Нур-Султан

+25

Алматы

+24

SSE 3397.36

FTSE 100 7032.31

Dow Jones 34935.48

KASE 3 086,66

Brent 75.41

WTI 73.95

Золото 24 832.42

PTC 1 625.76

USD 424.44

RUB 5.81

EUR 504.91

CNY 65.72

1997 год: Экономика накануне переноса столицы

10 июля 2021, 01:4114849

В историю Независимого Казахстана 1997 год войдет как год переноса столицы из Алматы в Акмолу и как год принятия первого программного документа страны – Стратегии Казахстана до 2030 года.

фото из книги НБ РК, посвященной 10-летию национальной валюты

Официальное объявление о переносе столицы в Акмолу было сделано 10 декабря 1997 года, а Стратегия-2030 была озвучена президентом страны Нурсултаном Назарбаевым 10 октября 1997 года в рамках Послания народу Казахстана под названием «Казахстан-2030: Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев».

 

Постепенное выздоровление

Эти исторические события пришлись на период, когда Казахстан только начал приходить в себя от шоковых последствий экономической трансформации бывшего коммунистического хозяйства. В частности, по итогам 1997 года второй год подряд был зафиксирован прирост ВВП в реальном выражении (на 2%), снизились темпы инфляции (рост цен составил 11,3% против 28,6% по итогам 1996 года). Положительным моментом также стал рост средней заработной платы в реальном выражении (на 8%).

Несмотря на то, что показатели роста ВВП оказались выше ожидаемых (как со стороны правительства, так и со стороны международных организаций), восстановление экономической активности оказалось узкоотраслевым. Увеличение объемов выпуска продемонстрировали черная и цветная металлургия, нефтегазовый сектор, а также пищевая промышленность.

В остальном же такие отрасли, как машиностроение, легкая промышленность, химическая и нефтехимическая промышленность, электроэнергетика, угольная промышленность и строительство, продолжали пребывать в тяжелом кризисе. Сельскохозяйственный сектор, второй по величине после промышленного производства, также продолжал испытывать огромные трудности. Несмотря на то, что урожай зерновых 1997 года был на 6% выше уровня 1996 года, он составил всего лишь 12,3 млн тонн, что было намного ниже среднего значения за предшествующие пять лет (17,8 млн тонн).

1997 год показал призрачные надежды на преодоление хронического дефицита инвестиций, необходимого для качественного подъема казахстанской экономики. После ежегодного падения капиталовложений в экономику, начиная с 1991 года, в 1997 году объем инвестиций, наконец, вырос на 5%. До этого, по данным МВФ, объем инвестиций в постоянных ценах к концу 1996 года обвалился до 10,2% от уровня 1991 года. При этом отношение валовых постоянных инвестиций к ВВП составило 12% против среднего значения в 18,8% (за период с 1987 по 1990 год). По этому показателю, как подчеркивают эксперты лондонского «Экономиста», Казахстан в 1996 году находился намного ниже среднего значения всех бывших стран коммунистического блока (21,1% от ВВП).

Недостаток инвестиций предопределил структуру казахстанской экономики. В 1997 году начали цементироваться основы казахстанской экономики в сторону снижения доли промышленного производства и сельского хозяйства и увеличения доли сферы услуг. Это во многом явилось отражением так называемого перемещения факторов производства (инвестиций и трудовых ресурсов) в отрасли с «повышенными» ценовым сигналами (то есть в более коммерчески «жизнеспособные» отрасли, продукция которых пользовалась спросом и цены имели перспективу к повышению).

К примеру, в 1991 году промышленность и сектор сельского хозяйства в общем объеме экономики занимали 27 и 29% соответственно. Однако в 1997 году (равно как и в 1995 и 1996 годах) их доля снизилась до 20 и 11% соответственно. При этом доля сферы «прочих» отраслей экономики, что, прежде всего, означало сферу услуг, за этот период удвоилась с 19% до 37%.

Также примечательно, что, несмотря на позитивные изменения в экономике, в 1997 году произошло резкое снижение официального показателя занятости –более чем на 16% по сравнению с предыдущим годом. При этом, на первый взгляд, парадоксально, что показатель безработицы (как официальной, так и скрытой) также снизился с 8,6% (в конце 1996 года) до 7,1% (в конце 1997 года).

Этот «феномен», по мнению исследователей МВФ, объяснялся следующими факторами: оттоком населения из Казахстана и сдвигом занятости в сторону неформального сектора и малых предприятий, которые не подпадали под статистические обследования и, следовательно, не учитывались официальной статистикой. К примеру, в 1997 году снижение численности населения Казахстана составило 5%, и выезд населения из страны, по мнению аналитиков МВФ, скорее всего, служил в то время более привлекательной альтернативой, чем безработица в Казахстане.

