Нур-Султан

Алматы

Не сошедший с рельсов, а запоздалый рост мировой экономики

5 февраля 2021, 12:055566

Восстановление экономики Казахстана и укрепление наших позиций во внешней торговле во многом будут зависеть от того, насколько быстро произойдет улучшение ситуации в других странах, выступающих крупными потребителями сырьевых ресурсов.

Однако первый месяц нового года принес некоторое разочарование по поводу замедленного развития мировой экономики. Нерадужные сообщения с виртуального Давоса, пессимистические прогнозы МВФ, первое заседание ФРС США с решением о сохранении низкой учетной ставки, очередные карантинные меры в Великобритании, ослабление экономики Германии, нестабильность в Нидерландах и Италии, всплеск инфекции в Китае и других странах Азии, нестабильность в России. Вот некоторые из основных событий, демонстрирующих то, что пока еще рано говорить о возврате к долгожданной «нормальности».

 

Давос: ускорения не предвидится

Виртуальный формат Всемирного экономического форума, прошедший с 25 по 29 января, показал, что пока многие эксперты сходятся во мнении: мировая экономика начинает 2021 год в более замедленном темпе, чем это ожидалось. Во многом это связано с продолжением роста заболеваний коронавирусом в мире и задержкам в развертывании программ иммунизации. 

По прогнозам Bloomberg Economics, рост мирового ВВП составит в этом году 4,9%. Однако Всемирный банк в этом месяце сократил свой прогноз до 4%, несмотря на то, что на прошлой неделе МВФ дал свою оценку мирового роста на уровне 5,5% в 2021 году и 4,2% – в 2022 году. 

Ожидается, что двойная рецессия охватит Японию, Еврозону и Великобританию. А ситуация в США будет зависеть от того, как быстро возьмет пандемию под контроль новая администрация и сможет ли новый президент «протащить» программу фискального стимулирования экономики, общая стоимость которой составляет $1,9 трлн.

Наибольший оптимизм из всех стран внушает Китай, который смог добиться впечатляющих темпов восстановления экономики, однако меры по частичному карантину в Пекине и других регионах Китая также сдерживают радужные прогнозы по дальнейшему росту экономики этой страны. 

По мнению Тома Орлика, главного экономиста Bloomberg Economics, «возврат к нормальной жизни пока еще представляется маловероятной перспективой». Его мнение созвучно выводу Эрика Ниельсена, ведущего экономиста Unicredit SpA, которое приводит агентство Bloomberg: «Несмотря на то, что уже виден свет в конце тоннеля, мы стоим на долгом и тяжелом пути до полного восстановления. И хотя пандемия будет сдержана в одной части света (благодаря вакцинации), но пока она будет продолжать угрожать остальной части мира, то возврат к нормальной жизни будет невозможным».

По мнению Шона Роше, главного экономиста S&P Ratings в Сингапуре, первый квартал этого года оправдает наихудшие ожидания, однако мы будем наблюдать «не сошедший с рельсов, а запоздалый рост мировой экономики».

 

США: ФРС идет на риск

Внимание мировой экономической общественности на прошлой неделе было приковано к заседанию ФРС США, которое впервые состоялось с момента вступления в должность 46-го президента США Джо Байдена. Как и ожидалось, ФРС приняла решение оставить без изменения ключевую ставку в диапазоне 0-0,25%, что было продиктовано слабым состоянием рынка труда в США, где 9 млн человек до сих пор не могут прийти в себя от потери занятости из-за кризиса, вызванного бушующим в стране коронавирусом. 

Решение ФРС явилось своего рода сигналом того, что пока еще рано говорить о восстановлении экономики США и сворачивании покупок активов со стороны ФРС. Это решение также послужило сигналом, что администрации Байдена предстоит огромная работа по выполнению предвыборных обещаний к возврату американской экономики на тропу устойчивого экономического роста. 

