как отмечалось выше, казахстанские крупные компании активно включились в ESG-повестку в той ее части, которая касается экологии. И некоторые из их Е-кейсов становятся уже хрестоматийными. Мы остановимся пока на таких отраслях, как авиация, золотодобывающая промышленность, нефтегазовый сектор и атомная промышленность, где на данный момент реализовано наибольшее количество ярких и масштабных экологических проектов.

Так, Air Astana в аспекте E выбрала для себя следующие направления: эффективное потребление энергоресурсов; снижение выбросов парниковых газов; утилизация отходов; соблюдение требований экологического законодательства. Доказательством того, что компания неуклонно следует стратегии эффективного использования ресурсов и оптимизации потребления электро- и теплоэнергии, явилось то, что в 2022 году она успешно прошла внешний энергоаудит.

Известно, что в рамках мероприятий по снижению выбросов Группа Air Astana заменяет самолеты старого поколения семейства Airbus на самолеты нового поколения A320 и A321 NEO с современными двигателями, обеспечивающими экономию топлива и снижение выбросов CO2 до 20% по сравнению с классическими моделями Airbus.

Компания также обучает пилотов топливо-эффективным полетам, оптимизирует стратегии маршрутизации и применяет практики снижения веса самолетов для сокращения выбросов Co2. Здесь стоит заметить, что согласно данным Всемирного банка, прямые выбросы от сжигания реактивного топлива во внутренней и международной авиации составляют 12% от выбросов CO2 в транспортном секторе и 2,5% – от глобальных выбросов CO2. Реализуя планы по внедрению экологически чистого авиационного топлива (SAF), Air Astana совместно с ЕБРР и НК «КазМунайГаз» приступила к исследованию потенциала производства и потребления экологически чистого авиационного топлива в Казахстане. В 2022 году компания запустила оригинальный проект Upcycling for the Future по творческой переработке использованных деталей самолетов.

Золотодобывающие предприятия также активно реализуют экологические проекты – в июле 2023 года компания «Алтыналмас» первой в Казахстане среди компаний горно-металлургического сектора внедрила на своих объектах «Зеленые правила». Свод включает правила по управлению отходами, а также по охране атмосферного воздуха, водных ресурсов и почвенного покрова. Выбросы загрязняющих веществ на предприятии снижают за счет пылеподавления дорог с использованием специальных реагентов; профилактических работ по эффективности работы пылеочистных установок; замеров автотранспорта на дымность и токсичность, что позволяет вовремя выявить превышение объёмов выбросов отработанных газов.

Известным на всю страну стал «Зеленый проект» золотодобывающей компании RG Gold (ТОО Rg Gold) – это запуск нового горно-металлургического комплекса, который будет работать по технологии CIP (carbon in pulp – «уголь в пульпе»). Такой метод подразумевает выщелачивание золота и серебра цианистыми растворами с последующей адсорбцией металла из пульпы активированным углем. Компания работает и над снижением выбросов.

«Казатомпром» уже многие годы руководствуется Целями устойчивого развития ООН, а также положениями международных стандартов и инициатив. В настоящее время казахстанский урановый концентрат обеспечивает более 40% потребности мирной атомной энергетики и поставляется практически во все страны мира, где эксплуатируются АЭС.

Для снижения выбросов парниковых газов и решения климатических задач «Казатомпром» разработал и утвердил Стратегию декарбонизации и достижения углеродной нейтральности до 2060 года. Компания, согласно реалистичному сценарию, планирует снизить парниковые выбросы к 2030 году на 10-15%, к 2045 году – на 55%, а к 2060 году – полностью достичь углеродной нейтральности.

КазМунайГаз реализует собственную «Программу низкоуглеродного развития на 2022-2031 годы», цель которой – сокращение выбросов парниковых газов на 15 % к 2031 году в сравнении с 2019-м. Также компания вместе со своими партнерами строит проекты в области возобновляемых источников энергии общей мощностью не менее 1 гигаватта с системой накопления энергии на 300/600 мегаватт.

Проблема верификации ESG

У Казахстана пока нет государственных программ, планов и специализированного регулирования в сфере устойчивого развития. Нет и единой стратегии перехода к УР, хотя республика официально присоединилась к Целям устойчивого развития (ЦУР) ООН и интегрировала оценку достижения данных целей в государственную статистику.