 

Сырьевые гиганты обрели новых хозяев

1997 год ознаменовался прогрессом в завершении ряда структурных реформ, сдерживавших экономический потенциал страны. В частности, практически была завершена программа приватизации малых предприятий, объявленная еще в 1993 году. По данным МВФ, в 1997 году «с молотка ушли» 2736 малых предприятий, что практически составляло три четверти от всего количества выставленных на продажу малых предприятий.

Однако продажа крупных объектов по индивидуальным проектам, активно начатая в первой половине 1997 года, к концу года существенно замедлилась. Среди нашумевших сделок по продаже государственных активов запомнилась приватизация одной из крупнейших нефтяных компаний Казахстана «Мангистаумунайгаз», 50% акций которой были куплены компанией, зарегистрированной в Индонезии.

Другой громкой сделкой купли-продажи стала приватизация одной из крупнейших на постсоветском пространстве компании по добыче меди – «Балхашмыс». Победителем тендера по данной сделке в январе 1997 года была объявлена компания «Самсунг», обязавшаяся инвестировать в «Балхашмыс» до 2000 года $700 млн долларов. А также пообещавшая ежегодно пополнять оборотный капитал медного комбината на сумму в $80 млн и удвоить объем производства меди от 100 тыс. тонн в 1997 году до 200 тыс. тонн в 2000 году.

Повышенное внимание к ситуации с продажей «Балхашмыс» было связано с тем, что компания  «Самсунг» выиграла уже третий тендер по приватизации акции медного комбината – до этого победителями объявлялись швейцарская компания «Cam Finance». Затем пакет акций был продан другому инвестору (консорциуму с участием компаний «Гленкор», «Фелпс Додж» и Казкоммерцбанка). Впоследствии, как известно, компания «Балхашмыс» стала активом корпорации «Казахмыс».

Из других объектов запомнились продажи 40% акций национальной телекоммуникационной компании «Казахтелеком» и 60% акций компании «Актюбинскмунайгаз», проданные Китайской национальной нефтяной компании.

Кульминацией года в направлении работы с инвесторами стало привлечение компаний «Шеврон» и «Лукойл» для разработки Карачаганакского месторождения и подписание окончательного «Соглашения о разделе продукции» по разработке данного месторождения сроком на 40 лет. Это событие произошло во время первого официального визита президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США в ноябре 1997 года.

В целом к концу декабря 1997 году правительство подписало 13 контрактов по привлечению прямых иностранных инвестиций на общую сумму $58 млн в виде непосредственных инвестиций и $11 млн – в форме налоговых льгот, что было рекомендовано Казахстану экспертами Всемирного банка.

 

Изменения на финансовых рынках

Помимо реформ в ключевых отраслях экономики, связанных в основном с приватизацией нефтяных компаний, 1997 год также ознаменовался изменениями в финансовом секторе. В частности, были заложены основы для депозитарно-регистраторской системы для развития рынка корпоративных ценных бумаг. Министерство финансов впервые ввело на рынок казначейские ценные бумаги со сроком погашения 2 года, и рынок стал больше торговать активами с более длинным сроком погашения, чем это было ранее.

В 1997 году из Казахстанской фондовой биржи в качестве отдельного юридического лица была выведена Алматинская биржа финансовых инструментов (AFINEX), которая год спустя была заново присоединена к Казахстанской фондовой бирже. Начиная с 1997 года, в Казахстане также стали «оптимизироваться» коммерческие банки – их количество за год снизилось со 101 до 82, а число филиалов банков сократилось практически на 40%, до 582 организаций. В тот год государство стало готовить почву для выхода из банковских структур, многие из которых стали частными в 1998 году.

1997 год показал, что впервые, с начала радикальных рыночных реформ, произошло повышение банковского кредитования экономики в реальном выражении. Объем кредитования, по данным МВФ, вырос в реальном измерении на 9%. Это было связано с некоторым повышением доверия к предприятиям, финансовое состояние которых начало постепенно улучшаться и проблемы неплатежей между ними стали постепенно разрешаться.

Однако, несмотря на прогресс по реформированию банковского сектора, развитие денежно-кредитного рынка в 1997 году прошло с переменным успехом. С одной стороны, снижение инфляции привело к укреплению уверенности во внутреннем рынке, и спрос на деньги, начиная с 1996 года, стал резко повышаться. В первой половине года эта уверенность стала замедляться, и скорость обращения денежной массы в экономике, повышение которой стало наблюдаться с 1996 года, заметно снизилась в первом квартале 1997 года, а к концу июня практически сошла на нет.

В частности, увеличение «широких» денег за первые полгода составило 6,5% (при этом наблюдался как рост наличных денег в обращении, так и рост банковских депозитов, увеличившихся примерно в одинаковой пропорции). Во второй половине года, однако, скорость обращения денег в экономике сильно замедлилась, а также изменилась структура денежного спроса – рост наличных денег значительно превысил рост банковских депозитов.