Меры ФРС по сохранению низкой учетной ставки и намерения по дальнейшему стимулированию экономики, подразумевающие продолжение действий по выкупу государственных облигаций, как минимум в размере $120 млрд в месяц, – хорошие новости для администрации Байдена. Он пытается протолкнуть в Конгрессе США почти $2 -триллионный пакет антикризисных мер, который приведет к масштабному росту предложения государственных казначейских бумаг. В этом плане политика ФРС не вызывает удивления, поскольку беспрецедентные бюджетные стимулы со стороны правительства США потребуют соразмерных монетарных стимулов.

Как известно, с начала распространения коронавируса власти США приняли масштабные меры по поддержке экономики. Сначала на сумму в $2,2 трлн, а затем на $200 млрд. В декабре прошлого года был утвержден еще один закон по выделению $900 млрд. В настоящее время администрация Байдена пытается принять помощь на сумму в $1,9 трлн. В случае, если это произойдет, то общий объем бюджетных мер США достигнет $5,2 трлн, что составит примерно одну четвертую годового объема ВВП США. Такой масштаб помощи является беспрецедентным даже для страны уровня США, поскольку, например, первичный объем помощи 2009 года, принятый администрацией Барака Обамы после мирового финансового кризиса 2008 года, составил $800 млрд. 

По мнению Уиллема Буитера, профессора по международным отношениям Колумбийского университета, хотя, в случае принятия нового пакета мер, все эти средства будут потрачены в течение нескольких лет, такая сумма вызывает озабоченность по поводу финансовой устойчивости бюджета США. В связи с этим принятие таких масштабных бюджетных стимулов должно сопровождаться соответствующей им монетизацией. 

До настоящего момента ФРС США как раз выполняла эту работу: с марта 2020 года баланс ФРС США вырос на 70% (с $4,2 трлн до $7,4 трлн). При этом объем частных и государственных ценных бумаг, которые ФРС держит напрямую, увеличился с $3,9 трлн до $6,8 трлн. А пассивы США в основном представляют форму увеличения депозитов депозитных учреждений и баланса Казначейства США. 

Однако, как подчеркивает Буитер в своей публикации для The Project Syndicate, ФРС в настоящее время стоит перед новой грандиозной задачей по выкупу федеральных долговых обязательств, которые выпустит Казначейство США для финансирования новых программ бюджетной поддержки. Это говорит о том, что, скорее всего, баланс ФРС увеличится на сумму в $2,8 трлн, для монетизации декабрьских мер по выделению $900 млрд, а также готовящегося пакета мер новой администрации стоимостью $1,9 млрд.

Эти меры несут в себе риск повышения инфляции, однако, судя по последнему заседанию ФРС, это риск, на который Америка готова пойти. По мнению экспертов, инфляция не будет заметной проблемой в экономике США, как минимум, до начала последнего квартала 2021 года. А к тому времени ожидается восстановление ситуации с коронавирусом и вакцинацией большей части населения США, что позволит отойти от бюджетных и монетарных мер стимулирования экономики. 

Ключевой вопрос по США, таким образом, заключается в том, насколько способна экономика страны впитать в себя дополнительный объем денежных средств без риска возрастания инфляции, что потенциально может нанести ущерб деловой активности в будущем. По мнению экспертов, пандемия коронавируса нанесла глубокие раны американской экономике, которая по итогам прошлого года зарегистрировала самый значительный показатель спада со времен Второй мировой войны (минус 3,5%).

Несмотря на то, что по итогам четвертого квартала экономика США вышла на траекторию роста (плюс 1%), в стране до сих пор 9,8 млн граждан находятся без работы и 23,8 млн взрослого населения не имеют возможности прокормить свои семьи. Это говорит о том, что сильно ослабевшая экономика США способна впитать дополнительную ликвидность, и монетизация бюджетных мер стимулирования вряд ли приведет к значимому инфляционному эффекту. Задача властей, как видно, не столкнуть экономику обратно в рецессию и вернуть население в сферу занятости.

Заседание ФРС подтвердило, что риск восстановления экономики США рассматривается регулятором как более значительный, чем риск повышения инфляции и нагревания мыльного пузыря на фондовом рынке, рост капитализации которого в последние месяцы показал существенную переоценку стоимости американских компаний.