По данным директора центра экспертизы ESG Института экономических исследований Айдына Бакдолотова, нет и общей оценки соблюдения принципов ESG в Казахстане.

«Следует отметить, что в Казахстане нет ESG-рейтингов, которые бы оценивали соблюдение принципов ESG, их качество и результаты, как в целом в стране, так и в разрезе компаний. Единственный имеющийся рейтинг, подготовленный PwC Kazakhstan, направлен на оценку раскрытия качества и доступности ESG-информации в публичной отчетности казахстанских компаний. Также имеются отдельные рейтинги по выбранным казахстанским компаниям от Sustainalytics и RAEX-Europe, в большей степени компаний нефтегазового сектора» Айдын Бакдолотов

По мнению Айдына Бакдолотова, связано это с тем, что пока не существует единых общепризнанных стандартов ESG для организаций, также единой методологии формирования отчетности по соблюдению ESG. Чем активней идет речь о внедрении этих стандартов, тем острей становится проблема верификации применения стандартов ESG и верификация «зеленых», «социальных» и «устойчивых» финансовых инструментов.

У ведущих экспертов стран СНГ возникают справедливые вопросы: а кто и как будет проводить эту верификацию на практике? Консультанты, аудиторы, рейтинговые агентства или госорганы? Может, биржи или саморегулируемые организации? Если государство не станет заниматься верификацией само, то должно ли оно регулировать верификаторов и осуществлять надзор за ними? Как осуществлять аудит отчетности по ESG и по каким стандартам? Наконец, каким должно быть соотношение между отчетностью по ESG и общей корпоративной отчетностью, а также между отчетностью по ESG и отчетностью по CSR (корпоративная социальная ответственность)?

Как быть частному сектору?

Одно из решений – консолидироваться под «зонтиком» Глобального договора ООН (ГД ООН) в Казахстане. В его задачи входит – объединение частного сектора, в том числе вокруг Целей устойчивого развития. Если ESG-повестка, по словам Динары Сейджапаровой, управляющей по Казахстану в рамках Глобального договора ООН, являет собой больше идею, то ЦУР – это конкретные, четко прописанные цели.

Динара Сейджапарова, вторя высказываниям вышеуказанных экспертов, говорит, что деятельность в направлении соблюдения ESG-повестки не регламентирована:

«Есть агентства, выпускающие свои рейтинги, есть консалтинговые агентства, но четкой стратегии движения и ключевого держателя процесса нет. А по ЦУРам держатель процесса есть – это ООН. В 2015 году организация объявила о 17-ти целях, и президенты 193 стран, включая Казахстан, подписали документ, который обязывает каждую страну к 2030 году их реализовать. Эти 17 целей и покрывают весь блок ESG» Динара Сейджапарова

На 2022 год количество казахстанских компаний, присоединившихся к Глобальному договору ООН, – самой масштабной в мире корпоративной инициативе в области устойчивого развития – ограничивалось цифрой 7. В 2023 году этот показатель стремительно вырос до 56. Вот некоторые из подписантов ГД ООН: КазМунайГаз, Казатомпром, Самрук-Энерго, КТЖ, Центр развития Алматы, СПК Алматы, СПК Тараз, Фридом финанс, КазНТУ им. Сатпаева.

Присоединение к ГД ООН является решением для тех казахстанских компаний, которые решили включить в свои стратегии ЦУР.

«Мы систематизированно к этому подходим. У нас сильная образовательная платформа, где собраны лучшие кейсы со всего мира и которая доступна каждому нашему участнику. Есть возможность взаимодействия: компании-единомышленники могут создавать внутри нашего сообщества коалиции. Постоянно организуются форумы, конференции. У наших компаний есть возможность поехать на Генассамблею ООН. В этом году несколько компаний из Казахстана это сделали – они смогли поделиться там своими идеями, донести информацию о проблемах, перенять другой опыт. В октябре мы запустили акселератор, где наши эксперты из Нью-Йорка подробно информируют, консультируют казахстанские бизнес-структуры. У каждого подписанта есть возможность отправить на это обучение трех своих сотрудников. По сути, это как целый курс в университете, но ни один университет подобные знания не дает. Все сотрудники, которые прошли наше обучение, смогут самостоятельно заполнять ESG-отчеты» Динара Сейджапарова

Организация практически показывает, как научно обосновать определенные цели устойчивого развития для своей компании, помогает определить, какой параметр для той или иной организации актуален. Получается, что компания на самом деле сможет его внедрить, реализовать и потом отчитаться. Специалисты ГД ООН не просто грамотно разъясняют, но помогают включить ЦУР в бизнес-стратегию компании, ее внутренние документы.

