Нур-Султан

0

Алматы

+12

SSE 3628.49

FTSE 100 7083.38

Dow Jones 34258.33

KASE 3 394,81

Brent 76.19

WTI 71.93

Золото 24 185.17

PTC 1 747.31

USD 425.75

RUB 5.85

EUR 499.32

CNY 65.88

Бедность твоя – это жадность и глупость моя

25 июня 2021, 22:0627280

За 2020 год количество нищих людей в Казахстане выросло сразу на 20%. Теперь уже 858,5 тысячи наших сограждан лишены нормального питания, образования, медицины.

Обычный интерьер бедной семьи. Фото: azattyq.org

Самое бедственное положение в Туркестанской области, где нищенствует каждый одиннадцатый житель, в СКО (бедность – 6%), в Мангистауской, Акмолинской и Жамбылской областях (5,8%, 5,3%, 5,2% соответственно). 

858,5 тысячи нищих казахстанцев – это 140,6 тысячи домохозяйств, где на каждого члена семьи приходится по 34 тысячи тенге в месяц. Это около 1100 тенге в день. На эти деньги можно кое-как питаться и всё. На остальное просто не хватит.

Под «остальным» я подразумеваю одежду, средства гигиены, лакомства, игрушки, лекарства и т.д. Про такие «запредельные» вещи как гаджеты, интернет, поход в кино и кафе можно и не мечтать. Вернее, не так. Некоторые блага цивилизации у этих людей есть, но покупаются они в кредит, который перекрывается другим кредитом, и так до бесконечности. Не случайно в 2019 году президент Токаев приказал списать кредитные долги у 255 тысяч человек.

Что делает государство, чтобы искоренить бедность? Ничего не делает. Есть ли у нас единая официальная государственная программа по борьбе с бедностью, как в Индии? Нет такой программы. Существует ли у нас Госкомитет по борьбе с бедностью, как в КНР? Нет, не существует. Внедряется ли у нас практика «социальных договоров», как в России? Нет, не внедряется.

А что же есть? Есть социальные выплаты (которые никак не покрывают расходы нищих домохозяйств). Есть госпрограммы по трудоустройству (которые крайне неэффективны и в основном направлены на краткосрочную занятость). Есть поездки депутатов по бедным районам (которые больше похожи на собственный пиар) и, наверное, всё. Нет, сорри, есть еще бесконечное «вхождение в 30-ку развитых стран».

Между тем совсем рядом, прямо под боком, существует страна, где с бедностью не то что борются, ее искореняют. Это Китай. Почему бы депутатам не изучить опыт соседей?  Я уже подробно описывал опыт КНР (см. «Как Китай победил бедность, и что будет дальше») и сегодня остановлюсь лишь на нескольких моментах.

Борьба с бедностью в Китае – это инвестиции и адресная помощь, стимулирование занятости и оптимизация размещения промышленности. Вот только две цифры. В 2016 году Банк развития сельского хозяйства Китая выделил на 5 лет около 460 миллиардов долларов на сокращение бедности в сельских районах. Создан инвестиционный фонд размером в 1,82 миллиарда долларов для поддержки в бедных районах страны местного производства и сельского хозяйства.

В Китае принято множество программ на развитие села. Это общая и ирригационная инфраструктура, доступность к качественной питьевой воде, медицинским услугам, охват населения связью и интернетом. Кроме этого, стимулируется приток кадров в сельскую местность, организация обучения сельчан, закрепление партработников за бедными селами. Создаются условия для специалистов, направленных в сельскую местность, за счет предоставления квартир, выделения дотаций.

Всё это контролирует комитет по борьбе с бедностью при Госсовете КНР. Благодаря его работе в стране вышло из нищеты 94,4% сельского населения. Средний годовой доход сельских жителей в бедных районах страны рос в среднем на 10,4% ежегодно.

Есть еще одна модель борьбы с бедностью – российская. Она не столь эффективна, потому что в России царствует олигархический капитализм (по сути своей антигуманная модель), а в Китае – наоборот.

«Действующая российская система социальной помощи является дорогостоящей, но недостаточно эффективной, – говорится в докладе Всемирного банка от 26 мая. – Сейчас размер пособий в России слишком мал, чтобы помочь малоимущим выбраться из бедности; 1 рубль, израсходованный всей системой социальной помощи в России, обеспечивает сокращение дефицита дохода бедных только на 0,17 рубля». Под дефицитом дохода понимается разница между доходом домохозяйства и линией бедности.

Да, возможно, это так. Но, тем не менее, многочисленные веерные соцвыплаты в 2020 году снизили бедность в России до минимума пятилетней давности. Отмечу при этом, что в 4 квартале 2020 года величина прожиточного минимума в России составила 11 329 рублей при МРОТ в 12 130 рублей. Сравните с Казахстаном.

Сегодня в России внедряют новые программы борьбы с бедностью, где главным инструментом может стать «Социальный контракт». Этот договор заключается между малоимущей семьей и органом соцзащиты. Государство предоставляет финансовую поддержку, оказывает помощь в трудоустройстве и повышении квалификации. В свою очередь, граждане берут на себя обязательства пройти переобучение, найти работу, развивать личное хозяйство, обеспечивать свою семью и детей устойчивым доходом. То есть, главная цель социального контракта – сделать семью «самоокупаемой». Сейчас в РФ заключено более 58 тысяч социальных контрактов в 21 регионе.

В других странах также есть свои программы борьбы с бедностью. В Индии, например, это программы оплачиваемой занятости, самозанятости, продовольственной безопасности, соцобеспечения, сокращения городской бедности, трудоустройства.

Существуют свои модели в Аргентине, Бразилии, ЮАР, Латвии, Южной Корее и так далее. Конечно, есть вопрос, насколько эти модели действенны и работоспособны. Но это, согласитесь, вопрос вторичный. Важно, что такие модели в этих странах существуют и их можно менять. А вот в Казахстане нет государственной программы борьбы с бедностью. Этим всё сказано.

 

P.S. Заголовок материала – переделанная цитата из Айшека Норама.

 

Андрей ЗУБОВ

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+