В целом начало этой недели показало, что рост дефлятора потребительских расходов и индекса издержек занятости все же может рассматриваться как знак роста инфляции, что может оказаться проблемой в будущем. Несмотря на то, что многие эксперты сходятся во мнении, что пока еще рано беспокоиться о значительном раскручивании инфляции в США, многие из них ожидают роста цен. 

Так, по мнению экономистов ING, «хэдлайн-инфляция» (включающая цены на все товарные группы) перешагнет порог в 3%, а базовая инфляция – 2,5%. И хотя ФРС уверяет о намерении сохранения низких ставок, рост инфляции заставит регулятора пойти на их постепенное повышение. Как считают экономисты ING,  точкой возврата к более высокой учетной ставке в США станет 2023 год.

Вопрос, таким образом, заключается в том, смогут ли США избежать «приступа гнева по сворачиванию мер поддержки», наподобие 2013 года, когда ФРС дала сигнал о замедлении покупок государственных ценных бумаг, и доходность по 10-летним казначейским бумагам подскочила с 1,6% до 3%. 

Если это произойдет в этот раз, то рынок испытает волатильность и произойдет обвал по многим активам, включая активы на рынках стран с формирующейся экономикой. По оценкам экспертов, обсуждение этой проблемы будет актуально в 2023-2024 годах, когда из-за роста инфляции ФРС будет вынуждена пойти на постепенное повышение ставок. Пока же, по их мнению, шансы США по улучшению экономики выглядят наиболее лучшими среди всех развитых стран.

 

Еврозона: «кто виноват» и «что делать»

Январь показал, что продолжение карантинных мер в ряде европейских стран и слабая активность по массовой вакцинации населения могут обернуться очередным спадом экономики европейских стран. В настоящее время лишь 2% населения Еврозоны получили вакцину от коронавируса, тогда как в Великобритании, например, от коронавируса привились уже 11%. По прогнозам ING, страны Еврозоны не выйдут из рецессии по итогам первого квартала, и возможное восстановление экономики, вероятно, начнется со второго квартала текущего года. 

По их оценкам, из всех развитых стран лишь США, Канада и Великобритания выработают коллективный иммунитет (к коронавирусу) к лету текущего года. Европа же придет к такому результату лишь к концу третьего квартала. Ситуацию в Европе усугубляет тот факт, что Европа начала «искать виноватых» в проблемах с затягиванием вакцинации, что значительно замедляет шансы европейских стран на восстановление промышленного производства и деловой активности в целом. 

Пока же ситуация в Еврозоне выглядит очень неопределенно, чтобы частные инвесторы могли с уверенностью инвестировать капитал в европейские активы.  Даже лидер европейской экономики – Германия, которой удалось в четвертом квартале прошлого года еле-еле выбраться из зоны спада, в январе этого года показала резкое падение климата деловой активности. При этом произошло снижение как текущих компонентов индекса (деловой активности), так и ожиданий по его дальнейшему росту. Франция, занимающее второе место по размерам экономики Еврозоны, вообще стоит перед риском зарегистрировать спад экономики на протяжении последних 15 месяцев.

Как в случае с США, открытие экономики Европы принесет с собой инфляцию, которая к третьему кварталу составит примерно 2%. Однако эксперты предсказывают, что это будет временным явлением, и Европейский центральный банк вряд ли пойдет на решительные меры для ее обуздания. Скорее всего, в начале лета этого года Банк свыкнется с новой реальностью и 2%-я инфляция будет «нормальным ориентиром» для европейской экономики.

Пока же, как в случае с ФРС США, глубокий экономический спад и растущая неопределенность с распространением новых мутаций вируса, ЕЦБ будет придерживаться «свободной монетарной политики». Эксперты ожидают, что в определенный момент в этом году доходность по долгосрочным долговым бумагам все же возрастет, однако ЕЦБ ограничит повышение ставки до конца этого года максимальным значением в 25 базисных пункта. 

(Окончание в следующем номере)


Асель НУСУПОВА, Нью-Йорк

2006 - 2021 © Деловой Казахстан. 16+

info@dknews.kz

novosti@dknews.kz