По данным МВФ, за период с июля по декабрь 1997 года рост наличных денег в обращении достиг 37%, тогда как рост банковских депозитов – почти на 12%. Это во многом явилось результатом роста золотовалютных резервов страны и платежей, начавших поступать за счет размещения первого выпуска еврооблигаций Казахстана в октябре 1996 года.

Ситуация с ростом наличной валюты, немного ошибочно расцененная Нацбанком как повышение внутреннего спроса на деньги, стала создавать давление на обменный курс тенге, который начал к тому времени испытывать трудности из-за надвигавшегося азиатского кризиса. Это давление на тенге усилилось в начале 1998 года, когда Нацбанк приступил к  продаже масштабных объемов иностранной валюты, «позволяя» в то же время некоторое обесценение тенге.

Надвигающийся на Казахстан мировой финансовый кризис еще не оказал в 1997 году значительного отрицательного влияния на финансово-экономическое положение страны в тот период – страна закончила год с размером бюджетного дефицита на уровне 3,8% от ВВП, что на 0,5% (к ВВП) было меньше заложенного в бюджете.

Около 70% бюджетного дефицита было профинансировано за счет зарубежных источников, включавших в себя заемные средства международных организаций и средства от второго выпуска казахстанских еврооблигаций, проведенного в сентябре 1997 года.

Внешняя поддержка позволила Казахстану замаскировать проблему хронической неспособности пополнить налоговую базу бюджета – даже в 1994 году, когда спад производства составил рекордные 17,8%, Казахстан смог получить больше доходов от налогообложения (18,8% от ВВП), чем в 1997 году (около 15% от ВВП), когда страна уже во второй год подряд добилась положительного значения экономического роста.

В целом, если бы не доходы от приватизации, то дефицит бюджета в 1997 году был бы на уровне 6,4% от ВВП, и проблемы Казахстана оказались бы более серьезными. Доходы от приватизации, а также «меры» по задержкам с выплатой заработной платы и другим социальным обязательствам явились ключевыми факторами, почему Казахстан не столкнулся с катастрофическим расширением бюджетного дефицита в тот период.

 

Проблемы во внешней торговле

1997 год также не привел к драматическим изменениям в платежном балансе страны, несмотря на то, что на мировых финансовых рынках стали складываться тревожные тенденции, связанные с азиатским кризисом. Достигнув масштабного увеличения сырьевого экспорта, Казахстан, тем не менее, закончил год со значительным дефицитом текущего счета платежного баланса страны: он в 1996-1997 годах расширился с 3,6% (в 1996 году) до 4,2% (в 1997 году). Как показывают данные МВФ, в 1997 году размер дефицита торгового баланса оказался равным $385 млн, в отличие от $326 млн в 1996 году.

Во многом это было связано с резким ростом импорта, поскольку объем экспорта в стоимостном выражении увеличился на 7,6% (до $6,8 млрд), благодаря росту экспорта нефти и газового конденсата (на 14,8%), а также других сырьевых продуктов. При этом рост экспорта нефти оказался возможным из-за благоприятных цен на мировом рынке, поскольку физические объемы вывозимой нефти даже снизились.

Этот фактор в очередной раз подтвердил, что ахиллесовой пятой успешного экономического развития Казахстана являлись и будут являться инфраструктурные ограничения, связанные с однобокой зависимостью от российского нефтепровода, который «покрывал» только три четверти экспорта казахстанской нефти в 1997 году. На удивление многих стран, Казахстан в какой-то мере пытался разрешить эту проблему путем дорогостоящей транспортировки нефти через схемы обмена нефти с Россией и Ираном. Однако иранский вариант оказался недолговечным из-за споров по качеству казахстанской нефти.

Сосредоточение фокуса на усиленное освоение нефтяных месторождений и экспорт углеводородного сырья наглядно проявилось в тенденции растущего импорта – в 1997 году объем импортных товаров вырос на 8,1%, достигнув $7,2 млрд. Как показывают данные, импорт инвестиционной продукции вырос на 30%. В дополнение к этому, Казахстан стал стремительными темпами наращивать импорт потребительских товаров, увеличение которых составило 50%.

1997 год также заложил основу для другой ключевой тенденции – перемещение торговых потоков со стран бывшего Союза в сторону государств дальнего зарубежья. Как показывают данные МВФ, в 1996 году на страны бывшего Союза пришлось 59% от общего объема казахстанского экспорта. Однако в 1997 году Казахстан поставил туда лишь 46% объемов экспорта.

Постепенно внимание Казахстана стало смещаться от России в сторону Западной Европы, в основном Великобританию и Германию. Такая же ситуация стала наблюдаться и с ввозимыми товарами: если в 1996 году 71% от всех импортных поставок приходился на страны бывшего СССР, то в 1997 году этот показатель снизился до 55%, и место России и других стран Союза заняли поставщики импорта из Германии, США и Великобритании.

 

Асель АЛИШЕВА

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+