Динара Сейджапарова сообщила, что Казахстан сейчас на первом месте в мире по количеству компаний, присоединившихся к акселератору – курсу лекций по ЦУР, второе место занимает США. Казахстанских участников – 39, участников из Америки – 20.

«За этот я год поняла, что в Казахстане общество серьезно относится к охране окружающей среды, к ESG, ЦУР. В сентябре мы объявили о создании мультистранового консультационного совета, деятельность которого не ограничится только Казахстаном, но будет простираться на всю Центральную Азию. В него вошли: местный руководитель офиса ООН – Микаэла Фриберг-Стори, министр экономики РК – Алибек Куантыров, основатель и основной владелец холдинга Freedom – Тимур Турлов, председатель правления Народного банка Казахстана – Умут Шаяхметова, председатель президиума Национальной конфедерации работодателей – Жумабек Жаныкулов и эколог, основатель Центрально-Азиатского института экологических исследований Асель Тасмагамбетова. Аналогичный состав в данном консультационном совете сформировал и Узбекистан – это представители ООН, правительства, крупного бизнеса» Динара Сейджапарова

Нет социального аспекта, нет и экологии…

Но вот Василий Калабин, менеджер PwC Kazakhstan, ESG-эксперт, связывает экологический аспект с социальным.

«Можно сказать, что в последние годы в Казахстане, как и во многих странах мира, именно экологические вопросы стали обсуждать более активно. Очень часто ESG или устойчивое развитие вообще используют как синонимы охраны окружающей среды, забывая, что там еще есть большие блоки по социальной ответственности и корпоративному управлению. Это подтверждается и нашей работой над рейтингом раскрытия ESG-информации – мы видим, что экологии отводится наибольшее значение в отчетах компаний и их ESG-стратегиях» Василий Калабин

По его мнению, проблема изменением климата и снижения эмиссий парниковых газов – срочная и требует скоординированных усилий государств и частного бизнеса по всему миру. 

«Однако если посмотреть на причину сложности в координации международных организаций и стран и частного бизнеса, то за всем этим стоит именно социальный вопрос. Для сокращения парниковых газов необходимо большое капиталовложение для внедрения новых, дорогих, более безопасных технологий. Но для большинства стран, имеющих значительное удельное население и находящихся на стадии развития, такие меры как поднятие тарифов на электроэнергию или внедрение новых требований, несущих дополнительные затраты для населения или влияющих на удорожание конечной стоимости продукта для людей, – невозможны. Уменьшение неравенства, рост благосостояния, – вот то, что позволит всем странам совместно решить многие вопросы, и в том числе экологические. А когда твое население голодает, то тут не до повестки по изменению климата» Василий Калабин

Однако, как констатировал Василий Калабин, сегодня эксперты PwC Kazakhstan видят рост интереса регуляторов и бизнеса в развитых странах к социальной ответственности, в том числе к защите прав человека по всей цепочке создания стоимости, начиная с поставщиков. Как считает эксперт, этот тренд медленно приходит и в Казахстан:

«В этом году уже в ряде отчетов вы сможете увидеть, что для компаний вопросы прав человека важны, и они намерены обеспечивать их защиту. Это позитивное изменение, которое приведет к улучшению условий труда и в целом качества жизни людей» Василий Калабин

***

Материал подготовлен при поддержке UN Global Compact в Казахстане, Центрально-Азиатского института экологических исследований, PwC Kazakhstan, Рейтингового агентства «ESGQ».

Татьяна БИРЮКОВА

Телеграм-канал «Нефть и Газ Казахстана. Факты и комментарии». Ежедневные новости с краткими комментариями. Бесплатная подписка.

Международное информационное агентство «DKNews» зарегистрировано в Министерстве культуры и информации Республики Казахстан. Свидетельство о постановке на учет № 10484-АА выдано 20 января 2010 года.

Тема
Обновление
МИА «DKNews» © 2006 -